«Наше ключевое преимущество в борьбе за статус генпроектировщика – независимость от участников рынка»

В этом году отечественный энергосектор переходит к более длинному горизонту планирования – конкурентные отборы мощности (КОМ) отныне будут проводиться на шесть лет вперёд, а не на четыре года, как было раньше. В ходе подготовки к переходу в профильном сообществе возобновилась дискуссия о качестве системного прогнозирования в энергетике в целом и коэффициентах резервирования мощностей на ОРЭМ в частности. О перспективах пересмотра величины «резервов», необходимости создания института генерального проектировщика и возможных объёмах его финансирования из федерального бюджета мы поговорили с руководителем основного претендента на статус генпроектировщика – директором АО «Институт «Энергосетьпроект» Ильёй Киселёвым.

Илья Киселёв

В энергетическом сегменте уже не первый год обсуждается проблема низкого качества перспективного планирования. Минэнерго выступило с инициативой создания института генерального проектировщика в электроэнергетике, подготовило проект о его бюджетном финансировании и фактически предложило закрепить статус за вашим институтом «Энергосетьпроект». В чём Вам видится неэффективность действующей модели, какие функции планируется возложить на генпроектировщика?

Неэффективность модели оценивалась Минэнерго, оно и выступило инициатором изменения системы перспективного планирования в стране. Разработка основополагающих документов развития электроэнергетики в системе перспективного планирования осуществляется децентрализованно и разрозненно. Отсутствует взаимоувязка различных программных документов: Схемы и программы развития (СиПР) ЕЭС, Энергетической стратегии, Генеральной схемы, региональных СиПРов и т. д. Предполагается, что генпроектировщик будет единственным разработчиком указанных документов в стране. Кроме того, он же будет проводить экспертизу всех региональных СиПРов. Это позволит готовить единый прогноз спроса, методику обоснования сооружения энергообъектов, проводить согласование документов перспективного планирования разных уровней, синхронизировать их с инвестпрограммами субъектов энергетики, вести единую базу перспективного планирования и гармонизировать её с рыночными механизмами.

В чём принципиальные отличия предлагаемой схемы прогнозирования от прежней?

Создание института генерального проектировщика – это возврат к системе централизованного планирования в отрасли. Предполагается централизовать: информацию (статистические данные Росстата и энергетических компаний, актуальные расчётные модели ЕЭС и изолированных энергосистем) и кадровый потенциал, что уже позволит увеличить (изменить) качество планирования. Кроме того, в новой модели перспективного планирования разрабатывается единый прогноз спроса на электроэнергию и мощность, в расчётах учитываются данные об экономическом росте развития страны в целом и индивидуальные инвестиционные проекты. Технические решения должны учитывать экономические последствия, оказывающие влияние на конечный тариф для потребителя.

Когда новая система может начать работать, и какие законо­дательные изменения для этого потребуются?

Формирование института генпроектировщика заложено в распоряжении правительства № 2101, принятом 21 сентября 2018 года, это так называемый план модернизации инфраструктуры. Генпроектировщик должен быть создан с 2020 года, ответственность за процесс возложена на Минэнерго. До этого нужно откорректировать основной документ, регламентирующий отношения в этом направлении – Федеральный закон 35-ФЗ «Об электроэнергетике» и связанное с ним постановление правительства № 823. 35-ФЗ установит общие рамки, отрегулирует, кто и чем будет заниматься, предполагается, что полномочия будут переданы Правительству Российской Федерации, которое делегирует их Минэнерго. 823-е постановление утвердит новые правила проектирования энерго­систем, а также определит критерии выбора генпроектировщика. Правила проектирования энергосистем разработаны нашим институтом по заказу «Россетей», сейчас Минэнерго вынесло текст методики на публичное обсуждение. Рассчитываем, что поправки в 35-ФЗ, как нам обещали, будут рассмотрены осенью.

В июле Минэнерго опубликовало проект постановления правительства о выделении бюджетных субсидий для генпроектировщика. О каких ежегодных расходах идёт речь?

Бюджетный процесс должен начаться в 2020 году, объём финансирования пока не утверждён. «Энергосетьпроект» находится за рамками процесса, обсуждение идёт на уровне профильного вице-премьера Дмитрия Козака, ключевые участники обсуждения – Минфин и Минэнерго. Мы лишь передали свои расчёты по возможным трудозатратам. Текущий портфель заказов по направлению перспективного планирования в отрасли «Энергосетьпроекта» составляет около 100 млн рублей в год. Функционал генпроектировщика шире, чем та работа, которую мы выполняем сегодня, очевидно, что расходы на содержание генерального проектировщика окажутся выше.

Минэнерго предлагает сделать генпроектировщиком институт «Энергосетьпроект», но окончательное решение ещё не принято. Кто является вашими конкурентами в борьбе за статус генпроектировщика и в чём преимущества Вашей организации?

Как ни странно, но, на мой взгляд, существенным преимуществом может оказаться не способность разрабатывать проекты государственного масштаба, не опыт работы, а вопрос независимости генпроектировщика как компании. Единственным акционером «Энергосетьпроекта» является государство, 100% его акций принадлежит РФ. Именно этот фактор может стать решающим при выборе генпроектировщика. Сегодня на рынке есть несколько профильных организаций, которые могут заниматься и занимаются этими вопросами, являются прямыми конкурентами нашего института. Из крупных структур это прежде всего научно-технические центры (НТЦ) «Системного оператора» и ФСК («Россети»). Они могут выполнять ту же работу, но тут на первый план выходит вопрос независимости проектировщика от участников рынка и, как следствие, тема собственности. У названных крупных игроков есть вертикальная подчинённость, что может сказаться на результатах, так как разработчик может быть заинтересован в конечном результате. То есть существуют риски, что НТЦ ФСК («Россети») или НТЦ СО ЕЭС не смогут сделать совсем беспристрастный анализ. В этой ситуации прямой контроль государства над «Энергосеть­проектом» является нашим конкурентным преимуществом. Кроме крупных игроков на рынке работает множество более мелких частных компаний, но их ресурсы ограничены, есть вопросы и к качеству их работы, и к малочисленности штатов.

Как процедурно будет оформлено делегирование полномочий генерального проектировщика?

Порядок и критерии отбора должны быть прописаны в постановлении правительства № 823. Окончательное решение пока не принято. Есть различные варианты: выдача единственной лицензии на право проведения таких работ, конкурсный отбор среди компаний, отвечающих требованиям, установленным правительством, заключение специального договора. ­Повторюсь, пока окончательного понимания по механизму делегирования полномочий нет.

Обновлённая модель должна будет заработать с 1 января 2020 года?

Мы полагаем, что с этого момента начнётся переходный период. Сегодня мы работаем по старым методикам, ими же руководствуются наши заказчики. У нас есть действующие договоры, которые мы заключали по результатам открытых конкурсов. Так, «Энергосетьпроект» по контракту с «Системным оператором» отвечает за разработку СиПР на 2020–2026 годы, выполняет текущие заказы ФСК и других компаний. Эти работы перетекающие, продолжатся и в 2020 году. Поэтому будущий год для «Энергосетьпроекта» может стать переходным: мы продолжим выполнять коммерческие заказы и займёмся работой в качестве генпроектировщика, если наш институт получит этот статус.

«Энергосетьпроекту» также потребуется расширение в случае получения статуса генпроектировщика?

Сейчас мы находимся фактически на самоокупаемости и содержим оптимальный штат для выполнения текущих заказов. Помещений у нас достаточно, а по кадрам – да, в случае получения статуса генпроектировщика, придётся расширяться. Сейчас по направлению у нас работают около 60 специалистов, в первую очередь нам надо восстановить численность, сократившуюся за последние 4 года. У нас есть около 30 открытых вакансий. Но с учётом объёмов предстоящей работы генеральный проектировщик должен обладать штатом профильных специалистов около 200 человек.

Одним из самых дискуссионных элементов действующей системы является прогнозирование спроса. Потребители постоянно жалуются на нереализующиеся прогнозы, которые в конечном счёте делают энергию для пром­потребителей более дорогой. Насколько, на Ваш взгляд, эти системные претензии обоснованны?

Сегодня это действительно один из самых обсуждаемых вопросов, в том числе в моменте согласования новой методики проектирования энергосистем, собственно активно обсуждается раздел по прогнозированию спроса. В настоящий момент ­прогноз спроса выполняется «Системным оператором», исходя из заявок на техприсоединение и информации о перспективных инвестиционных проектах. Это так называемый «путь снизу» сбора прогноза спроса. Сейчас предлагается комбинированный подход, который учитывает, с одной стороны, «путь снизу», при этом инвестиционные проекты будут подаваться непосредственно региональными властями. Регионы будут формировать перечни инвестиционных проектов. Эти проекты должны будут соответствовать ряду критериев, установленных новой методикой. Именно этот перечень инвестиционных проектов будет ложиться в основу траектории спроса «путь снизу».

Существует ещё и траектория «путь сверху». То есть это прогноз социально-экономического развития России, разбитый по отраслям, по видам деятельности и привязки к энергосистемам.

Вместе «путь сверху» и «путь снизу» будут формировать некий комбинированный уровень спроса, учитывающий в себе и перспективное развитие страны в целом, и потенциальные инвестиционные проекты. И, что самое важное, позволит более точно учитывать рост потребления существующих потребителей. Сейчас берётся условный процент естественного прироста и накладываются новые потребители, а по-новому рост существующих потребителей будет прогнозироваться с учётом планов развития экономики страны с учётом изменений по направлениям промышленности и особенностей развития регионов. Мы уверены, что применение новой методики прогнозирования спроса существенно улучшит качество прогноза, но это не единственный фактор, влияющий на реализацию прогноза спроса.

Теперь как это выражается в цифрах… Текущий прогноз роста спроса у нас составляет 1,15%, а фактический – 0,8%. Разница в 30% весьма существенная. Здесь необходимо выделять два момента. Первое – это претензии к качеству прогнозирования проектировщика, о которых мы только что рассказали. Второй момент – качество планирования собственного потреб­ления со стороны потребителей. Не секрет, что они зачастую завышают свой прогноз потребления, а мы вынуждены учитывать его, так как мы получили в установленном порядке. Более качественное прогнозирование у генераторов, сетевых компаний, так как у них существует договорная, денежная ответственность. У потребителей такой ответственности практически не существует. И многие живут по принципам ещё из Советского Союза: «Проси больше, дадут меньше». Кроме того, никто не отвечает за реализацию собственных инвестпланов. Реестр подключаемых новых потребителей согласовывает «Системный оператор», он очень аккуратно подходит к вопросу, часть заявок сразу множит на ноль. Но часть проектов включается в региональные и государственные программы, исполнение инвестиционных обязательств подтверждается банковскими гарантиями и т. д. Не учитывать их нельзя, но обычно сроки всё равно съезжают «вправо». То есть проблема не только в качестве проектирования, она обоюдная.

В июле, накануне перехода на шестилетний конкурентный отбор мощности (КОМ) потребители заявили о необходимости снижения коэффициентов резервирования мощностей, особенно в Сибири, где, с учётом резерва на маловодность, показатель составляет 26,95%. Минэнерго согласилось снизить коэффициенты на КОМ 2022–2024 ­годов лишь на 0,2–0,4 п. п. По заказу промышленников ИСЭМ СО РАН подготовил исследование, согласно которому коэффициенты резервирования мощностей могут быть снижены до 11–13,5% без увеличения рисков надёжности. Каков Ваш взгляд на эту проблему?

Стоит отметить, что косвенно затрагивается другая сложная проблема – расширение межсистемных перетоков, значительный объём которых позволяет снижать объём мощности, находящийся в резерве. Распределение нормативного резерва по ОЭС неравномерно, так, например, в ОЭС Сибири это значение на перспективу в СиПР ЕЭС составляет 12% от максимума нагрузки, а в ОЭС Востока 22%. Перетоки ограничены недостаточной пропускной способностью электрических сетей (в основном сети ФСК ЕЭС) и их географией – растянутостью ЕЭС.

«Энергосетьпроект» не принимает непосредственного участия в разработке коэффициентов резервирования для КОМ, хотя они учитывают данные из СиПР ЕЭС, который как раз мы разрабатываем.

Мы, к сожалению, детально не знакомы с методикой ИСЭМ СО РАН. У нас есть опасения, что они считают немножко не то, что мы, и это разные, по сути, работы. Глобально вопрос есть: давайте посмотрим за счёт чего мы сможем сделать благо для всех – уменьшить стоимость электроэнергии для всех потребителей. Да, путь такой есть, но он не может быть коротким. Этот путь должны пройти потребители вместе с ИСЭМ СО РАН. Первое, методику (алгоритмы расчётов) нужно опубликовать, и все участники рынка должны её акцептовать, в том числе и генеральный проектировщик. Сейчас в стране нет проблем с надёжностью электрических сетей, ЕЭС России – одна из самых устойчивых энергосистем в мире, в том числе благодаря резервированию. При снижении объёма резервов может пострадать надёжность. Поэтому необходимо, чтобы расчёты ИСЭМ СО РАН после анализа энергосообществом были обкатаны в отдельной ОЭС. Это позволит доказать, что выкладки верны и снижение резервов не повлияет на надёжность. А уже после этого можно будет обсуждать вопрос пересмотра коэффициентов резервирования в целом по ЕЭС. Полагаю, на это уйдут годы. В своём видении этапности процесса пересмотра резервов мы не одиноки, с тех же позиций к вопросу подходят и регуляторы, в частности «Системный оператор».

Совместный проект «Перетока» и журнала «Энергия без границ».



25 Сентября 2019 в 19:20