«Новая реальность диктует нам новые условия»

Пандемия коронавируса COVID-19 отразилась на экономике большинства стран мира. Не стала исключением и Россия. Дополнительные трудности в отечественной энергетике возникли из-за нарушения традиционных экономических цепочек, в том числе очевидных сложностей с поставкой импортных запчастей и обслуживанием иностранного геноборудования. О том, как справляются с кризисом в одной из крупнейших компаний сектора – «Зульцер Турбо Сервисес Рус», о перспективах развития собственной производственной базы в России и внедрения передовых технологий, поговорили с директором по продажам компании Дмитрием Масловым.

Дмитрий Маслов

– Как пандемия COVID-19 отразилась на бизнесе «Зульцер» в России?

– Любой кризис – это и сложности, и возможности одновременно. Безусловно, мы столкнулись с некоторыми объективными затруднениями, продиктованными необходимостью обеспечения дополнительных мер безопасности, проведения карантинных мероприятий, а также с логистическими ограничениями. Заметно снизилась активность наших заказчиков в тех направлениях, которые принято называть инвестиционными, с прицелом на перспективу, – в первой половине года мы наблюдали минимум тендеров на закупки под склады и стратегические запасы. При этом плановые ремонтные кампании проводятся в полном объеме – заказчики максимально ответственно подходят к ремонтам-2020. Здесь мы чувствуем себя уверенно, так как имеем крупный портфель действующих долгосрочных контрактов – с одной стороны, и высокий уровень локализации – с другой. Мы практически не зависим от наших европейских коллег и готовы выполнять работы любой сложности своими силами. С начала года провели 8 инспекций на ГТУ наших заказчиков, Центр восстановления в Екатеринбурге работает в штатном режиме.

– Есть ли различия в работе подразделений компании в России и в мире в условиях противовирусных ограничений?

– У нас 16 тысяч сотрудников на 150 производственных площадках по всему миру. Как и любая глобальная компания мы, конечно, более восприимчивы к общемировым сложностям, чем локальные игроки. Где-то это ощущается чуть более серьёзно – вплоть до полного временного закрытия производства; где-то чуть менее – как, например, в России: мы заранее подготовили комплекс мер, позволивших минимизировать влияние пандемии на наши бизнес-процессы. Конечно, очень многое зависит от решений и введённых ограничений властей в конкретных регионах присутствия – нет какого-то одного универсального рецепта: каждая производственная площадка сейчас – это отдельный кейс с совершенно разными граничными условиями. Но сейчас мы уже наблюдаем очень плавное возобновление деятельности всех наших площадок и офисов в мире. Менеджментом Sulzer разработан план, который позволит максимально снизить последствия временных ограничений.

– Какова доля «Зульцер» на рынке сервисных услуг в России? Сколько энергоблоков находится на сервисном обслуживании компании, какова их мощность?

– Если говорить о рынке РФ, то сегодня в нашем портфеле долгосрочных сервисных контрактов – 28 ГТУ, эксплуатируемых на 16 электростанциях. Суммарная мощность обслуживаемого парка составляет 3,5 ГВт. Важно подчеркнуть, что 7 газовых турбин из этого списка появилось в нашем портфеле с начала 2020 года – несмотря на объективные сложности, продиктованные пандемией, мы продолжаем наращивать объёмы нашего бизнеса. Таким образом, доля компании на рынке сервиса ГТУ, входящих в наше технологическое портфолио, составляет примерно 25%.

– Как коронавирусные ограничения сказались на взаимодействии «Зульцер» с контрагентами и заказчиками?

– Разумеется, новая реальность диктует нам новые условия. Мы стараемся максимально эффективно использовать имеющиеся ресурсы и действовать проактивно – не подстраиваться, а предвосхищать изменения на рынке. Ещё в середине марта мы начали переводить сотрудников на удалёнку. Критически важным для нас было сохранить тот уровень взаимодействия и постоянного обмена информацией, который был выстроен с заказчиками и партнёрами. Здесь нам на выручку пришли цифровые технологии – все наши встречи и совещания ушли в онлайн. Сейчас все наши офисные сотрудники работают дистанционно. Как я уже отмечал ранее, в период пандемии мы заключили ряд новых долгосрочных сервисных контрактов. Так что, как показала практика, при правильной организации удавлённой работы её качество не страдает. На площадках наших заказчиков мы принимаем повышенные меры безопасности – для нас приоритетом является здоровье как наших сотрудников, так и персонала заказчика. Все необходимые меры также приняты на нашем производстве в Екатеринбурге.

– Ранее «Интер РАО» и «Т Плюс» просили Минэнерго освободить генераторов от штрафов за несвоевременный вывод энергоблоков из ремонтов, ссылаясь на трудности при доставке прежде всего импортных запчастей и при командировке специалистов на электростанции. Как вы решаете эти вопросы? Есть ли у вас отставание от графика по ремонту и обслуживанию геноборудования?

– Конечно, период пандемии стал вызовом для всей отрасли. Объективно, к такому повороту событий невозможно быть готовым на 100%, поэтому на первый план выходит скорость реакции и качество организации работ. Однако если говорить о наших действующих контрактах, то «Зульцер» в полном объёме продолжает выполнение обязательств перед заказчиками – нами не остановлена ни одна инспекция, не сдвинуты сроки ни по одному из ремонтных комплектов в нашем Центре восстановления. Благодаря своевременной подготовке и качественному планированию все наши объекты полностью обеспечены необходимыми запасными частями и расходными материалами. Существенную роль играет и то, что мы обладаем значительным уровнем локальных компетенций – как я отмечал ранее, у нас нет критической зависимости от зарубежных коллег. Безусловно, определённые трудности всё же есть – это и логистика, и специфика работы в условиях санитарно-эпидемиологических ограничений. Сейчас главную роль играет командное взаимодействие «заказчик – подрядчик», и здесь хочется отдельно поблагодарить наших коллег из генерирующих компаний, которые с пониманием относятся к ситуации и оказывают нам полную поддержку. Могу сказать, что мы действительно в одной лодке и, что очень важно, гребём в одну сторону.

– Как устроена работа сервисного центра компании в Екатеринбурге?

– Центр по восстановлению деталей горячего тракта газовых турбин в г. Екатеринбурге вышел на полную мощность. На сегодня мы обладаем предприятием полного цикла для проведения ремонта элементов горячей части газовых турбин любой степени сложности. Восстановление рабочих и направляющих лопаток самой популярной в РФ газовой турбины ГТЭ-160 (V94.2) стоит у нас на потоке. В 2019 году полностью освоили технологию ремонта компонентов машин типа 6Fa+e. Также есть опыт ремонта некоторых частей для 13E2MXL и серии SGT. Все необходимые технологические переделы расположены у нас под одной крышей: мы полностью собственными силами проводим инспекцию состояния поступивших лопаток и других элементов горячей части в аттестованной лаборатории, восстанавливаем геометрию деталей и добиваемся необходимого для дальнейшей эксплуатации состояния основного металла, наносим необходимое защитное покрытие и производим финишные операции с последующим выходным контролем. Технологический процесс абсолютно идентичен любому из сервисных центров Sulzer такого класса в Европе и Америке. Наши специалисты постоянно участвуют в программе ротации кадров, а также в семинарах по обмену опытом, проводимых на площадках глобальной сети экспертов Sulzer по всему миру.

То есть наши заказчики, отправляя детали на ремонт в Екатеринбург, могут быть абсолютно уверены в полном соответствии локального продукта мировым стандартам Sulzer. При этом им не придётся нести дополнительные финансовые затраты, связанные с вывозом частей за рубеж. Помимо этого, стоимость человеко-часа в России ниже большинства европейских стран, что делает локальный ремонт компонентов горячей части для них максимально выгодным.

– Каков срок восстановления «горячей части»: сколько времени занимает ремонт?

– Срок восстановления напрямую зависит от степени износа и выявленных повреждений деталей и, как следствие, от необходимого уровня ремонта. Например, продолжительность лёгкого ремонта может составлять всего 30 дней, а тяжёлого – 5–6 месяцев. Также это зависит от типа турбины и технологических решений, которые применяются при изготовлении её компонентов.

– Каков срок эксплуатации восстановленных лопаток?

– Абсолютно идентичный новым частям. Если ресурс лопаток 1-й ступени турбины типа ГТЭ-160 версии 3, например, составляет 33 000 ЭЧЭ, то и ресурс восстановленного в нашем центре комплекта лопаток будет таким же. Более того, в рамках проведения ремонта, по согласованию с заказчиком, мы можем предусмотреть модернизационные мероприятия, которые позволят увеличить срок эксплуатации частей горячего тракта после ремонта.

– Сколько стоит такое восстановление? Каков объём ежегодных заказов, сколько комплектов в год восстанавливают в Екатеринбурге?

– Восстановление лопаток является весьма эффективным решением для оптимизации затрат заказчиков, особенно если в парке есть несколько турбин одного типа. Можно так сформировать график вывода оборудования в ремонт, что будет обеспечена возможность ротации частей между турбинами. Это значительно сократит потребность в новых частях на жизненный цикл ГТУ. Стоимость восстановления деталей горячего тракта в среднем составляет 30–40% от стоимости новых. Мощность нашего центра – 60 ступеней газовых турбин в год. Сейчас мы имеем стабильную загрузку в районе 80% от проектной мощности. С начала коммерческой эксплуатации специалистами центра отремонтировано более 3000 деталей.

– В ближайшее время власти обещают доработать нормативную базу для включения в программу модернизации ТЭС газовых турбин. Как «Зульцер» планирует свою работу в этом направлении? Кто выступает вашими партнёрами? Какие решения властей необходимы для перехода к практической реализации проекта?

– С первого дня нашей философией была локализация всего пакета сервисных услуг на территории РФ – полевого сервиса, восстановительного ремонта частей и их производства. Такую стратегию мы принимали исходя из бизнес-соображений – в то время локализация ещё не была всеми озвучиваемым трендом. Мы первыми в партнёрстве с «Ротек» провели большую инспекцию газовой турбины полностью российским персоналом, первыми локализовали технологию восстановления мирового уровня на территории РФ. Как вы понимаете, мы поступательно движемся к максимально возможному с технологической точки зрения уровню локализации сервиса ГТУ. Сейчас мы изучаем экономическую целесообразность дооснащения нашего центра в Екатеринбурге для производства лопаток газовых турбин из литых заготовок. Уже понятно, что есть чёткий объём рынка, на покрытие которого хватит одного производственного комплекса, оснащённого необходимым оборудованием для производства деталей всех представленных в РФ классов турбин. Кроме того, нами разработаны решения по модернизации установленного парка ГТУ. Здесь наш подход состоит в том, что мы берём за основу потребности каждого из наших заказчиков, а не просто предлагаем пакетные решения. Хотя такие, безусловно, у нас тоже есть.

– Перспективные планы «Зульцер» в России. Каковы среднесрочные (долгосрочные) цели, которые ставит перед собой компания?

– Как я уже отмечал, мы продолжим работать над повышением уровня локализации, будем расширять нашу технологическую линейку. Уже ни для кого не секрет, что в 2019 году Sulzer приобрёл одного из крупных игроков рынка обслуживания малых турбин. Будем расширять наше присутствие в нефтегазовом секторе и на рынке СНГ – все предпосылки и фундамент, который мы закладывали на протяжении трёх лет, у нас есть. Кроме того, мы готовы предлагать конкурентоспособные решения по модернизации установленного парка ГТУ, срок эксплуатации которого уже подходит к необходимости продления ресурса. Мы всегда ставим перед собой только самые амбициозные цели, поэтому хотим в среднесрочной перспективе стать крупнейшим независимым сервис-провайдером на рынке РФ и стран СНГ.

– Какие сегменты инжиниринга, на Ваш взгляд, являются наиболее перспективными в текущих условиях в России?

– В первую очередь те, которых сейчас в России нет – это литьё лопаток, полный цикл их производства, проектирование новых турбин и модернизационных пакетов к ним. Также я считаю необходимым развитие такого направления, как supply chain (цепочка поставок / кооперация с другими производственными предприятиями) – в стране много небольших производств, которые способны выполнять отдельные операции, необходимые для производства компонентов газовых турбин. Всё это нужно объединять одной цепью, создавая производственные кластеры. Так этот рынок работает во всём мире.

– Каков текущий объём портфеля заказов «Зульцер» в России? Какую динамику вы прогнозируете?

– Мы уверенно смотрим в будущее – сейчас в нашем портфеле более 300 млн евро долгосрочных договоров, действующих до 2033 года. Несмотря на жёсткую конкуренцию, которая обусловлена ограниченностью рынка и практически полным отсутствием новых вводов блоков ПГУ, наш бизнес продолжает расти в среднем на 5–7% в год. Это достойный результат на фоне того уровня неопределённости, который сейчас есть в отрасли. Если нам удастся воплотить в жизнь те планы, которые мы себе наметили, то мы существенно расширим своё присутствие на наших традиционных рынках, а также громко заявим о себе в нефтегазовом секторе и на рынке СНГ.

На правах рекламы


26 Мая 2020 в 17:40