Слишком зелёная «сделка»

11 декабря, накануне саммита глав государств Евросоюза, Европейская комиссия анонсировала подписание «Европейской зелёной сделки» (European Green Deal – EGD) – комплекса соглашений, призванных сделать Европу первым углеродно-нейтральным регионом планеты к 2050 году. Углеродная нейтральность подразумевает сведение промышленных выбросов CO2 к нулю, что само по себе звучит революционно. Однако революция забуксовала, так и не стартовав.

Слишком зелёная «сделка»

Источник: EPA/Oliver Hoslet/ТАСС

«Стать первым в мире климатически нейтральным континентом к 2050 – величайший вызов и возможность нашего времени, – говорится на странице «Зелёной сделки» на сайте Еврокомиссии. – Чтобы достичь этой цели, Еврокомиссия представляет European Green Deal, амбициозный комплекс инициатив, который поможет европейским гражданам и компаниям воспользоваться преимуществами перехода к устойчивой «зелёной» экономике. Эти инициативы сопровождены дорожной картой ключевых первичных мер в диапазоне от радикального снижения выбросов до инвестиций в передовые исследования и инновации, направленные на сохранение окружающей среды».

Отрегулировать всё

Для президента Еврокомиссии Урсулы вон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) EGD – дело во многом личное. Шесть лет назад, уроженка бельгийского Акселя и врач по специальности, она стала первой в истории женщиной – министром обороны Германии. Еврокомиссию она возглавила около месяца назад и вновь стала первой женщиной на этом посту.

«Цель программы основана на всеобъемлющем и всестороннем росте, а также инновационной стратегии для всех секторов экономики, связанной со стремлением снизить объём углеродных выбросов, – заявила г-жа Ляйен, представляя «Зелёную сделку». – Это наша новая стратегия роста, который больше отдаёт, чем забирает. Мы поможем нашей экономике стать лидирующей в мире, двигаться впереди всех и делать это быстро».

«Зелёная сделка» действительно выглядит внушительно. По сути это 50 отдельных программ, охватывающих все или почти все сферы человеческой жизнедеятельности.

«Всеобъемлющая природа EGD, призванной отрегулировать всё, от качества воздуха и еды до путешествий и жилищного строительства, отражена в целой кипе документов, – пишет «Гардиан». – Это самый масштабный пересмотр нормативной среды со времени образования Евросоюза в его нынешнем виде».

EGD не просто декларирует стремление достичь нулевого объёма выбросов через 30 лет. Через эту программу Евросоюз намерен глубоко погрузиться в корень проблемы. Если в предыдущие годы ЕС довольствовался установлением налоговых ставок на утилизацию промпродукции, то с вступлением в силу EGD регуляторы будут устанавливать особые стандарты производства товаров, чтобы в итоге создать безотходную экономику и вывести из оборота избыточный пластик ещё до того, как он будет произведён.

Проблема токсичного воздуха и его воздействия на здоровье будет решаться ужесточением требований к качеству воздуха, при этом генерирующие компании законодательно обяжут производить больше энергии из возобновляемых источников. Вплоть до 100% к 2050 году. Объёмы грузоперевозок будут перераспределены в пользу железнодорожного и морского транспорта в ущерб более вредного для окружающей среды авиационного.


«Зелёная сделка» в цифрах

Однако всё это произойдёт лишь в том случае, если «Зелёная сделка» будет принята всеми странами – членами ЕС и получит официальный статус нормативного акта. А с этим есть проблемы.

Польша против

«У нас сегодня были интенсивные дискуссии, мы все согласились с тем, что к 2050 году хотим достичь климатической нейтральности. Но одна страна не может сегодня взять на себя связанные с этим обязательства, – заявила канцлер Германии Ангела Меркель по итогам саммита и добавила: – Мы решили, что мы вернемся к вопросу в июне следующего года».

Страна, о которой идёт речь в приведённой выше цитате, – Польша.

Пожалуй, именно она больше всех из стран – членов ЕС зависит от угольной отрасли и расставаться с индустрией, с которой связаны жизни десятков тысяч объединённых в мощные профсоюзы рабочих, польское руководство не спешит.

McKinsey оценивает объём инвестиций, необходимых Польше на реструктуризацию энергетических активов, в 150 млрд евро до 2050 года. Польское правительство называет другую цифру – 578 млрд евро уже к 2030 году. При этом в так называемом Фонде справедливого энергетического перехода (JTF), организации, призванной взять на себя финансирование «Зелёной сделки», на адаптацию энергетических систем всей Европы к новой реальности предусмотрено пока лишь 100 млрд евро.

«Этой суммы будет явно недостаточно для финансирования дорогостоящей программы энергетической трансформации, тем более с учётом того, что большая часть этих средств будут предоставляться на возвратной основе, – убеждён доктор Франк Умбах (Frank Umbach), директор по исследованиям Европейского центра климата, энергетики и ресурсной безопасности при лондонском Королевском колледже. – Если «Зелёная сделка» будет принята в нынешнем виде, она приведёт к обратному эффекту – увеличению долга беднейших стран и подрыву их и без того низкой конкурентоспособности».

Польское правительство не одиноко в своих сомнениях касательно перспектив «Сделки». Влиятельная Немецкая федерация промышленников (Federation of German Industries) предупредила, что провозглашённые меры способны выбить из седла не только компании, но и рядовых потребителей, на которых также ляжет бремя финансирования реформ.

Где деньги?

Эксперты оценивают объём дополнительных инвестиций, необходимых для воплощения «Сделки» в реальность, в 260 млрд евро в год. Но таких денег у Еврокомиссии нет. Урсула Ляйен предложила в связке с основной программой реформ Инвестиционный план устойчивой Европы (Sustainable Europe Investment Plan), подразумевающий, что Европейский инвестиционный банк привлечёт 1 трлн евро частных и государственных инвестиций до 2030 года. План действий по «зелёному финансированию» будет принят в июне следующего года, однако текущий бюджет ЕС составляет лишь 166 млрд евро, из которых 39% так или иначе связаны с «устойчивым ростом и природными ресурсами», и эта доля включает огромные субсидии агропромышленному комплексу.

«Новый бюджет Евросоюза (на 2021–2027 годы) требует повышения вклада каждой страны-участницы на 1,07% от годового национального дохода. Только так можно собрать нужный объём ресурсов для внедрения EGD», – комментирует Франк Умбах.

К этому едва ли готовы не только Польша, но и другие, более богатые и успешные, члены ЕС. Также следует принять во внимание, что выход Великобритании из Евросоюза сократит ежегодное финансирование всех межгосударственных фондов более чем на 12 млрд евро в год. Между тем на скромные ресурсы Фонда справедливого энергетического перехода претендуют около полусотни регионов в 18 странах Евросоюза. В числе этих стран не только Польша, но и Венгрия, Румыния, Греция, даже относительно благополучная Чехия. Повсюду кардинальная перестройка энергетики требует поддержки новых производств, переквалификации тысяч сотрудников выбывающих из строя теплоэлектростанций, переориентации цепочки энергопоставок.

Ещё одно противоречие, кажущееся пока неразрешимым, связано с ролью атомной энергии во всей истории. Франция и Англия призывают включить атом в число чистых источников энергии, полагая, что без него достичь снижения выбросов на 50–55% к 2030 году нереально. Германия, Австрия, Люксембург и ряд других государств возражают на этот счёт. 13 декабря главы государств и правительств ЕС на саммите в Брюсселе не согласовали общеевропейский отказ от атомной энергетики.

«Европейский совет признает право стран Евросоюза самостоятельно определять перечень видов энергии, которые они намерены использовать, и применять наиболее подходящие технологии. Отдельные страны ЕС (в частности, Франция и Болгария. – Прим. ред.) указали на своё намерение продолжать использовать атомную энергетику в этом перечне», – говорилось в заявлении по итогам саммита.

Мало и поздно

Тем временем интенсивное давление на Еврокомиссию и представителей стран – членов ЕС, имеющих отношение к принятию программы, оказывают зелёные активисты. Они требуют принятия ещё более амбициозных целей, в частности сокращения объёма выбросов на 65% к 2030 году.

«Всё, что предлагает Еврокомиссия в части климата, – слишком мало и слишком поздно, – убеждена спикер европейского представительства Greenpeace Францишка Ахтерберг (Franziska Achterberg). – Многие заявленные меры защиты природы нуждаются в конкретизации. Они должны помочь пересмотреть паттерны производства и потребления, приведшие нас на грань катастрофы».

Одновременно с брюссельским саммитом в Мадриде проходила конференция ООН по климату, где делегаты и активисты призывали страны повысить цели по снижению уровня выбросов.

«Провал в переговорах станет болезненным сигналом, – полагает Нил Макарофф (Neil Makaroff), советник по европейской политике международной организации Climate Action Network. – Если промышленно развитые страны не готовы к радикальным переменам ради остановки климатических изменений, то чего ждать от остальных?»

Иными словами, до принятия «Зелёной сделки» всеми заинтересованными сторонами ещё далеко. Дискуссия на этот счёт в ближайшие месяцы будет только нарастать, учитывая, что против программы в её нынешнем виде возражает не только Польша, но едва ли не половина стран – участниц ЕС.

«Вызовы, связанные с финансированием EGD, будут долго оставаться предметом горячих дискуссий, – полагает Франк Умбах. – Климатическая политика ЕС поляризует общества стран-членов и подрывает безопасность энергопоставок и конкурентоспособность их экономик».

Источники:www.ec.europa.eu, www.energypost.eu, www.theguardian.com, www.theverge.com


Автор: Григорий Вольф

Другие пользователи читают

Повторное выпадение доходов

Накануне нового года совет директоров «Россетей» утвердил стратегию госхолдинга до 2030 года. Документ носит рамочный...

13 Января 2020 в 15:00