Между атомом и ветром

На фоне Брэкзита зарубежные инвесторы один за другим покидают британский энергорынок, отказываясь от крупных инфраструктурных проектов в области атомной энергетики. Как стране избежать энергодефицита и при этом выполнить обязательства по сокращению вредных выбросов – мнения правительственных чиновников и отраслевых экспертов на этот счёт расходятся.

Между атомом и ветром

Источник: Sue Chillingworth / Shutterstock.com

Национализировать нельзя закрыть

В конце января стало известно, что японская корпорация Hitachi отказалась от планов строительства АЭС «Уилфа Б» (Wylfa B) в Северном Уэльсе, на месте остановленной в 2015 году станции «Уилфа А». Общая сумма инвестиций должна была составить $20 млрд. Представители компании Horizon Nuclear Power, британского подразделения Hitachi, говорят, что решение было принято после семи лет безуспешных переговоров с властями Британии о совместном финансировании проекта. Согласно правительственным данным, 2 реактора АЭС «Уилфа Б», совокупной мощностью 2,9 ГВт, могли бы обеспечить около 6% от общей потребности страны в электроэнергии. При этом проект создал бы 8,5 тыс. рабочих мест на время строительства и 850 – на период эксплуатации, который должен был начаться в середине 2020-х годов. Кроме того, инвесторы из Hitachi планировали вложить крупные средства в развитие местной инфраструктуры, в том числе транспортных развязок.

В японской компании, успевшей инвестировать в проект $2,8 млрд, говорят, что «возможно возобновят работу над ним в будущем». В то же время японцы призвали британское правительство национализировать проект, при условии, если Соединённое Королевство рассчитывает продолжать свою ядерную программу.

«Мне жаль это признавать, но, несмотря на серьёзные усилия всех вовлечённых сторон, нам так и не удалось прийти к соглашению (с энергетическими властями Великобритании – ред.)», – заявил глава Horizon Nuclear Power Дункан Хоуторн (Duncan Hawthorne).

Hitachi – вторая крупная японская компания, покинувшая ядерный сектор Великобритании за последнее время. В ноябре Toshiba объявила о закрытии компании NuGen – оператора атомных проектов в Соединённом Королевстве, – после безуспешных попыток её продать. Главным проектом NuGen была АЭС Мурсайд (Moorside) в графстве Камбрия, работы над которой также были свёрнуты.

«Мы вынуждены признать, что единственное экономически рациональное решение заключается в отказе от проекта строительства атомной электростанции в Великобритании. Поэтому мы решили закрыть NuGen», – говорилось в пресс-релизе Toshiba.

На сегодняшний день в Великобритании зарубежными инвесторами реализуются лишь два проекта в области атомной энергетики: Hinkley C на юго-западе страны и Bradwell B на юго-востоке. Первую строит французский энергетический концерн EDF, к строительству второй готовится китайская компания CGN.

Слезть с иглы господдержки

В результате приостановки работы над двумя АЭС и планового вывода из эксплуатации устаревающих станций в ближайшее время Великобритания недополучит около 15% необходимой стране энергии. Ещё одна проблема заключается в том, что именно атом до недавнего времени был важной частью правительственной программы по декарбонизации энергетики. Несколько лет назад Британия взяла на себя обязательства снизить выбросы диоксида углерода к 2030 году с нынешних 265 г на 1 кВт до 100 г и ниже. Теперь достичь заявленных показателей будет явно сложнее.

«Нельзя недооценивать острую нехватку новых атомных мощностей в Великобритании, – убеждён исполнительный директор Британской ассоциации атомной индустрии (Britain's Nuclear Industry Association) Том Гритрекс (Tom Greatrex). – Без диверсифицированного низкоуглеродного энергетического микса и с возрастающей потребностью снабжать электричеством электрокары, мы рискуем стать более зависимыми от ископаемого топлива».

Впрочем, госсекретарь по бизнесу, энергетике и индустриальной политике, член Консервативной партии Грэг Кларк (Greg Clark) придерживается другого мнения. В своём недавнем выступлении в Палате Общин он заявил: «Правительство по-прежнему считает атомную энергию важной частью национальной энергосистемы, однако, в то же время, критически важно, чтобы потребители и налогоплательщики считали так же. На мой взгляд, пакет мер поддержки, который мы подготовили к рассмотрению, это максимум, что можно сделать в нынешней ситуации. И я не готов просить налогоплательщиков о большем участии».

Но что же предлагает кабинет Терезы Мэй, чтобы заполнить образовавшиеся пустоты в энергобалансе?

«Стоимость технологий возобновляемой энергетики, таких, как офшорные ветряные турбины, радикально снизилась, – сказал г-н Кларк в том же выступлении. – Сейчас операторам ВЭС требуется минимум государственных субсидий, а вскоре господдержка не понадобится вовсе. Мы видим, что новые проекты в этой сфере продвигаются успешно, так что возобновляемая энергия может быть не просто дешёвой, но легко доступной».

Колумнист Forbes Джон Парнел (John Parnell), в свою очередь, отмечает, что несмотря на воодушевляющую для возобновляемой энергетики риторику, правительство, урезав госфинансирование, фактически ввело мораторий на строительство новых наземных ВЭС и поставило солнечную энергетику на грань выживания. Консервативный кабмин продолжает поддерживать лишь офшорные (морские) ветроэлектростанции, но и они вынуждены проходить через жёстко контролируемые тендерные процедуры. Кроме того, к поддержке допущены лишь самые крупные проекты, осилить которые способны несколько энергохолдингов на всю страну. Ещё одним типом генерации, пользующимся преференциями со стороны государства, становятся газовые электростанции, дающие сегодня около 40% всей электроэнергии в стране.

Анализ, подготовленный британским Центром энергетических и климатических исследований (Energy and Climate Intelligence Unit (ECIU), показал, что задача по восполнению энергобаланса после приостановки атомных проектов за счёт ВИЭ – не просто выполнима, но выгодна национальной экономике. По данным ECIU, для этого потребуется дополнительно построить 11,3 ГВт наземных ВЭС, 5,7 ГВт ветряков морского базирования и 20,8 ГВт солнечных мощностей.

Правительственная Национальная инфраструктурная комиссия National Infrastructure Commission (NIC) склонна согласиться с этим выводом. Главный аналитик ECIU Джонатан Маршал считает, что сворачивание атомной программы в стране закономерно и давно назрело.

«В последние годы ожидания правительства от новых атомных проектов неуклонно снижались, – говорит эксперт. – Это было вызвано в том числе падением стоимости возобновляемой генерации и всё более очевидными выгодами от умных сетей. Восполнение энергетического пробела за счёт ВИЭ действительно потребовало бы масштабных инвестиций и развёртывания множества новых проектов, но все это вполне по силам Великобритании».

Контракт на озеленение

Исследователь из Университета Абердина Дэвид Тоук в своей статье в издании Conversation утверждает: несмотря на то, что доля ВИЭ в национальной энергетике уже составляет около 30%, правительство крайне мало делает для её увеличения. Причина тому, по мнению эксперта, в том, что британское Казначейство (совмещает функции Минфина и министерства экономического развития – ред.) обеспокоено ростом цен на электричество, а потому осторожничает с дополнительными денежными вливаниями в эту сферу, которые неизбежно отразятся в счетах за свет.

«При этом игнорируется тот факт, что цены по CFD-контрактам (контракт на разницу цен – англ. Contract For Difference, CFD) – договор между продавцом и покупателем о передаче разницы между текущей стоимостью актива на момент заключения договора (открытия позиции) и его значением в конце действия договора (закрытия позиции), – упали как минимум вдвое за три последних года», – сетует Дэвид Тоук.

Тем не менее, количество средств, доступных для использования в рамках ВИЭ-контрактов, вдвое меньше того, что доступны владельцам газовых электростанций для поддержания мощности в безветренные дни.

«Если все 27 ГВт офшорных ветровых мощностей, находящихся сегодня на разных стадиях строительства, получат контракты, это обеспечит стране треть необходимого электричества, –утверждает эксперт. – Добавьте к этому действующие АЭС и электростанции на ВИЭ и получите 75% низкоуглеродной энергии, необходимой для достижения целей по снижению выбросов к 2030 году».

Отвечая на главный и наиболее очевидный аргумент критиков, что возобновляемая энергия не способна гарантировать стабильную мощность, учёный настаивает на более активном использовании энергохранилищ и поощрении потребителей использовать больше энергии в ночные часы. Ещё один способ решить эту проблему сводится к строительству «сдвоенных» энергоустановок, сочетающих возобновляемую энергию с компактными газовыми турбинами открытого цикла.

«Такие сдвоенные установки несложно построить и стоить они будут в 20 раз меньше затрат на строительство АЭС типа «Уилфа» и вдвое меньше крупной газовой электростанции типа CCGT. Вместо этого правительство тратит львиную долю ресурсов на поддержку традиционных электростанций, способных функционировать и без субсидий», – пишет Дэвид Тоук.

Между тем, британское правительство вовсе не одиноко в своих симпатиях к газовой генерации. По данным опубликованного в начале февраля ежегодного отчёта Управления энергетической информации США (EIA), главным энергоносителем в Штатах остаётся именно природный газ, перехвативший пальму первенства у угля в 2016 году. На газовую генерацию сегодня приходится 34% американского энергобаланса, при этом эксперты ожидают, что к 2032 году доля вырастет до 40%. Также в отчёте говорится, что уже к 2020 году возобновляемая энергетика по объёму производимого электричества превзойдёт атом, а к середине 2020-х – уголь. После 2050 года около половины действующих сегодня в США атомных электростанций будут выведены из строя по возрасту. Угольные ТЭЦ продержатся дольше за счёт повышения их эффективности. Что касается дальнейших перспектив газовой генерации, они во многом будут зависеть от мировых цен на голубое топливо.

Билл Гейтс и «бегущие волны» атомной энергии

Оригинальный взгляд на решение проблемы нарастающего энергодефицита без последствий для глобального климата у основателя Microsoft и одного из главных филантропов планеты – Билла Гейтса. Десять лет назад он основал компанию TerraPower, занимающуюся разработкой перспективных ядерных технологий, в том числе реактора «на бегущей волне», и с тех пор регулярно выступает на различных площадках с апологетикой мирного атома.

Вкратце, аргументация Гейтса сводится к следующему: атом – единственный на сегодняшний день низкоуглеродный, экономически эффективный и стабильный источник энергии, способный генерировать электричество в необходимых человечеству масштабах, а существующие риски для экологии можно купировать посредством новых технологий.

«Существует несколько многообещающих идей, которые мы должны довести до реализации, – пишет г-н Гейтс в статье «Что я узнал в этом году». – К примеру, TerraPower разрабатывает реактор «на бегущей волне», от которого почти не остаётся ядерных отходов. Мы рассчитывали запустить пилотный проект в Китае, но недавние изменения в американском законодательстве сделали это маловероятным. Мы сможем построить реактор в Соединённых Штатах, но только если произойдут необходимые регуляторные изменения».

Выступая в конце января перед американскими конгрессменами, Билл Гейтс сказал, что готов вложить $1 млрд личных средств и ещё столько же привлечь от инвесторов, если государство окажет поддержку пилотному проекту. Обозреватель Washington Post Стивен Мафсон отмечает, что законодатели прислушались к бизнесмену – Конгресс одобрил выделение $221 млн на поддержку компаний, развивающих перспективные реакторные технологии. Но г-н Гейтс и его TerraPower, получившая в 2016 году грант от Минэнерго США на $40 млн, хотят большего. В то же время, многие отраслевые эксперты скептически оценивают перспективы TerraPower, полагая, что любое принципиально новое решение в сфере ядерных технологий потребует десятков лет на доработку и огромных инвестиций.

«Разработчики передовых ядерных энергоустановок уверяют, что смогут развернуть их коммерческое использование в ближайшие несколько лет, – говорит эксперт по атомной энергетике «Союза заинтересованных учёных» Эдвин Лайман (Edwin Lyman). – Мы считаем, что это контрпродуктивно – тем самым они вводят общественность в заблуждение».

Источники: www.forbes.com, edition.cnn.com, www.gov.uk, theconversation.com, dailyenergyinsider.com, eciu.net, www.washingtonpost.com, www.gatesnotes.com


Автор: Григорий Вольф

Другие пользователи читают

Уполномоченный по энерготранзакциям

С тех пор как в 2016 году житель Бруклина Эрик Фрумин впервые использовал смарт-контракт, чтобы продать излишки энергии...

12 Июля 2019 в 13:37
Блэкаут «на ровном месте»: опыт Аргентины

Утром 16 июня десятки миллионов жителей Аргентины, Уругвая и Парагвая проснулись в новой и довольно экстремальной ситуации....

24 Июня 2019 в 13:19