Банк России Банк России

«Потребитель должен вспоминать о нас не только когда у него отключается свет»

Программа цифровизации российских электросетей ориентировочной стоимостью 1,3 трлн рублей уже одобрена правлением «Россетей» и в скором времени будет вынесена на обсуждение совета директоров сетевого холдинга, рассказал 4 декабря в ходе международного форума «Электрические сети – 2018» министр энергетики и, по совместительству, председатель совета директоров «Россетей» Александр Новак. «Россети» уже определили пять из шести регионов, которые станут пилотными при запуске общероссийской «цифровой трансформации сетей», совдир рассмотрит её сегодня, 21 декабря, выяснил «Переток» у основного куратора самой значимой программы «Россетей» на ближайшее десятилетие Игоря Маковского.

Игорь Маковский

В «Россетях» не скрывают: г-н Маковский – главный специалист по цифровизации. Сейчас он назначен генеральным директором «МРСК Центра» (и «МРСК Центра и Приволжья» – исполнительные аппараты этих «дочек» «Россетей» объединены). А ещё в начале осени возглавлял «Янтарьэнерго» – сетевую компанию небольшой Калининградской области (территория обслуживания 180 х 120 км). Анклав стал первым регионом России, где обкатывались оборудование и технологии, которые будут применяться при цифровизации сетей. «Янтарьэнерго» реализовывало проект «тотальной» цифровизации сначала двух, а с 1 января этого года и оставшихся 18 районных электрических сетей (РЭС) и одного участка.

«Воочию» увидеть результаты цифровизации можно было в октябре на открытии Ушаковской ветроэлектростанции (ВЭС) под Калининградом. Александру Новаку и журналистам тогда продемонстрировали возможности новой системы. Она позволяет диспетчеру в режиме реального времени наблюдать всю электросеть до конкретного потребителя, получать информацию о потерях по категориям потребителей и уровням напряжения, осуществлять дистанционные переключения, локализовать точки аварий, выявлять предаварийное оборудование и т. д.

«Переток» поговорил с Игорем Маковским о калининградском опыте и перспективах общероссийской цифровизации. Калининград – успешный опыт, но не панацея, сразу предупреждает он.

– Калининградский проект реализовывался не в рамках выделенной задачи, а в рамках текущей деятельности. Здесь речь шла, прежде всего, о приведении сетей в нормативное состояние – фактически решение вопросов надёжности и энергобезопасности в рамках обычной инвестиционной деятельности. Проект, по сути, воплощался с двух сторон – условно «сверху» «Интер РАО» строило современные генерирующие мощности, а мы параллельно начали «снизу» процесс реновации и цифровизации сети. В 2014 году мы начали внедрять отдельные элементы, полномасштабный процесс пошёл в 2015 году.

– Вы перешли на работу в «МРСК Центра» под конкретную задачу – тиражирование Калининградского опыта и организацию всероссийской цифровизации. Как будет запускаться процесс?

– Задача моих первых 100 дней на посту руководителя «МРСК Центра» – сбор исходных данных «снизу». Мы подготовили сквозной рейтинг 524 РЭС в разрезе нескольких миллионов фидеров. Ранжирование проводилось на основе четырёх критериев: технического состояния – уровня износа сетей, потерь и т. д.; финансово-экономического положения; морально-психологической обстановки в коллективе; выстроенности отношений с потребителями и властями. На основе этого рейтинга мы определяем шесть субъектов, в границах которых будут реализованы пилоты. Это Калужская, Белгородская, Владимирская области, а также Республика Удмуртия. Тверская область попала в число пилотов, как регион с худшими показателями, который благодаря цифровизации должен оказаться в числе лучших. Кроме того, на право стать шестым регионом претендуют Воронежская и Нижегородская области. Сейчас мы ведём консультации с руководством обоих регионов. В каждом из шести выбранных субъектов помимо индивидуальных пилотов будут свои «фишки»: сети электрозаправок, взаимодействие с «Газпромом» по газомоторному топливу, программа реконструкции уличного освещения и т. д. Потребитель должен вспоминать о нас не только, когда у него отключается свет, но и видеть, как меняется и развивается компания.

Срок проведения основных работ по цифровизации этих регионов – три года. В каждом субъекте будет по «малому» пилоту либо в рамках конкретной технологии, либо в рамках конкретного сетевого участка. Второй этап реализации – пять лет, третий – завершение цифровизации всех сетей к 2029 году. Мы подпишем со всеми «пилотными» регионами 10-летние регуляторные соглашения по тарифам – выполнение взаимных обязательств в рамках этих соглашений одно из основных условий успешности программы цифровизации.

Первые соглашения уже подписаны

7 декабря на форуме «Электрические сети» «МРСК Центра» подписало регуляторные соглашения с Белгородской областью и Республикой Удмуртия. Соглашения определяют условия долгосрочного тарифного регулирования на 10 лет вперёд и реализации комплексной программы модернизации электросетевого комплекса регионов с использованием цифровых технологий. Общий объём инвестпрограмм в двух субъектах в период с 2019 по 2021 годы составит 13,5 млрд рублей. В качестве дополнительных опций в Белгородской области планируется к реализации проект развития городского электротранспорта, в Удмуртии – проект развития наружного освещения в Удмуртской Республике.

– На каких принципах будет проводится цифровизация?

– В Калининграде мы выделили три технологии, которые будут использоваться при тиражировании в центральной России. Система энергомониторинга подразумевает комплексный онлайн-сбор всей информации в точке поставки. Нужно отметить особенность Калининградской области – сбытовая компания в регионе подконтрольна генераторам и все играют честно. Поэтому приборы учёта здесь – в первую очередь, инструмент работы с потребителем, а не урегулирования разногласий между сетями и сбытами, как нередко получается в других регионах. Другие немаловажные функции систем мониторинга – возможность управления мощностью и перераспределения её исходя из пиковых нагрузок, а также дистанционное управление питанием.

Вторая технология – распределённая автоматизация. Её суть – онлайн-мониторинг распредсети. Мы реализовали совместный проект с компанией «Таврида», брали их оборудование, прежде всего, реклоузеры – автоматические выключатели в опытную эксплуатацию. Такая система взаимодействия доказала свою эффективность и позволяет нас рассчитываться с поставщиками по мере получения реальных экономических результатов. Принцип прост: мы берём оборудование и в ходе опытной эксплуатации «донастраиваем» систему, поставки оплачиваются за счёт экономии на эффектах от его установки. Когда вся система выстроена и работает, мы переводим её в промышленную эксплуатацию, и только после этого начинаем постепенно рассчитываться с поставщиками оборудования из сэкономленных в процессе эксплуатации средств. В Калининграде мы работали с «Тавридой» именно по такой схеме и полностью рассчитались с поставщиком в 2018 году. Сейчас по мере разворачивания программы цифровизации в Центральной России мы предлагаем подобную схему работы и другим нашим партнёрам. В частности, с таким предложением я выступил перед производителями на международном форуме «Электрические сети». Посыл простой – мы готовы забрать всё оборудование в опытную эксплуатацию, настраивать систему, выводить её на плановые показатели, экономить и рассчитываться с поставщиками. То же самое касается приборов учёта. Цикл от монтажа до расчёта занимает 1–2 года.

Третья технология, которую мы реализовали в рамках Калининградского проекта, получившего статут национальной технологической инициативы EnergyNet, – SCADA (Supervisory Control And Data Acquisition) – система управления и сбора данных.

SCADA в режиме реального времени позволяет собирать, обрабатывать, отображать информацию об объекте мониторинга и управлять электросетевой инфраструктурой. В результате сеть сама может выбирать оптимальные режимы, способна самостоятельно диагностировать повреждения и мгновенно делать автоматические переключения, без отключения потребителей.

– Micro-SCADA подразумевает создание первичных цифровых ячеек на уровне РЭС (районных электрических сетей – ред.). Мы долго обсуждали этот момент и решили отказаться от создания идеальной модели РЭС: современные технологии чрезвычайно многогранны и мы увидели реальные эффекты от перераспределения функционала между уровнями. Мы увидели эффекты в производственной статистике – у нас кратно стала снижаться аварийность, технические и коммерческие потери, стала перераспределяться занятость сотрудников РЭС. Если раньше 70–80% их работы состояло из аварийно-восстановительных работ, то теперь загрузка снизилась.

Отечественная SCADA

На форуме «Электрические сети» глава «Россетей» Павел Ливинский встретился с российскими и зарубежными производителями систем управления и сбора данных SCADA и объявил о планах по созданию российского аналога системы.

«В реализации масштабного проекта цифровой трансформации отрасли нам потребуются новейшие информационные системы, программное обеспечение, устройства связи и системы кибербезопасности. Мы ставим задачу создать собственную SCADA в течение трёх лет, в которой будут применяться только отечественные технологии. Причём как в части программного обеспечения, так и в плане комплектующих. Мы не ограничиваем конкуренцию, напротив, приветствуем активность зарубежных игроков, развивающих проекты локализации производств на территории России», – заявил глава «Россетей».

Координировать проект будет заместитель генерального директора – главный инженер «Россетей» Андрей Майоров.

– Как изменения отражаются на структуре самих сетевых компаний?

– Преобразования вызывают необходимость организационных изменений и перераспределения персонала. Речь идёт, прежде всего, о повышении производительности труда и, соответственно, о повышении заработков работников, грамотном перераспределении человеческих ресурсов. В результате у нас сформировалась, по сути, одноуровневая система управления, существенно более эффективная, чем прежняя.

После создания цифровой сети мы объединили два пилотных РЭС и подняли оперативную бригаду на уровень филиала. Необходимость в диспетчерах на уровне РЭС отпала: оперативный дежурный на уровне филиала способен сам выявить проблемный участок, перевести питание на резервные линии и, видя место аварии, отправить туда оперативную бригаду. В сформированной модели бизнес-единица на уровне РЭС не нужна: необходимость держать диспетчера в каждом районе пропадает, достаточно производственного персонала с оперативными правами. Зачем там диспетчер, если в обновлённых Багратионовских РЭС в Калининградской области за два года произошла одна авария, и та по вине третьих лиц? Реальная численность персонала РЭС, где внедрены цифровые решения, оказалась в два раза ниже. Выездные бригады теперь ориентированы не на устранение аварий, что раньше было их основной работой, а на их предотвращение после сигналов от системы предиктивной аналитики – фактически «копеечных» термодатчиков на шинах и т. д.

При этом мы не говорим о сокращении персонала, а повышаем компетенции сотрудников, перераспределяем их по направлениям работы. Мы не собираемся резать «по-живому», сокращения персонала будет проходить естественным путём. В Калининграде у нас произошло высвобождение 15–17% специалистов, занятых в сегменте эксплуатации, при этом сокращения штата не произошло за счёт перераспределения компетенций и функциональной занятости. Целевой показатель для центральных регионов ожидаем на уровне 20%.

– Как вы оцениваете текущий уровень локализации оборудования, которое необходимо для цифровизации?

– В Калининградском проекте мы достигли уровня локализации 80–85%. Сейчас нам ещё необходимо определить перечень объектов критической инфраструктуры и посмотреть, производство каких отдельных элементов необходимо наладить либо локализовать с точки зрения энергобезопасности. Но в целом, по большинству позиций собственных наработок уже достаточно.

Сергей Исполатов



21 Декабря 2018 в 08:00