Неуловимый ремонт

Судебные разбирательства по факту аварии на Берёзовской ГРЭС, которых энергорынок надеялся избежать после подписания в декабре прошлого года мирового соглашения между «Юнипро», «Системным оператором ЕЭС» (СО) и Федеральной антимонопольной службой (ФАС), становятся всё более запутанными. Генератор в московском арбитраже выиграл дело по первому иску структур «Русала», а затем неожиданно проиграл два других – суд постановил разорвать договор предоставления мощности (ДПМ) по Берёзовской ГРЭС и вернуть «Русалу» суммарно 115 млн рублей, оплаченных по этому договору. Теперь суд рассмотрит четвёртый иск, к которому на стороне металлургов подключится НП «Сообщество потребителей энергии». Основ для компромисса пока не видно, обе стороны, вероятно, будут оспаривать не устраивающие их решения во всех вышестоящих инстанциях, а возникающие правовые коллизии создают почву для новых судебных тяжб. Разбирательства осложняются спецификой энергорынка и разноплановыми решениями, которые уже вынесены судами.

Неуловимый ремонт

Источник: popcic / Shutterstock.com

11 июня Арбитражный суд Москвы рассмотрит четвёртый иск структур «Русала» к «Юнипро». Алюминщики требуют разорвать ДПМ по третьему энергоблоку Берёзовской ГРЭС и вернуть ему суммарно 385 млн рублей «неосновательного обогащения». Первый иск (судья Дубовик), поданный Братским алюминиевым заводом (БрАЗ) на сумму чуть более 174 млн рублей, был отклонён, второй (Саяногорский алюминиевый завод (САЗ), более 91 млн рублей, судья Козлов) и третий (Новокузнецкий алюминиевый завод (НкАЗ), более 24 млн рублей, судья Дранко) – удовлетворены. Во вторник московский арбитраж рассмотрит аналогичный иск ««Русал энерго» на сумму 96 млн рублей.

Фабула дела такова: третий энергоблок Берёзовской ГРЭС был построен по ДПМ и сдан в эксплуатацию в октябре 2015 года. В феврале на нём произошёл пожар, блок был остановлен. В мае «Юнипро» актуализировало стоимость ремонта (40 млрд рублей, 27 млрд уже вложено) и сроки возвращения блока в эксплуатацию (декабрь 2019 года). Из-за особенностей регламентов рынка потребители в течение девяти месяцев после пожара продолжали возвращать генератору инвестиции в рамках ДПМ по аварийному блоку, суммарно заплатив 950 млн рублей. В феврале прошлого года ФАС признала «Юнипро» и «Системного оператора ЕЭС» (СО) нарушителями антимонопольного законодательства, но в декабре стороны подписали мировое соглашение, утверждённое судом. В соглашении, в частности, было признано, что «Юнипро» законно получало плату за блок после аварии, а оборудование не является утраченным и подлежит восстановлению. Но такой исход дела не удовлетворил «Русал», единственного потребителя оптового рынка электроэнергии и мощности (ОРЭМ), который обратился в суд по поводу расторжения ДПМ по Берёзовской ГРЭС.

Позицию «Юнипро» в суде поддерживали все ключевые регуляторы рынка, включая «Системного оператора», НП «Совет рынка» и Минэнерго. После оглашения решения по первому делу в середине апреля в пользу генератора наблюдатели предполагали, что это решение станет определяющим при рассмотрении остальных исков. Однако этого не произошло: два других судьи поддержали требования «Русала».

«Ситуация, когда по трём абсолютно идентичным искам судьи принимают противоположные по своей сути и аргументации решения, формально возможна. Но на практике этот случай неординарный. Судьи, рассматривающие последующие дела, учитывают ранее вынесенное решение. Здесь же оно было полностью проигнорировано», – отмечает адвокат Алексей Мельников.

Споры о ремонтах

В вынесенных судебных решениях просматривается разность взглядов судей на саму природу механизма ДПМ, понятие мощности и другие специфические особенности сектора. Судья Дубовик в решении по иску БрАЗа указала, что рассмотрение вопроса поставки мощности невозможно без принятия во внимание системообразующего аспекта этого механизма.

– Именно аспект совокупности поставщиков и покупателей мощности обеспечивает бесперебойное энергоснабжение в каждый момент времени и позволяет поддерживать работу энергосистемы в штатном режиме с учётом постоянной необходимости проведения ремонтов и других ситуаций приостановки работы генерирующего оборудования, – отмечает управляющий партнёр адвокатского бюро «Чернышов, Лукоянов и партнёры» (представляет в суде интересы «Юнипро») Григорий Чернышов, ссылаясь на мотивировочную часть решения суда по первому иску.

Из этого решения следует, что ремонт является действием, направленным на поддержание геноборудования «в состоянии готовности к выработке электрической энергии», и должен оплачиваться другой стороной ДПМ. Временная неспособность оборудования к выработке не означает нарушения поставщиком мощности своих обязанностей по ДПМ. Ремонт – такое же надлежащее исполнение обязательств по ДПМ, как и эксплуатация электростанции, написано в решении суда по иску БрАЗа.

– Но второе решение по иску САЗа закладывает мину под всей правовой конструкцией ОРЭМ. Суд проигнорировал природу ДПМ как инструмента возврата инвестиций, постановил, что как только объект временно утрачивает способность к выработке, потребители ничего не получают и не должны платить за мощность. То есть, по логике суда, мощность во время ремонтов оплачиваться не должна, – отмечает г-н Чернышов. – Из этого же решения следует, что действия, предпринимаемые сейчас «Юнипро» на Берёзовской ГРЭС, не являются ремонтом. При этом, суд не приводит критериев того, что же является ремонтом. Это открывает простор для квалификации законных действий генераторов по восстановлению работы оборудования как «не ремонт». И в данном случае суд оценивает это как основание для расторжения ДПМ. Из решения суда прямо следует, что любое неисполнение ДПМ, к которому суд, очевидно, приравнивает и ремонт, признанный судом «не ремонтом», является существенным нарушением ДПМ и формирует основания для его расторжения.

Кроме того, решение по делу САЗа затрагивает интересы инфраструктурных организаций. Из него, в частности, следует обязанность СО осуществлять фактический мониторинг состояния энергообъекта при любом ремонте, отмечают юристы «Юнипро». Решение по второму проигранному иску адвокаты генератора комментируют более лаконично.

– Решение по иску НкАЗа построено исключительно на позиции «Русала», суд в своём решении цитирует утверждения алюминиевой компании, игнорирует позицию «Юнипро», организаций инфраструктуры, Министерства энергетики и так же, как и «Русал», не приводит абсолютно никаких доказательств для обоснования своей позиции, – говорит Григорий Чернышов. – Суд пришёл к выводам, что авария может быть основанием для расторжения ДПМ, а действия по ремонту – злоупотреблением правом.

На стороне «Русала» к четвёртому делу (по иску ««Русал энерго») намерено выступить НП «Сообщество потребителей энергии», ранее металлурги самостоятельно участвовали в процессе против «Юнипро» и регуляторов.

– Авария нанесла ущерб потребителям, которые, заключив ДПМ, были вправе рассчитывать на снижение цены на электроэнергию и сокращение объёма оплачиваемых резервов мощности. Однако поставщик этого не обеспечил, – разъясняет позицию потребителей представитель ассоциации. – Никакого нарушения инвестиционных обязательств со стороны потребителей нет. Напротив, поддержание готовности оборудования к поставке электроэнергии должно обеспечиваться поставщиком, в том числе через надлежащую эксплуатацию объекта. В акте причин расследования аварии Ростехнадзор указал на нарушения правил эксплуатации и ошибки эксплуатационного персонала, которые привели к возникновению и развитию аварии. Период и состав мероприятий по восстановлению работоспособности объекта соизмеримы с мероприятиями и сроками нового строительства и никак не могут быть квалифицированы как одно из эксплуатационных состояний действующего генерирующего объекта.

Получить комментарии в «Русале» пока не удалось.

Между тем, юристы «Юнипро» отмечают, что акт Ростехнадзора не содержит однозначных выводов о причинах аварии. Кроме того, причины аварии, в чём бы они не заключались, не имеют никого значения для расторжения договора и оплаты мощности.

Процесс затягивается

Противоположные решения Московского арбитража вынуждают оспаривать их обе стороны. 29 мая апелляционную жалобу по делу БрАЗа подал «Русал», «Юнипро» также будет оспаривать решения, принятые не в пользу генератора, подтвердил «Перетоку» Григорий Чернышов. С учётом процессуальных сроков Девятый арбитражный апелляционный суд, вероятно, сможет начать рассматривать жалобы по существу в сентябре-октябре. Его решения вступят в силу, а у сторон останется право на кассационное обжалование. В итоге разбирательства могут дойти до Верховного суда, не исключают юристы, участвующие в процессе. Стоит отметить, что именно девятый арбитраж утверждал мировое соглашение между «Юнипро», СО и ФАС в декабре прошлого года, по которому получение денег, которые требует вернуть «Русал», было признано законным. Немаловажно, что в апелляции дела рассматриваются «тройками», составы которых по однотипным делам, с большой долей вероятности, будут как минимум пересекаться.

Пикантности добавляет тот факт, что ситуация вокруг Берёзовской ГРЭС во многом стала поводом для поручения вице-премьера Дмитрия Козака проработать исчерпывающий перечень оснований для разрыва ДПМ. Речь идёт не только о действующих договорах, но и юридической конструкции, которая будет подписываться в рамках общероссийской программы модернизации ТЭС стоимостью 1,9 трлн рублей. 27 мая Минэнерго опубликовало проект постановления правительства, указав в нём только формальные, уже прописанные в нормативной базе основания для разрыва ДПМ. В проект не вошли ни радикальные предложения потребителей, ни более умеренный вариант, согласованный генераторами, в котором речь шла о консервации на срок свыше одного года либо просрочке срока поставок более чем на три года. Регуляторы выступили против изменений. Повторение «проблемы Берёзовской ГРЭС» невозможно, отмечали ранее в «Совете рынка»: вопрос оплаты мощности во время аварийного ремонта на будущее уже разрешён. 1 февраля 2017 года вступили в силу изменения в типовой договор о присоединении к торговой системе ОРЭМ, исключающие получение оплаты мощности геноборудования, если на нём в течение 60 суток не обеспечивается возможность выработки энергии. С 1 января 2018 года также были изменены правила ОРЭМ: скорректирован порядок снижения оплаты мощности при неготовности оборудования, поправки блокируют оплату после 120 часов непрерывного снижения максимальной мощности.

Оспаривая договор по Берёзовской ГРЭС, «Русал» утверждает, что иск не несёт угрозы всей конструкции ДПМ. При этом головная структура холдинга – En+ – оказывается в двоякой позиции. С одной стороны, алюминиевая компания является крупнейшим потребителем во второй ценовой зоне ОРЭМ (Сибирь). С другой – En+ контролирует «Иркутскэнерго», которое выиграло право на модернизацию 65 МВт Иркутской ТЭЦ-6 и должно будет заключать такой же ДПМ, как и «Юнипро». Кроме того, разрыв ДПМ по Берёзовской ГРЭС может создать проблемы для самого «Русала»: без действующего ДПМ потребитель потеряет статус участника ОРЭМ, указывали в секторе; металлурги были с этим не согласны. Не исключено, что подтверждение решения первой инстанции о разрыве ДПМ обернётся новыми судебными разбирательствами между регуляторами и «Русалом» по этому поводу.


Автор: Сергей Исполатов

Другие пользователи читают

Мобильная генерация подешевеет

18 мобильных газотурбинных электростанций (МГТЭС, суммарно 405 МВт), которые сейчас базируются в Крыму, получат статус...

4 Октября 2019 в 02:53
Право на эксперимент

Уже сегодня «Газпром энергохолдинг» (ГЭХ) может подписать соглашение о покупке у «Газпромбанка» крупного игрока на рынке...

3 Октября 2019 в 15:41
США не волнуют мировые цены на нефть

Атака дронов на объекты Saudi Aramco, вероятно, окажется одной из главных новостей года в мировой энергетике. Взрывы,...

23 Сентября 2019 в 11:55