Энергоцены не догнали инфляцию

Подведение ценовых итогов 2020 года на российском энергорынке, оказавшихся вполне ожидаемыми, обернулось информационным фарсом. Первым данные из отчёта «Совета рынка» 8 февраля опубликовал «Коммерсант». Громкие формулировки понравились остальным СМИ, новость оказалась на верхних строчках информационных лент. Наиболее распространённый заголовок сообщал, что цены на электроэнергию в России достигли пятилетнего максимума. Власти увидели имидживые риски и, подключив регуляторов, принялись разъяснять СМИ, что вся информация о росте «одноставки» на ОРЭМ ниже инфляции не имеет никакого отношения к тарифам для населения. В новом потоке комментариев, содержащих прописные истины, почти потерялась ключевая проблема, сходный взгляд на которую подтвердили все участники рынка: объём «надбавок» в цене мощности достиг почти 70%; без исключения хотя бы части нерыночных обвесов работоспособность модели уже в ближайшие годы вызывает большие сомнения.

Энергоцены не догнали инфляцию

Одноставочная цена ОРЭМ – ключевой показатель оптового энергорынка, состоящий из сумм стоимости мощности и электроэнергии на рынке «на сутки вперёд» (РСВ). В 2020 году «одноставка» в первой ценовой зоне (1 ЦЗ, европейская часть России и Урал) увеличилась на 3,4% и составила 2,54 тыс. рублей за 1 МВт*ч, во второй ценовой зоне (2 ЦЗ, Сибирь) – на 0,6%, 1,78 тыс. рублей за 1 МВт*ч. Такова основная новость, содержащая в ежемесячном (декабрьском) обзоре «Совета рынка». Это ниже официальной инфляции, уровень которой по распоряжению президента является «красной чертой» для регуляторов: в прошлом году она составила 4,9%. По предварительной оценке Росстата, цены производителей промтоваров в 2020 году выросли на 3,6%, напоминают в «Совете производителей энергии».

Первым из СМИ до материалов «Совета рынка», распространяемых по закрытой подписке среди участников ассоциации, по традиции добрался «Коммерсант». Бизнес-издание попыталось максимально «хайпануть» на профильной теме и поместило материал о динамике оптовых цен на электроэнергию, интересных, прежде всего, промышленности, на первую полосу. Громкие формулировки и жирные выносы с данными о росте одной из составляющих – цены мощности (в 1 ЦЗ на 14,3%, до 884 тыс. рублей за 1 МВт в месяц; во 2 ЦЗ – на 7,1%, до 652,2 тыс. рублей) – сработали.

Новость подхватили другие СМИ, причём наиболее распространённым заголовком стала прямая цитата из текста Ъ: «Цены на электроэнергию в России достигли максимального значения за последние пять лет». Почему историческая глубина оказалась именно такой – непонятно. Для большего эффекта срез мог быть более глубоким. Цены на электроэнергию в 2020 году, несомненно, были выше, чем в 2013-м или 2010-м, что логично с учётом перманентных усилий правительство по сдерживанию инфляции и отсутствия каких-либо намёков на дефляцию. Как отмечают в «Совете рынка», рост цен на электроэнергию вызван в том числе такими факторами, как повышение расценок на топливо (газ, уголь), увеличение стоимости промпроизводства геноборудования, индексация оплаты труда.

Власти, пристально следящие за новостной повесткой, увидели репутационные риски и вместе с регуляторами принялись успокаивать граждан, разъясняя СМИ, что энергоцены, о которых идёт речь, не касаются населения, покупающего электричество для бытовых нужд по регулируемым тарифам. В результате этой мыслью начинался и заканчивался официальный комментарий замглавы Минэнерго Павла Сниккарса. Цены на электроэнергию для населения в прошлом году выросли в среднем менее, чем на 3,5%, рост цен для всех категорий потребителей в среднем по России оказался ниже официальной инфляции в 4,9%, говорится в сообщении «Совета рынка». «Таким образом, в части ценовой динамики соблюдается поручение президента РФ о недопущении роста цен (тарифов) на электроэнергию выше инфляции», – указал регулятор.

Сутевая претензия крупной промышленности к динамике оптовых энергоцен сводится к тому, что рост, пусть и в рамках инфляции, произошёл на фоне снижения потребления электроэнергии в России в 2020 году на 2,3%. «Энергорынок работает неправильно, углубляя спад и замедляя восстановление экономики: рост цены при сокращении спроса и избытке мощностей противоречит рыночным законам, поощряет отраслевую неэффективность и снижает привлекательность энергосистемы для потребителей», – заявили «Коммерсанту» в «Сообществе потребителей энергии».

Стабильность энергоцен – ключевой фактор выбранной двухставочной модели российского энергорынка. Случившийся спад потребления подтолкнул составляющие одноставочной цены ОРЭМ в разных направлениях: цена энергии на РСВ падала (в 1 ЦЗ на 6%, до 1,2 тыс. рублей за 1 МВт*ч, во 2 ЦЗ – на 3,9%, до 859,5 рублей); цена мощности росла. Помимо снижения спроса на цену РСВ давило увеличение ценопринимающих заявок АЭС и ГЭС, работавших в условиях высокой водности. Но при снижении спроса тот же объём платы за мощность приходился на меньшее количество потребителей, что увеличивало её удельную цену.

Ценовая динамика и антиволатильная модель ОРЭМ активно обсуждалась в первой половине прошлого года, когда на фоне коронавирусного спада потребления крупная промышленность сочла необходимым просить о поддержке за счёт генераторов. Летом «Сообщество потребителей электроэнергии» предложило властям до конца года снизить на 50% уровень оплачиваемой мощности, и, пересчитав прогноз конечных цен относительно инфляции, сократить ранее запланированные инвестиции в электроэнергетике.

«В 2020 году оптовая цена электроэнергии росла существенно ниже инфляции, давая промышленности возможность восстановиться на фоне сложной экономической ситуации из-за коронавируса», – заявили 8 февраля в Минэнерго.

Если бы предложение крупной промышленности было принято в середине года за шесть месяцев электроэнергетический сектор мог недосчитаться пары сотен миллиардов рублей. В 2020 году общая стоимость мощности составила 809 млрд рублей, что на 8,9% выше показателя 2019 года, сообщили в «Совете производителей энергии». Из них, по данным «Совета рынка», на долю надбавок пришлось 558 млрд рублей или 68,9%.

В предыдущие годы рост цен на мощность бывал и более значительным (в 2019 году – 15,5%, в 2017 – 32,2%; в 2016 – 22,5%), но одноставочная цена оставалась в пределах инфляции, отмечают в ассоциации генераторов. Помимо снижения спроса на цену мощности в 2020 году повлияли увеличение объёма нерыночной надбавки для выравнивания тарифов на Дальнем Востоке (6,8 млрд рублей), вводы по ДПМ ВИЭ, АЭС, ГЭС (около 48 млрд рублей). Суммарная стоимость мощности также росла из-за перехода всё большего объёма мощностей в период «дельта-ДПМ», когда предусмотрен ускоренный возврат вложений, отмечает аналитик «ВТБ Капитал» Владимир Скляр. Отказ от надбавки на обеспечение безопасности АЭС позволил потребителям сэкономить 7,9 млрд рублей, а снижение объёма вынужденной генерации на 15,3% – 2,6 млрд рублей, указывают генераторы.

При этом все ключевые игроки сектора солидарны в том, что в ближайшей перспективе рынок должен быть постепенно очищен от обвесов, которые направлены, в том числе, на поддержку смежных отраслей или на решение социальных проблем в отдельных регионах. В Минэнерго заявили, что выступают «против решения неэнергетических вопросов за счёт платежей за электрическую энергию и за сокращение нерыночных надбавок». Эксперты «Совета рынка» «последовательно и настойчиво высказываются за снижение нерыночных надбавок в отрасли или замене их бюджетным финансированием».

Против включения «растущих год от года нерыночных (поддержка потребителей отдельных регионов или отдельных технологий) надбавок» в контур ОРЭМ выступают и в «Совете производителей энергии». Но генераторы напоминают, что существует два вида надбавок к цене мощности. Первые необходимы для развития генерации, вторые – для решения иных задач. От последних, безусловно, надо очищать рынок, говорят производители, но отмечают, что инвестнадбавки возникли как следствие несовершенства механизмов оптового рынка. РСВ и конкурентный отбор мощности (КОМ) по причине зашитых в них ограничений не позволяют создавать адекватные рыночные ценовые сигналы и привлекать средства на инвестиции: РСВ компенсирует затраты на топливо, КОМ – текущие затраты на содержание оборудования и плановые ремонты. «Поэтому эти надбавки если и можно убрать, то только изменив рынок – усилив конкуренцию, увеличив волатильность за счёт снятия сдерживающих механизмов и т.д.», – говорят в «Совете производителей энергии».

Острота проблемы, очевидно, будет нарастать и дальше. Сейчас Владимир Скляр прогнозирует, что рост конечных цен на электроэнергию в 2021 году составит 5,5%: основными факторами станут 21-процентная индексация цены КОМ и 7-процентный рост других надбавок, в первую очередь, за счёт программ ДПМ ТЭС и вводов ВИЭ, платежи за которые почти удвоятся. В ноябре «Совет рынка» представил прогноз, согласно которому «одноставка» в базовом сценарии в 2021 году вырастет более значительно: в 1 ЦЗ – на 5,9%, во 2 ЦЗ – на 9,4%. На цену мощности будут влиять, прежде всего, вводы новых ВИЭ-электростанций, запуск энергоблока Ленинградской АЭС-2 мощностью 1,2 ГВт (ориентировочно в феврале) и вывод из ремонта энергоблока №3 Берёзовской ГРЭС «Юнипро» на 800 МВт (в июне). Это увеличит цену мощности в 1 ЦЗ ещё на 0,5%, во 2 ЦЗ – сразу на 15,6%. Сейчас регулятор актуализировал прогноз: по текущим расчётам «Совета рынка», нерегулируемая цена электроэнергии с учётом мощности в 2021 году может вырасти на 5,6%: в 1 ЦЗ – на 3,8%; во 2 ЦЗ – на 13,4%.

Ситуацию с нерыночной нагрузкой на ОРЭМ, вероятно, можно сдвинуть с мёртвой точки, но для продвижения вопроса в правительстве потребуются коллективные усилия всех участников рынка и регуляторов, говорит один из экспертов сектора. Но пока потребители предпочитают устраивать публичную шумиху из-за того, что цены на ОРЭМ в 2020 году не снизились, хотя всем с самого начала было очевидно, что реальной целью является удержание ставок в границах инфляции, чего, собственно, добиться удалось.


Автор: Сергей Исполатов

Другие пользователи читают

Отборные изменения

Минэнерго обсуждает с другими регуляторами и ключевыми игроками сектора возможные корректировки трёх основных конкурсных...

2 июля 2021 в 17:37