Распредгенерацию приглашают на опт

Заседание Экспертного совета при комитете по энергетике Госдумы, состоявшееся на прошлой неделе, оказалось весьма глобальным. На думской площадке генераторы, потребители и Минэнерго обсуждали проблемы действующей модели российского энергорынка. Энергетики предлагают перенести спецнадбавки из цен оптового рынка в розницу на конечного потребителя, что позволит равномерно распределить нагрузку. Крупная промышленность признаёт, что такой шаг сделает ситуацию менее острой, но это лишь временная заплатка, имеющиеся проблемы будут копиться. Необходимо решать вопросы принципиально, пусть не все сразу, но так, чтобы больше к ним не возвращаться, говорят покупатели ОРЭМ. Очевидный вариант – перенести нагрузку на бюджет – поддерживают все участники рынка, регуляторы сектора и даже Минэнерго. Проблема в том, что против выступает финансовый блок правительства, в реальность продавить его сопротивление никто в секторе не верит.

Распредгенерацию приглашают на опт

Источник: Ruud Morijn Photographer/Shutterstock

Ситуация с перекрёстным субсидированием в энергетике, когда за счёт одних потребителей дотируются другие, с каждым годом ухудшается. По данным «Совета рынка», в 2020 году объём «перекрёстки» достиг 528 млрд рублей; это примерно на четверть больше, чем годом ранее. Перекрёстное субсидирование на розничных рынках регулятор оценил в 237 млрд рублей, на ОРЭМ объём «перекрёстки» между группами потребителей составил 291 млрд рублей. Основная часть последней цифры – 210 млрд рублей – приходится на субсидирование тарифов для населения через регулируемые договоры (РД); ещё 25 млрд в рамках РД «съедают» девять регионов «с особенностями функционирования оптового и розничного энергорынков». Выравнивание тарифов до среднероссийского уровня в ряде территорий Дальнего Востока в прошлом году обошлось в 38 млрд рублей, надбавки для Калининградской области составили 18 млрд рублей.

В прошлом году российскому энергорынку в его нынешнем виде (с момента утверждения действующих правил ОРЭМ) исполнилось 10 лет. В теории выбранная схема и сейчас устраивает всех участников рынка: двухставочная модель защищает от волатильности, а принцип отбора мощностей «по кривой спроса» достаточен для развития сектора. Это признают даже потребители, всегда имеющие претензии к работе ОРЭМ. Но проблема в том, что вполне рыночная схема на протяжении 10 лет дополняется совсем нерыночными элементами. К настоящему моменту за счёт ОРЭМ решается множество непрофильных задач, включая соцподдержку населения, создания условий для инвестиционной привлекательности регионов, выстраивание федеральной системы утилизации мусора и т. д.

Отдельной проблемой являются надбавки к цене мощности на ОРЭМ – их объём в прошлом году «Системный оператор» оценивал в 450 млрд рублей. В обширный список доплат входят как инвестнадбавки, необходимые для обновления действующей генерации, так и решающие иные задачи. Так, большинство участников сектора убеждены, что ДПМ ВИЭ 2.0, в первую очередь, нацелена на поддержку отечественной промышленности – производства компонентов ВИЭ. Но потребители ОРЭМ уже оплачивают его создание в рамках первой волны поддержки «зелёной» генерации, и для дальнейшего существования ВИЭ-инвесторы могли бы поискать деньги в других источниках. Ещё больше негатива в секторе вызывает программа строительства мусоросжигательных заводов: пока «РТ-Инвест» и «Ростех» смогли пролоббировать оплату за счёт ОРЭМ пяти МТЭС. Допрасходы на оплату огромных капзатрат этих проектов, решающих экологические задачи, потребители начнут нести позднее, после ввода строящихся объектов. Но уже сейчас «РТ-Инвест» активно лоббирует в правительстве решение о строительстве за счёт ОРЭМ ещё 25 МТЭС, на которые инвестор намерен потратить 650 млрд рублей.

Сейчас доля мощности в одноставочной цене электроэнергии на ОРЭМ составляет 53% (≈1,24 рубля из 2,34 рубля за 1 кВт*ч). При этом, по данным «Совета производителей энергии», на цену КОМ (без учёта надбавок к цене мощности) приходится лишь 19% прогнозной нерегулируемой цены мощности (≈175 тыс. рублей из 920 тыс. рублей за 1 МВт в месяц в первой ценовой зоне в 2021 году). Всё новые надбавки к цене мощности на оптовом рынке стимулируют крупных промпотребителей уходить в сектор распределённой генерации. Снимая с себя бремя допрасходов, промышленники увеличивают нагрузку на остающихся, раскручивая тенденцию. Именно эта проблема, сформулированная как «Введение мер, ограничивающих уход потребителей с ОРЭМ: за и против», 21 января стала темой заседания Экспертного совета при Комитете по энергетике Госдумы.

Во имя справедливости

Потребители покидают ОРЭМ и уходят на розничный рынок по двум причинам: из-за нерыночных надбавок на оптовом рынке и «перекрёстки» в сетях, указывают генераторы. Во втором случае промпотребители на сетях высокого напряжения должны нести больше экономически обоснованных затрат для содержания более протяжённых сетей низкого напряжения. «Россети» ещё в 2018 году предложили перераспределить эту «перекрёстку» «более справедливо», за счёт повышения тарифов ФСК для крупнейшей промышленности при снижении ставок для остальных и введении платы за неиспользуемые сетевые резервы. Проект вызвал много споров и на фоне резкой критики со стороны промышленников забуксовал в правительстве.

Из-за большого и постоянно растущего объёма нерыночных надбавок к цене мощности потребителям всё чаще становится выгодна даже небольшая скидка, которую способна обеспечить розничная генерация, не попадающая под надбавки, указывает «Совет производителей энергии».

«В текущей модели оптового и розничных рынков создано искусственное привилегированное положение менее эффективной розничной генерации, что стимулирует потребителей оптового рынка к переходу на распределённую/розничную генерацию», – говорится в релизе Ассоциации генераторов по итогам мероприятия в Госдуме.

Согласно ранее озвучивавшимся расчётам «Совета рынка», в 54 субъектах для потребителей на среднем (35 кВ) и высоком (110 кВ и выше) уровнях напряжения в 2020 году было экономически эффективным строительство собственной распределённой генерации со сроком окупаемости 7–10 лет. Именно на этой группе потребителей зачастую сосредоточена «перекрёстка» в сетевом тарифе, указывают генераторы. При этом уход потребителей из опта в розницу повышает цены для остающихся: потеря 1 ГВт потребления увеличивает цену на величину до 1,5%. Искусственное привилегированное положение розничной генерации не подтверждается её эффективностью, отмечают в «Совете производителей»: по удельным расходам условного топлива показатели распредгенерации по итогам 2019 года составили 400 г на 1 кВт*ч против 306,2 г в ЕЭС России и 220 г на передовых ПГУ.

Для предотвращения ухода потребителей на распредгенерацию в первую очередь нужно очистить оптовый рынок от надбавок, полагают генераторы. Необходимо оптимизировать количество и размер надбавок, оставив лишь те, что обеспечивают реализацию уже принятых инвестрешений (КОММод, ДПМ) и направлены на обеспечение надёжности электроснабжения. Остальные надбавки должны быть ликвидированы, новые надбавки не должны вводиться. Здесь «Совет производителей энергии» обозначает три возможных пути для очистки рынка. Первый – переложить все или часть надбавок на федеральных/региональные бюджеты, второй – развивать конкуренцию на рынке, сняв ограничения на цену РСВ и ликвидировав механизм РД. Третий сценарий предполагает перенос надбавок на уровень розницы и сбор их в сетях, что позволит равномерно распределить нагрузку на конечных потребителей и закроет ценовую лазейку. Аргументируя это предложение, генераторы ссылаются на международный опыт Германии, Дании и Польши и указывают, что такое решение позволит создать равные условия не только для участников оптового и розничных рынков, но и для розничных потребителей, независимо от наличия распредгенерации. На практике надбавки ОРЭМ предполагается выделить в отдельную строку в платёжке конечных потребителей.

Потребители посылают в бюджет

Предложение производителей энергии ожидаемо не устраивает крупную промышленность. Принудительный вывод всей генерации мощностью от 1 МВт на оптовый рынок «на какое-то время снимет остроту», но принципиально не решит проблему, так как надбавки к цене мощности по своей природе нерыночны, говорит замдиректора «Сообщества потребителей энергии» Валерий Дзюбенко. Предложение «размазать» надбавки «ровным слоем» по потребителям на розничном рынке, по сути, ничем не отличается от схемы дифференциации тарифа ФСК и введения платы за сетевые резервы: речь идёт о прорастании нерыночных механизмов в новые зоны энергорынка и перемещении массы нагрузки «из угла в угол», без сутевого решения проблемы, считает он.

«Привилегированного положения розницы, о котором говорят генераторы, нет. Перекос происходит не потому, что в рознице что-то не так, а потому, что проблемы копились в оптовом сегменте, и сейчас, вместо того чтобы их решать, предлагается перенести их в новый сегмент и размазать по большему количеству потребителей», – говорит г-н Дзюбенко.

По удельным затратам розничная генерация всегда проигрывает оптовой из-за эффекта масштаба, но в ряде случаев она необходима для других задач, добавляет представитель потребителей. Так, часть распредгенерации позволяет нефтяникам решать экологические вопросы утилизации ПНГ. При выводе на опт такие станции могут оказаться нерентабельны, тогда нефтедобытчикам выгоднее будет вернуться к факельному сжиганию ПНГ на месторождениях. Чтобы избежать вывода на опт, часть промышленников предпочтёт оборвать связи своей генерации с единой энергосистемой, создавая замкнутые энергоострова. Впрочем, объём «островизации» окажется не слишком значительным: речь, по словам г-на Дзюбенко, может идти о 4–5 ГВт распредгенерации. Но после этого блоки перестанут приносить «общественную пользу» и страховать ЕЭС. При этом перенос надбавок к цене мощности на розничных потребителей не остановит дальнейшее развитие распределённой генерации: цена энергии газопоршневых установок на период жизненного цикла (LCOE) зачастую оказывается ниже одноставки опта, указывает он.

«Надбавки в рознице, если они появятся – это надолго. А для потребителей лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Нужно уходить от ручного управления и решения проблем других секторов за счёт потребителей ОРЭМ, возвращаться к первоначальной модели, где свободные цены РСВ и КОМ, формирующиеся в конкурентных условиях, покрывают все потребности энергетиков и при этом формируется приемлемая цена. Для начала можно убрать с рынка межтерриториальную перекрёстку, переложив её на бюджет, а развитием регионов, переработкой мусора, социальной поддержкой заниматься с помощью других инструментов», – говорит Валерий Дзюбенко.

Всесторонняя оптимизация

Минэнерго получило коллективное предложение энергокомпаний и анализирует его, будет обсуждать с широким кругом энергетической общественности, говорит директор департамента развития электроэнергетики Минэнерго Андрей Максимов. Инициатива может рассматриваться как инструмент более справедливого перераспределения финнагрузки между потребителями.

Сейчас в цене ОРЭМ предусмотрены дополнительные составляющие, направленные на обеспечение возврата инвестиций при строительстве генерирующих мощностей, развитие ВИЭ и урегулирование социальных вопросов в отдельных регионах, например, на Дальнем Востоке, которые повышают привлекательность перевода генерации в розницу. Прежняя модель была компромиссной: крупная промышленность получила право не платить общие надбавки за объём потребления, покрытый собственной генерацией. Но бизнес стал оптимизировать свои расходы в ущерб общим интересам: предприятия стали просто брать в долгосрочную аренду рядом стоящую генерацию и уводить её с ОРЭМ, повышая надбавочную нагрузку на остающихся, отмечает г-н Максимов. Вдобавок уходя на розничную генерацию, потребитель (при сохранении возможности в любой момент потреблять электроэнергию из сети) не оплачивает услуги по передаче, тем самым дополнительно увеличивая нагрузку на остальных и избегая участия в субсидировании тарифов для населения.

Аргумент о необходимости распредгенерации для решения иных задач, например, экологических, также не кажется чиновникам убедительным. Промышленники строят удалённый производственный объект и на первоначальном этапе заказывают прокладку ЛЭП, которая возводится за счёт инвестпрограммы сетевиков, то есть расходы распределяются на всех потребителей региона. По мере выхода на плановые показатели они ставят генустановку, связанную с основным производством, и потребляют энергию от собственной генерации. Построенная электросетевая инфраструктура поддерживается сетевиками в исправном состоянии, при этом её содержание в большей степени оплачивается за счёт тех же потребителей региона. Кроме того, новая генерация не несёт надбавочного бремени ОРЭМ, снижая общее потребление, то есть увеличивая расходы остающихся на рынке.

«Правительством РФ принимаются соответствующие решения, которые должны оплачиваться всеми потребителями, а часть потребителей говорит, что не будет за это платить. Если проводить аналогии, то это выглядит как отказ платить налоги, потому что они не хотят, им невыгодно или не нравится, как тратятся эти деньги», – полагает директор департамента Минэнерго.

При этом в Минэнерго также говорят о необходимости оптимизации объёма надбавок на ОРЭМ: при обсуждении любых проектов на энергорынке министерство практически всегда отправляет заявителей искать бюджетное финансирование.

«В кабмине есть множество инструментов, но это долгий и многоступенчатый путь через Минфин. Нужно представлять внятные расчёты эффектов, за получаемые деньги нужно отчитываться и т.д. Всем проще сходить на ОРЭМ – отчётность практически не нужна, доходность хорошая, возврат гарантирован», – отмечает г-н Максимов.

«Никто не говорит о том, чтобы просто перераспределять имеющую нагрузку. У нас есть две части уравнения: слева – надбавки и тариф на передачу, то есть сумма, которую необходимо собирать для нормального функционирования сектора; справа – потребители, на объём которых сумма будет делиться. Мы ведём работу в обоих направлениях. Оптимизация инвестпрограмм, перекладывание части надбавок на бюджет, сокращение уровня перекрёстки в тарифе приведёт к сокращению суммы, которая должна быть оплачена потребителями. При этом в секторе есть потребители, которые исключили себя из числа плательщиков собственным управленческим решением. Мы полагаем, что это неправильно и необходимо оптимизировать обе части этого уравнения», – считает г-н Максимов.

Дискуссия о переносе части надбавок на бюджет продолжается, добавляет он, но о результатах этой работы говорить пока преждевременно. Часть надбавок имеет отношение к энергетике (например, генерация в Крыму и Калининграде), часть – нет (например, ТБО), отмечает г-н Максимов. В теории на бюджет можно перенести и те, и другие расходы, но инициативы ожидаемо встречают сопротивление Минфина. С одной стороны, большинство участников сектора полагает, что «продавить» Минфин не удастся, чиновники вряд ли согласятся переложить даже часть расходов на бюджет. С другой, против трансляции оптовых надбавок в розницу наверняка будут бороться отдельные крупные потребители.


Автор: Сергей Исполатов

Другие пользователи читают

«Цифровизация» обернулась «ручным вводом»

Приоритетный проект НТИ «Энерджинет» «Цифровой район электрических сетей (РЭС)», пилотно реализованный «Россетями» в...

25 февраля 2021 в 14:58
Энергоцены не догнали инфляцию

Подведение ценовых итогов 2020 года на российском энергорынке, оказавшихся вполне ожидаемыми, обернулось информационным...

9 февраля 2021 в 11:14