Shpigel: планы Германии в области энергетики омрачаются отсутствием прогресса

Германия планирует отказаться от использования атомной энергии к 2022 году, однако правительство страны не предпринимает достаточных усилий для обеспечения успешности этого проекта. Необходимая инфраструктура и технологии отсутствуют, а с координацией наблюдаются значительные трудности. Между тем уставшие от такой ситуации потребители платят за электричество всё больше, а поставки электроэнергии находятся под угрозой.

Shpigel: планы Германии в области энергетики омрачаются отсутствием прогресса

Источник: shutterstock

Министр экономики Германии Филипп Рёслер стоит в котельной блокированного дома в городе Хёнове близ Берлина. Похоже, ему совсем не нравится то, что он видит: неизолированная труба системы отопления. Какая трата денег и энергии!

У хозяйки дома, 54-летней Петры Рёфке, и её супруга Хартмута (58 лет) смущённый вид. Однако министр может дать им один хороший совет. Если сделать для трубы изоляцию из пеноматериала небольшой толщины, это позволит сберечь значительное количество энергии, говорит он. И добавляет: «У меня в доме такие же трубы».

Более того, по словам Рёслера, он собирается заехать в местный хозяйственный магазин и позаботиться обо всем самостоятельно, в том числе и заменить старые неэкономичные электрические лампочки, которые он видел при осмотре дома. Не ускользнул от его внимания и устаревший кинескопный телевизор в гостиной. «Здесь многое нужно сделать», – выносит министр свой окончательный вердикт супружеской паре.

В то время как действия правительства ведут к повышению цен на электроэнергию, Рёслеру, похоже, очень хочется быть полезным, и он делится рекомендациями, как сэкономить деньги и энергию. В понедельник компании – операторы энергосетей объявили о существенном увеличении цен на электричество в Германии, хотя страна и так уже занимала второе место в Европе по стоимости электроэнергии.

Резкий подъём цен связан с введённым в рамках закона о возобновляемых источниках энергии (EEG) налогом – так называемым взносом солидарности на развитие экологически чистой энергетики, который автоматически добавляется к счетам за электроэнергию для всех потребителей. В соответствии с соглашением, достигнутым в последнем раунде переговоров, размер налога увеличится с 3,6 до 5,4 цента за кВт∙ч.

При новых ставках жители Германии в следующем году выплатят в совокупности более 20 млрд евро (25,7 млрд долларов США) на поддержку использования возобновляемых источников энергии. Для среднестатистической семьи из трёх человек эта цифра составит более 175 евро – на 50% больше, чем сейчас. Кроме того, есть и дополнительные сборы с потребителей – налог на электричество, сбор за когенерацию, концессионный сбор и НДС.

Такое развитие ситуации вызывает замешательство у коалиционного правительства Германии, в состав которого входят правоцентристский Христианско-демократический союз (ХДС), возглавляемый федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель, его «сестринская» партия – Христианско-социальный союз в Баварии (ХСС), и выступающая в поддержку бизнеса Свободная демократическая партия (СвДП). В последние месяцы правительство отрицало заявления, что постепенный переход к экологически чистым источникам энергии может стоить немалых денег жителям страны.

Нарушенные обещания

В заявлении правительства, опубликованном в июне 2011 года, канцлер Германии Ангела Меркель пообещала, что цены не изменятся. «Налоговый сбор, предусмотренный законом о возобновляемых источниках энергии, не должен подняться выше текущего уровня», – заявила она во время выступления в немецком парламенте – бундестаге. Министр экономики Филипп Рёслер заметил, что вероятно даже появление «возможностей для снижения цен». Министры по охране окружающей среды – сперва Норберт Рёттген, а затем Петер Альтмайер – вели себя так, словно постепенный отказ Германии от атомной энергии ничего не будет стоить, даже когда они выдавали миллиардные субсидии владельцам домов, оборудованных солнечными панелями, и операторам ветроэлектростанций.

Теперь Ангеле Меркель нужно как-то справляться с последствиями, которые вызвало её заявление о том, что энергетический переворот – то есть переход к использованию возобновляемых источников энергии, должен стать важнейшим национальным проектом очередного законодательного периода. Спустя несколько часов после аварии на ядерном реакторе в Фукусиме в марте 2011 года Меркель превратилась из сторонника атомной энергетики в её противника. В то время большинство немцев поддержали канцлера. Но сейчас, по прошествии года с лишним, они теряют уверенность в её способности принять правильные меры. Германский политик и комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер выражает сомнения в том, что «потребители в Германии станут мириться с ростом цен на электричество, связанным с энергетическим переворотом, в долгосрочной перспективе».

Растущая стоимость электроэнергии также становится бременем и для коммерческих организаций. Согласно Эттингеру, расходы на электроэнергию в настоящее время представляют собой наиболее серьезное препятствие для восприятия Германии как благоприятного места для ведения бизнеса, особенно в свете заметно возросшего количества случаев отключений и перепадов напряжения в сети.

Защитники интересов потребителей воспринимают вопрос цен на электричество как социальный, подобно ценам на хлеб в Древнем Риме. По оценкам Paritätischer Gesamtverband – объединения организаций в сфере социального обеспечения, в прошлом году примерно 200 тыс. человек, получающих пособия в рамках программы Hartz IV по реформированию системы социального обеспечения лиц, которые не могут устроиться на работу в течение длительного времени, отключили электроэнергию за неуплату по счетам. Представители VdK, крупнейшей организации в области социального обеспечения в Германии, используют термин «электрическая бедность» и подвергают резкой критике сложившуюся ситуацию, которая видится им «вопиющим нарушением основных социальных прав». Согласно VdK, несправедливо требовать от граждан, чтобы те несли значительную часть расходов и рисков, связанных с энергетическим переворотом.

Потеря времени и денег

В эту среду министр по охране окружающей среды Петер Альтмайер планирует огласить предложение по дальнейшей разработке законодательства, направленного на содействие развитию экологически чистой энергетики. Представители правящей коалиции в бундестаге хотят освободить всё большее количество компании от энергетического налогового сбора. Райнер Брюдерле, руководитель фракции Свободной демократической партии в парламенте, призывает объявить мораторий на новые солнечные батареи для крыш и на ветряные турбины. Между тем представители левоцентристской Социал-демократической партии Германии (СДПГ) и Партии «зелёных» спорят, следует ли заставлять поставщиков электроэнергии предлагать специальные тарифы для малоимущих потребителей. Министр экономики Филипп Рёслер, чьё посещение котельной дома в Гёнове ознаменовало собой начало новой пиар-кампании, хочет побудить граждан экономить электричество.

Центральный вопрос во всей этой истории заключается в следующем: рационально ли используются средства, поступающие от потребителей электроэнергии? Если федеральное правительство Германии хочет закрыть все атомные электростанции к 2022 году, почему оно делает так мало для успешной реализации этого проекта?

В настоящее время миллиарды тратятся на неограниченное расширение мощностей в области солнечной энергетики, играющей наименее значимую роль в обеспечении надёжного энергоснабжения в Германии – стране, которая не очень-то славится обилием солнечных дней. С другой стороны, сравнительно эффективные программы реконструкции зданий зашли в тупик, так как федеральное правительство и административные органы земель уже больше года ведут спор о финансировании. Мощностей для хранения энергии слишком мало, чтобы компенсировать изменения в объёме электричества, получаемого за счёт энергии ветра и солнца. Кроме того, в стране не разрабатываются проекты электростанций обычного типа для замены устаревших объектов. Напротив, электроэнергетические компании даже подумывают о закрытии существующих предприятий.

Масштабная неразбериха

Вместо того чтобы согласовать концепцию перехода к возобновляемым источникам энергии, входящие в состав правящей коалиции партии спорят о том, кто отвечает за реализацию программы. Представитель СвДП министр экономики Филипп Рёслер претендует на управление расширением сети. Министр по охране окружающей среды и член ХДС Петер Альтмайер считает себя ответственным за проекты в области возобновляемых источников энергии – как будто бы эти два направления могут развиваться независимо друг от друга. А ещё есть министр транспорта Петер Рамзауэр из ХСС, отвечающий за планирование строительных площадок, министр образования и научных исследований Аннетте Шаван (ХДС), руководящая работой по развитию технологий хранения энергии, а также министр сельского хозяйства Ильзе Айгнер (ХСС), которая занимается вопросами биотоплива. Тщеславие политиков и пропорциональная избирательная система тоже способствуют росту беспорядка.

Между тем 16 федеральных земель Германии разрабатывают собственные концепции, и некоторые из них противоречат друг другу. Глава правительства Баварии Хорст Зеехофер утверждает, что в этой федеральной земле планируется развивать источники энергии, позволяющие перейти на самообеспечение. А Дэвид Макалистер, министр-президент Нижней Саксонии – федеральной земли на севере Германии, предлагает план, основанный на снабжении баварцев большими объёмами энергии, которая будет вырабатываться на ветряных электростанциях у побережья Северного моря.

Действия операторов энергосетей, владельцев электростанций и учёных в Германии в настоящее время не могут не вызывать изумления. Здесь можно встретить электростанции, не подключённые к общей сети, вышки без проводов и линии электропередачи, ведущие в никуда.

«Здесь ещё многое нужно сделать», – заявил Филипп Рёслер, выйдя из бойлерной в Гёнове. Петра Рёфке, владелица дома, согласно кивнула. Рёслер добавил, что он и представить себе не мог такой растраты: «Это же безумие, не так ли?»

Часть 2. Энергосети: проблемы с подключением

Веками люди стремились в районы с дешёвой энергией. Сперва они искали дрова и торф. Позже они стали строить мельничные колёса вдоль рек и ручьев. Когда обнаружились большие запасы угля в долинах рек Рур и Саар, они построили там первые промышленные предприятия.

Ставить будущее энергоснабжение страны в зависимость от морских ветроэлектростанций в Северном и Балтийском морях – смелый шаг со стороны федерального правительства. В ближайшие годы сотни ветряных турбин будут установлены на морском дне вдали от побережья. Ожидается, что когда все работы будут завершены, морские ветроэлектростанции будут обеспечивать одну шестую потребностей Германии в электроэнергии.

К сожалению, на малолюдном побережье нет такой экстренной необходимости в поставках электроэнергии, как в отдалённых федеральных землях на юге страны – в Баден-Вюртемберге и Баварии. Эти регионы отличаются большой численностью населения и развитой промышленностью, а ещё здесь находится ряд атомных электростанций, планируемых к закрытию в скором времени. Поэтому решение федерального правительства о содействии скорейшему расширению мощностей с использованием ветра со стороны берега означает, что новые линии электропередачи должны быть построены, притом что расходы составят от 20 до 37 млрд евро. Это самый дорогостоящий инфраструктурный проект в Германии со времени объединения страны.

Генеральный план уже разработан. Он хранится на деревянной полке в кабинете H 5015 в здании Федерального сетевого агентства в Бонне и состоит из шести больших архивных папок и многочисленных дополнительных папок меньшего размера. На складных картах указаны все вышки и линии электропередачи, планируемые к расширению или строительству в ближайшие десять лет.

Проблема заключается в том, что правительства южных земель не выражают особого восторга по поводу поставок электричества с ветряных электростанций на севере Германии. Министр-президент Баварии Хорст Зеехофер вёдет разговоры о самообеспечении и вкладывает миллиарды в развитие энергоснабжения в регионе, включая солнечные и гидроэлектростанции, а также станции, работающие на биотопливе. Даже российская энергетическая корпорация «Газпром» рассматривается в качестве потенциального партнёра в создании того, что Зеехофер называет «баварской электростанцией».

Из-за таких высказываний концерт RWE и другие крупные электроэнергетические компании сейчас полагают, что первые линии, которые протянутся с севера на юг и будут пущены в эксплуатацию через десять лет, могут уже и не понадобиться. Представители этих компаний утверждают, что Бавария и Вюртемберг не будут импортировать электроэнергию в том объёме, который предусмотрен планами расширения, разработанными федеральным правительством. Действительно, один из крупнейших проектов Германии в области инфраструктуры может стать для неё одним из самых «неудачных инвестиционных проектов», считает Лоренц Яррас, специалист по энергетике из Университета прикладных наук Рейн-Майн. Иными словами, тщательно разработанный генеральный план может оказаться слишком дорогостоящим и неэффективным.

Даже у Федерального сетевого агентства есть определённые сомнения. В одном из отчётов агентства делается вывод, что в будущем небольшие децентрализованные электростанции будут вырабатывать гораздо больше электроэнергии, чем крупные предприятия.

Эксперты из Немецкого института экономических исследований (DIW) предлагают уделять больше внимания подключению морских ветроэлектростанций к береговой энергосистеме. В отчёте рекомендуется более эффективно согласовывать действия государственных органов планирования на севере и на юге. Вместо этого, по словам Ярраса, «подключается всё, что производит электроэнергию, без учёта размера экономических затрат».

По сути, предполагается, что немцам нужно будет платить за подключение к сети даже тех морских ветроэлектростанций, которые вообще не вырабатывают электричества. Чтобы сделать инвестиции в эти проекты более привлекательными, федеральное правительство установило новые принципы распределения ответственности. В случае задержки с подключением ветроэлектростанции к общей сети – например, из-за отсутствия кабелей, которые можно использовать на большой глубине, – платить по счетам придется потребителям электроэнергии, а не компаниям. Издержки, связанные с подобными задержками, уже оцениваются примерно в 1 млрд евро. Правительственные источники заявляют, что этой зимой ожидаются ещё большие проблемы в связи с неблагоприятными погодными условиями.

Ветроэнергетика: сопротивление переменам



69-летний Рихард Любсен, фермер из Вангерланда – коммуны в районе Фризия на севере Германии, долгое время верил в силу природы. В 1993 году Любсен установил ветряную турбину возле своей фермы. Установка мощность 500 кВт и высотой 54 метра (177 футов) привлекала немало внимания, и в день её запуска Любсен угощал любопытных зрителей сосисками и квашеной капустой.

Инвестиции Любсена окупились. Деньги, которые он получал, продавая электроэнергию по сильно заниженным ценам, помогли ему пережить кризис, случившийся из-за эпидемии коровьего бешенства. «Так приятно с утра выглянуть в окно и увидеть, как вращается ротор, и услышать его гудение», – говорит он. Неудивительно, что многие из его соседей последовали примеру Любсена и установили собственные турбины.

Но сейчас пионеры энергетической революции стоят на пути прогресса. Мэр Вангерланда Харальд Хинрикс хотел бы построить новый ветропарк с гораздо более мощными турбинами. Предложенный проект позволит получать как минимум в 2,5 раза больше электричества, чем существующие установки.

Но обязательным условием является предварительный демонтаж старых турбин – процесс, именуемый в отрасли техническим перевооружением. Его целью является установка наиболее эффективных из доступных турбин в наиболее выгодных местах с точки зрения энергии ветра, что в принципе логично. Затраты сравнительно невелики, а отрицательное влияние на ландшафт не окажется чрезмерным, даже невзирая на тот факт, что новые ветряные турбины будут выше.

Однако ряд владельцев старых турбин в Вангерланде отказываются сотрудничать с властями, так как эти турбины приносят им прибыль и уже окупились. Поэтому Любсен и его соседи настроены скептически, даже несмотря на то, что они получат денежное вознаграждение за установку новой турбины. «Очень сложно согласовать интересы владельцев старых турбин, собственников земли и местных жителей с нашими интересами», – заявляет мэр Вангерланда Харальд Хинрикс, подразумевая местные власти. Настроения в посёлке злобные, некоторые жители общаются друг с другом только через поверенных.

Маркель Рашке, адвокат из Repowering InfoBörse – ганноверской организации, обеспечивающей информационное взаимодействие по вопросам модернизации ветряных турбин, может привести множество других примеров. Он выполняет непростую задачу – даёт консультации от лица Германской ассоциации городов и муниципалитетов, а также федерального правительства. «К сожалению, техническое перевооружение – гораздо более дорогостоящий и утомительный процесс, чем строительство новых мощностей на неосвоенных землях», – утверждает он.

Процесс планирования не становится проще от того, что за установку ветряных турбин отвечает министр по охране окружающей среды Петер Альтмайер, тогда как площадки для этой самой установки находятся в ведении Петера Рамзауэра, министра транспорта, строительства и городского развития. В результате самый действенный и эффективный с точки зрения затрат способ производства экологически чистой энергии предполагает стояние на одном месте. Согласно результатом исследования, проведенного консалтинговой компанией Deutsche Windguard, сейчас в Германии насчитывается около 13 750 старых ветряных турбин, которые можно модернизировать. За первые шесть месяцев текущего года всего 15 из них были заменены на 10 новых установок.

Эффективность: игнорирование и задержки

Когда комиссар ЕС Гюнтер Эттингер чем-то расстроен, он, как правило, говорит так быстро, что даже проглатывает слоги. Однажды утром несколько недель назад он стал пропускать целые слова – и участники встречи услышали, как он бормочет какие-то фразы типа «ничего, кроме недовольных разглагольствований», «постоянное противодействие» и «редко когда можно увидеть что-то подобное».

Эттингер озабочен размером потерь электроэнергии в Германии, особенно при эксплуатации зданий. Согласно директиве ЕС, страны – участницы Евросоюза должны проводить модернизацию 3% своих общественных зданий в год. Однако Германия не следует установленным правилам, так как руководящие органы федеральных земель и муниципалитетов отказываются нести соответствующие расходы. А их роль велика, ведь они владеют тысячами общественных зданий и жилых помещений.

Печальная правда заключается в том, что Германия тратит миллиарды на установку ветряных турбин и солнечных панелей, а в результате значительная доля энергии теряется из-за недостаточной изоляции окон.

Примерно в 18 млн жилых домов в Германии имеются существенные возможности для экономии энергии. Около 70% из них были построены до 1979 года, то есть до того времени, когда в Германии вступило в силу первое постановление о термоизоляции. В большинстве из этих зданий отсутствует изоляция внешних стен, полов и потолков. Согласно оценкам мюнхенского Исследовательского института термоизоляции (FIW), в случае модернизации энергопотребление при эксплуатации этих домов можно сократить на две трети.

Именно столько экономит банк Deutsche Bank с тех пор, как был проведена модернизация обеих башен его головного офиса во Франкфурте. Стоимость работ составила примерно 200 млн евро, и теперь фасад здания покрыт трехслойными панелями, система отопления на солнечных батареях обеспечивает его горячей водой для отопительных целей, а освещение контролируется с помощью компьютера.

Последняя поправка к постановлению об энергосбережении в Германии (EnEV), принятому в 2007 году, показывает, как мало внимания политики уделяют энергоэффективности. Поправка предполагает лишь незначительное ужесточение требований к новому строительству. Законопроект, который позволил бы владельцам домов и квартир вычитать расходы на модернизацию старых зданий из уплачиваемых ими налогов, в течение всего прошлого года оставался на рассмотрении в согласительной комиссии, которая выступает в качестве посредника между бундестагом, нижней палатой парламента Германии, и бундесратом – верхней палатой, представляющей интересы федеральных земель. Боясь потерять прибыль от налоговых поступлений, федеральные земли отклонили законопроект.

Комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер утверждает, что прибыль, потерянная властями федеральных земель, будет с лихвой компенсирована дополнительной выручкой от проводимых работ по модернизации старых зданий. Эттингеру, члену правоцентристского Христианско-демократического союза Германии, споры между бундестагом и бундесратом по этому вопросу представляются «почти неприличными».

Часть 3. Электростанции вынуждены терять деньги

Германией ещё правил кайзер, когда, почти век назад, электростанция «Франкен I» начала вырабатывать электроэнергию. На самом деле электростанцию уже планировали закрывать, но в связи с проведением энергетического переворота ей позволили существовать и дальше.

Предстоящей зимой в пасмурные безветренные дни можно будет считать, что баварцам очень повезло, что старая электростанция по-прежнему включена в общую сеть. По словам руководителя предприятия Вольфганга Альтхауса, оно позволяет генерировать более 850 МВт электроэнергии по первому требованию, хотя и с существенными издержками.

Электростанция «Франкен» обеспечивает часть так называемого холодного резерва в германской системе энергоснабжения. До тех пор пока ёмкость мощностей для хранения энергии недостаточно велика, практически для любой солнечной или ветряной электростанции должна иметься резервная электростанция обычного типа. Без такой двойной структуры поставки электроэнергии могут резко сократиться.

В то же время из-за активного развития в области возобновляемых источников энергии, поддерживаемого за счёт субсидий, электростанции обычного типа уже становятся невыгодными. Законодательство требует отдавать предпочтение экологически чистым источникам энергии, если они доступны, поэтому электростанции, работающие на газе, нефти или угле, зачастую приходится останавливать, чтобы избежать перегрузки в сети. Из-за этого выручка уменьшается, а расходы растут, ведь постоянный запуск и прекращение работы предприятия связаны со значительным потреблением топлива и дополнительным износом оборудования.

В прошлом операторы электростанций могли устанавливать более высокие цены на электроэнергию, потребляемую в полуденное время. Но теперь в это время суток с ними конкурируют солнечные электростанции. В очень ветреные и солнечные дни при низком уровне потребления рыночные цены на энергетической бирже порой падают почти до нуля. Существует даже такое явление, как отрицательные затраты, когда, например, австрийским аккумулирующим гидроэлектростанциям платят за то, что они забирают излишки электроэнергии у Германии.

Перспективы настолько безрадостны, что поставщики электроэнергии практически не заинтересованы в строительстве новых электростанций. В нынешних условиях даже самая современная и эффективная парогазотурбинная электростанция не позволит окупить миллиардные капитальные затраты.

«Трудно оправдать строительство новых электростанций обычного типа в этот сложный переходный период», – утверждает генеральный директор RWE Петер Териум. Если бы компании могли действовать по своему усмотрению, они бы уничтожили и старые электростанции, такие как «Франкен I».

Министерство экономики разрабатывает новый законопроект, в рамках которого можно будет обязать операторов электростанций сохранять старые предприятия, подключенные к общей сети. Однако энергетические компании такой законопроект не поддержат. Хотя они и готовы идти на компромисс на недолгое время, в долгосрочной перспективе они не намерены оставлять какие-либо электростанции в составе единой энергосистемы, если «они не смогут возместить капитальные затраты», заявляет Териум.

Это означает, что в будущем энергетические компании будут получать компенсацию за сохранение резервных электростанций в рабочем состоянии. Так как правительство планирует создать новый законопроект именно с этой целью, оплачивать расходы опять-таки придётся потребителям электроэнергии.

Хранение энергии: слишком мало, слишком дорого

Когда рабочие на металлургическом комбинате компании ArcelorMittal загружают скрап чугуна в доменную печь, из печи с адским шумом вырываются желто-белые языки пламени. Огромное количество поглощаемой при этом энергии ощущается почти физически. Завод, распложенный в Финкенвердере, одном из районов Гамбурга, расходует миллиард киловатт-часов электроэнергии в год, то есть примерно столько же, сколько 250 тыс. семей из четырех человек. Эта цифра может иметь серьёзное значение в случае чрезвычайной ситуации, подобной той, что случилась в начале февраля.

Когда значительную часть Европы охватили суровые морозы, потребление электричества резко возросло. Гамбург был на грани аварийного отключения энергоснабжения, рассказывает руководитель предприятия Лутц Бандуш. Чтобы в городе не погас свет, он приостановил работу доменных печей и прокатных станов в Финкенвердере.

Вместо прибыли от производства стали компания получила компенсацию за отказ от её производства. Соглашение оказалось выгодным для металлургического комбината. «Это должно быть оправданным с экономической точки зрения», – признаёт Бандуш, хотя ему и казалось, что получать деньги за то, чтобы ничего не делать, несколько странно.

Ряд компаний в настоящее время ведёт переговоры с Федеральным сетевым агентством о размере компенсации, которую они получат за остановку своего оборудования в случае нехватки электричества. К сожалению, Германия не обладает достаточными мощностями для хранения энергии, которые позволили бы сглаживать колебания в энергосистеме. Кроме того, как это ни парадоксально, в результате энергетического переворота операторам аккумулирующих электростанций стало очень сложно получать прибыль – они оказались в затруднительном положении подобно операторам электростанций обычного типа.

В прошлом компании, эксплуатирующие аккумуляторные электростанции, как правило, использовали электроэнергию, приобретённую по низким ночным тарифам, чтобы закачивать воду в свои резервуары. Днем, когда цены на электричество были выше, они выпускали воду, чтобы обеспечить вращение турбин на электростанциях. Это был прибыльный бизнес.

Но сейчас порой цены бывают высокими ночью и низкими днём, поэтому эксплуатация подобных электростанций становится невыгодной. Крупная шведская электроэнергетическая корпорация Vattenfall объявила о планах по закрытию через три года аккумуляторной гидроэлектростанции в Нидерварте (город в Саксонии – федеральной земле на востоке Германии). Крайне необходимая электростанции модернизация обошлась бы слишком дорого. Но какова альтернатива?

В планы правительства также входит использование аккумуляторных батарей, и 400 млн евро уже выделены из бюджета для проведения научно-исследовательских работ в этой области. Электроэнергетические предприятия также возлагают большие надежды на аккумуляторные технологии. Но насколько реалистичны все эти планы?

Чисто ради интереса Флориан Шлёгль, директор отдела регенеративных электростанций из Института энергии ветра и энергетических систем имени Фраунгофера (IWES), расположенного в городе Касселе в центральной части Германии, подсчитал, каким должен быть размер аккумулятора, который позволит обеспечивать электричеством город вроде Мюнхена (население – 1,38 млн человек) в течение двух или трёх дней.

По словам Шлёгля, окончательный результат зависит от доступных технологий аккумулирования электроэнергии. Литий-ионный аккумулятор, подобный тем, которые используются в мобильных телефонах и ноутбуках, будет иметь 32 метра (174 фута) в длину, ширину и высоту. Таким образом, по высоте он будет на одном уровне с крышей стадиона «Альянц Арена», где проводит свои домашние игры футбольный клуб «Бавария Мюнхен», а вес его составит 250 тыс. тонн. Размеры свинцово-кислотного аккумулятора, схожего с теми, что используются в автомобилях, будут ещё больше. Длина, ширина и высота аккумулятора кубической формы составит 93,3 метра – и у Мюнхена появится новая знаковая достопримечательность.

Эксперты сходятся во мнении о целях, но спорят о способах их достижения

В Бранденбурге – федеральной земле на востоке Германии – подобную достопримечательность уже создали. На прошлой неделе в районе Меркиш-Одерланд, расположенном между Берлином и польской границей, был торжественно открыт крупнейший в Германии солнечный энергоцентр. Он позволяет производить достаточное количество электроэнергии, чтобы обеспечить ею 48 тыс. домохозяйств, по крайней мере в солнечную погоду. Но, к сожалению, пока что вырабатывать электричество он не будет, потому что энергоцентр ещё не подключён к общей энергосистеме. На проведение линий электропередачи и строительство трансформаторной подстанции уйдет ещё несколько месяцев.

В этом безумии есть своя система. Чтобы получить правительственные субсидии в максимальном объёме, оператор солнечного энергоцентра хотел завершить работы по его созданию до конца сентября. В этом случае по старому законодательству он имеет право на получение субсидии в течение 20 лет, поэтому необходимость подождать несколько месяцев до подключения к общей энергосистеме не имеет для него особого значения.

В ближайшие несколько лет за счёт потребителей электроэнергии будет выплачено более 100 млрд евро субсидий производителям солнечной энергии. Будут предоставляться и дополнительные миллиардные льготы. Подобно предыдущему правительству, коалиция ХДП, ХСС и СвДП также пошла на поводу у лоббистов солнечной энергетики. Предложенная последними бизнес-модель по-прежнему основана скорее на получении субсидий в как можно большем размере, чем на подаче максимального объёма полезной электроэнергии в общую сеть.

По мнению экспертов, если такая ситуация сохранится, то энергетический переворот будет обречён на провал. Комиссия, которая по поручению канцлера Ангелы Меркель следит за ходом преобразований, представит свой первый отчёт в декабре этого года. Предварительные заявления заставляют предположить, что итоговое заключение комиссии будет весьма критическим.

Когда председатель комиссии Андреас Лёшель едет на велосипеде на работу в Центр европейских экономических исследований (ZEW), расположенный в Мангейме – городе на юго-западе Германии, он проезжает мимо старой электростанции. Прошлой зимой из её труб снова шел дым. Без этой электростанции в городе возникли бы проблемы с энергоснабжением.

Лёшель и его коллеги из наблюдательной группы считают, что увеличение количества солнечных панелей на крышах и ветряных турбин не будет иметь особого смысла до тех пор, пока не хватает мощностей для хранения энергии. Они предупреждают, что субсидии могут привести к перекосам в принятии деловых решений и неправильному управлению системой в целом. По их мнению, перекладывать затраты и риски на потребителей электроэнергии – сомнительный метод, ведь это в свою очередь отрицательно скажется на принятии проекта общественностью. Георг Эрдманн из Берлинского технического университета, также входящий в состав наблюдательной группы, подсчитал, что налоговый сбор, предусмотренный законом о возобновляемых источниках энергии, может увеличиться на 10 центов за киловатт-час, если правительство не примет должных мер.

Несмотря на всю критику, эксперты по-прежнему полагают, что переходить к возобновляемым источникам энергии нужно. Просто делать это следует правильно, добавляет Лёшель.

Этим летом в ходе деловой поездки Петера Альтмайера, министра по охране окружающей среды, неоднократно спрашивали о постепенном выводе атомных электростанций из эксплуатации. Во время этих дискуссий его англоговорящие собеседники как ни в чем не бывало использовали термин Energiewende – немецкое слово для обозначения энергетического перевода. Похоже, этот термин уже устоялся во всем мире.

Альтмайер остался доволен. Но пока остаётся лишь гадать, как будут восприниматься разговоры о германском Energiewende в будущем: станет ли этот термин использоваться как комплимент, подобно тому, как вошедшие в английский язык слова kindergarten и autobahn для обозначения детского сада и скоростной автомагистрали соответственно обладают в основном положительной окраской? Или же термин Energiewende будет звучать иронично, как пришедшее к нам из немецкого языка слово «ангст»?


29 июля 2013 в 17:03

зарубежные рынки, единая энергосистема, нефть, солнечная батарея, солнечные батареи, солнечная панель, нефть стоимость, солнечные электростанции, гидроэлектростанции, электроэнергия стоимость

Другие пользователи читают

Модернизации дали добро

14 ноября на совещании у президента России Владимира Путина состоялась длительная отраслевая дискуссия о дальнейших ...

14 ноября 2017 в 21:54
Климатическая бомба под ногами

До сих пор, когда речь заходила о глобальном потеплении, эксперты говорили прежде всего о состоянии атмосферы и океанов....

19 октября 2017 в 16:55
Долгосрочный тариф в обмен на дивиденды

Возглавивший «Россети» всего два месяца назад Павел Ливинский уже успел взбудоражить энергообщественность рядом громких ...

09 ноября 2017 в 23:26
Зелёное несчастье

Жители Сиднея платят за свет вдвое больше ньюйоркцев, хотя их страна славится своими запасами угля и природного газа...

26 октября 2017 в 10:20