Банк России Банк России

Нефтяники включились в борьбу против введения платы за сетевой резерв

В борьбу с одобренной премьером реформой электросетевых тарифов вслед за металлургами вступили и нефтяники. «Газпром нефть», ЛУКОЙЛ и «Сургутнефтегаз» попросили Дмитрия Медведева отменить один из наиболее резонансных пунктов энергореформы — инициативу Минэнерго по введению оплаты неиспользуемого резерва сетевой мощности. Компании считают, что проект не проработан и излишне давит на бизнес. Кроме того, список предприятий, требующих не вводить оплату резерва, пополнила и находящаяся под санкциями США группа ГАЗ Олега Дерипаски.

Глава «Газпром нефти» Александр Дюков, основной акционер и президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов и гендиректор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов 25 сентября предложили премьеру Дмитрию Медведеву отказаться от введения оплаты за неиспользуемый резерв электросетевой мощности. Эту меру нефтяники считают экономически и технически необоснованной и указывают на то, что она приведёт к росту затрат промышленных потребителей.

Речь идёт о неиспользуемой трансформаторной мощности электросетей, к которым подключены промпотребители (потребление свыше 670 кВт). Проблема вызвана тем, что ряд предприятий снизили спрос или изначально заявляли сетям слишком оптимистичные планы по энергопотреблению, не выведя производство на запланированный уровень. Минэнерго предложило переводить потребителей на оплату лишней мощности с 2020 года, начав с 10% неиспользуемого объёма и перейдя к полной оплате к 2024 году. Новые потребители будут сразу платить за весь объём присоединенной мощности. Премьер 4 сентября поддержал идею. Проект нормативных документов должен быть подготовлен к 31 октября.

По мнению нефтяников, оплата резервов не приведёт к оптимизации электросетей, поскольку наличие лишних мощностей в большей степени связано с неточностью планирования их развития. Эффекты от принятия постановления не подтверждены анализом дефицита сетевой мощности в конкретных узлах, расчётами снижения затрат на содержание сетей. Кроме того, не учитывается то, что при отсутствии нового спроса затраты на вывод избыточных сетей сопоставимы с затратами на новое строительство, отмечается в письме.

Нефтекомпании также указали, что для предприятий с собственной генерацией реформа увеличит финансовую нагрузку – из-за введения частичной оплаты передачи электроэнергии, которая не поступает из внешней сети, а производится на собственном энергоисточнике. «Фактически вводится оплата услуги, которую сетевые организации не оказывают, – заявляют топ-менеджеры. – Это дестимулирует оптимизацию структуры генмощностей и топливоиспользования (утилизация по путного газа и отходов производства)». В компаниях на запросы не ответили.

Это не первая жалоба крупного бизнеса на идеи Минэнерго и «Россетей». Премьера просили не вводить оплату сетевого резерва и дифференциацию тарифов ФСК химики и металлурги – СИБУР, «Русал», НЛМК, «Металлоинвест», Evraz и «Северсталь». Также об отказе от введения платы за резерв вице-премьера Дмитрия Козака просил президент группы ГАЗ Олега Дерипаски Вадим Сорокин. Автоконцерн делал акцент на санкциях США и опасался, что новые обязательства поставят под угрозу российское машиностроение. Дополнительную нагрузку для себя группа ГАЗ оценила в 8% от конечного тарифа в первый год перехода на оплату резерва. При этом «с учётом роста тарифа на мощность темпами, значительно превышающими инфляцию, общее удорожание для предприятий машиностроения составит не менее 20% конечного тарифа», следует из письма. Общие затраты на допоплату мощности составят 0,6 млрд рублей в первый год и достигнут 6 млрд рублей в год при 100-процентной оплате резерва.

Г-н Сорокин также считает, что электросети уже получают оплату на содержание сетевой мощности через свой тариф, никаких выпадающих доходов от неиспользуемых резервов у них не возникнет. При резервировании мощности учитывается совмещение возможных нагрузок с работой соседних питающих центров вне зависимости от максимальной присоединённой мощности потребителя, отмечает он, «поэтому совокупный объём сетевой мощности в энергосистемах существенно меньше максимальной присоединённой мощности потребителей». «Резерв» мощности глава группы ГАЗ счёл «бумажной» величиной, которая не является ограничением для новых подключений.

Федор Корначёв из Sberbank Investment Research объясняет, что сейчас есть две категории потребителей – те, кто используют сетевое оборудование, предназначенное для них, практически полностью, и те, нагрузка которых существенно меньше. На деле это должно приводить к определённому перекосу в оплате компаниями сетевых услуг, так как часть платежей за сети для второй группы перекладывается на первую, замечает эксперт. Введение платы за резерв призвано перераспределить нагрузку на его содержание и стимулировать потребителей с большим резервом отказаться от него в пользу других, снизив необходимость в строительстве новых мощностей, считает г-н Корначёв.

Коммерсант