10 проблем, с которыми предстоит разобраться противникам угля, нефти и газа

Джуд Клементе. Глава компании JTC Energy Research Associates, LLC. Бакалавр политических наук (Университет Пенсильвании), магистр в области национальной безопасности (Университет Сан-Диего).

10 проблем, с которыми предстоит разобраться противникам угля, нефти и газа


Я твёрдо убеждён, что следует поддерживать ВСЕ источники энергии, поскольку каждому из них найдёт применение в будущем. К сожалению, я также вынужден заметить, что поклонники возобновляемой энергетики настроены более враждебно к углеводородам, чем апологеты угля, нефти и газа к энергии солнца и ветра. При этом напрочь игнорируется тот факт, что каждый источник энергии имеет как положительные, так и отрицательные стороны.

Итак, нам нужна полноценная ревизия тезисов сторонников возобновляемой энергетики, тем более что в последнее время они призывают к опасным вещам:

1. Отказаться от производства ископаемого топлива.
2. Прекратить развитие соответствующей инфраструктуры.
3. Наращивать давление на бизнес компаний, добывающих уголь, нефть и газ.

Например, в Новой Англии, где нехватка трубопроводов вынуждает закупать дорогой газ из Йемена, вместо того чтобы получать дешёвый сланцевый газ из Пенсильвании, противники угля, газа и нефти поддерживают иностранных поставщиков. Ведь потребности населения в энергии никуда не делись. Движение против углеводородов в последнее время сталкивается с таким количеством проблем и неожиданных обстоятельств, что их становится всё труднее игнорировать.

Снижение производства угля, нефти и газа неизбежно упирается в фундаментальную экономическую проблему: чем меньше используется ископаемое топливо, тем дешевле, а значит привлекательнее оно становится. Например, падение цен на бензин здорово подкосило продажи электромобилей.

Существенное снижение производства угля, нефти и газа повлечёт за собой безработицу и социальную напряжённость по всей стране. Чтобы хоть как-то компенсировать потери домохозяйств и снизить уровень недовольства, федеральным и местным властям придётся потратить миллиарды долларов. К примеру, мы часто забываем о коренных американцах (индейцах), многие из которых потеряли стабильную и высокооплачиваемую работу в угольной отрасли в результате её жесткого регулирования. В некоторых племенах уровень безработицы достигает 60%. В нефтяной индустрии США занято около 10 млн человек, а зарплата высококлассных инженеров порой превышает 130 000 долларов в год. Что касается остального мира, некоторые беднейшие страны богаты ресурсами, и доходы от продажи нефти и газа составляют там до 70% ВВП. Эти деньги настолько важны для выживания таких государств, что движение против ископаемого топлива никогда не получит в них сколько-нибудь значимой поддержки. Пока никто не предложил, как решать эту проблему. Американские компании в сфере солнечной энергетики утверждают, что в их отрасли больше рабочих мест, чем в угольной. Фактически же солнечная энергетика даёт стране 1% электроэнергии, тогда как один лишь уголь – более 30%. Также «солнечные» компании уверены в своей способности создать больше рабочих мест, чем нефтяная и газовая промышленность, игнорируя тот факт, что нефть и газ обеспечивают производство 65% от всей энергии в США. Иными словами, они утверждают, что производят меньше энергии, задействуя больше сотрудников, то есть расписываются в собственной неэффективности. А что касается так называемых зелёных рабочих мест, мой вопрос пока остаётся без ответа: «Рабочее место шахтера, добывающего уголь, с помощью которого делают сталь, из которой делают ветровую установку является достаточно «зелёным»? По-моему, точно в большей степени, чем рабочие места юристов и помощников администраторов, которые по какому-то недоразумению попали в «зелёный» список.

Снижение производства угля, газа и нефти повлечёт снижение налоговых поступлений и обрушит бюджеты всех уровней, и без того испытывающие трудности со времён Великой рецессии. В Вайоминге налоги с угольной промышленности ежегодно пополняют бюджет на 1,2 млрд долларов. В Калифорнии власти столкнулись с бюджетным дефицитом, потому что автовладельцы используют всё меньше бензина, налоги с продаж которого шли на ремонт дорог и мостов. Одна только ExxonMobil платит налогов на сумму 85 млн долларов в день!

Даже самые элементарные меры по улучшению энергоэффективности и сбережению природных ресурсов способны вызвать проблемы буквально на ровном месте. В засушливой Калифорнии власти призвали граждан экономить воду. В результате этой экономии местный Департамент водных ресурсов был вынужден повысить расценки и установить дополнительные сборы, чтобы компенсировать убытки и покрыть затраты на ремонт трубопроводов и обслуживание клиентов. Жители Сан-Франциско, к примеру, были весьма удивлены суммами в своих счетах за воду после того, как местная водная компания повысила цены на 28%, чтобы возместить убытки от спада продаж.

На практике повышение энергоэффективности удешевляет стоимость топлива и в итоге приводит к увеличению потребления энергии. Идея такова: «Покупай более экономичную машину, чтобы ездить больше прежнего». Речь идёт о так называемом эффекте отскока, или парадоксе Джевонса, описанном ещё в 1865 году.
Пример Калифорнии показывает, как десятки миллиардов долларов, потраченные на солнечные и ветровые электростанции, привели в итоге к росту потребления газа. Именно это топливо обеспечивает стабильную работу энергосистемы штата. И вновь факты неумолимы: большую часть времени калифорнийские ветряки и солнечные батареи не производят НИКАКОЙ энергии. В то время как газ даёт штату 61% всего электричества – на 14% больше, чем в 2003 году, года Калифорния приняла свой первый стандарт по развитию ВИЭ (Renewable Portfolio Standard). Это во многом объясняет, почему ветер и солнце – не альтернативные, а лишь дополнительные источники энергии, и почему я всегда утверждал, что намного важнее проводить исследования по снижению стоимости ВИЭ и искать способы долгосрочного хранения энергии, чем строить новые ветровые и солнечные электростанции. У нас не принято вспоминать об этом, но в Германии и Дании – ведущих европейских странах с точки зрения ветровой энергетики, – стоимость электричества для рядовых пользователей составляет 40 и 42 центов кВт/ч соответственно, в то время как в США эта сумма не превышает 13 центов.

В каком направлении ни развивалась бы наша энергосистема, мы потребляем огромное количество ископаемого топлива. Весь промышленный комплекс страны построен на углеводородах. Это значит, что чем больше мы создаём ВЭС и СЭС, тем больше тратим угля, нефти и газа. Простой пример: чтобы выплавить один наземный ветряк, нужно сжечь 150 тонн коксующегося угля, ветряк морского базирования – 250 тонн. Не говоря уже о топливе для грузовиков, которые повезут эти ветряки к месту установки. В итоге альтернативная энергетика стимулирует развитие технологий в энергетике традиционной, которые куда больше влияют на снижение вредных выбросов, чем любые ветряки и солнечные панели.

Стоит взглянуть на проблему с глобальной точки зрения. 6 из 7 людей на Земле живут в развивающихся странах, для которых главная задача – это борьба с бедностью. По сути мир только НАЧИНАЕТ потреблять энергию. Более 2100 угольных электростанций запланировано к строительству по всей планете. Реальность такова, что мы продолжим использовать ВСЕ источники энергии. В конце концов, энергия – это стимул к развитию экономики, а развитая экономика – стимул к долгой и здоровой жизни людей. Так что если у вас есть энергетический проект – внедряйте!

Вопреки общепринятому мнению возобновляемые источники энергии не такие уж и новые. Напротив, именно солнце и ветер были самыми первыми энергоносителями в истории. Но мир не стоит на месте, и в XIX веке им на смену пришли уголь, нефть и газ. Вполне вероятно, что в будущем мы будем иметь дело с чем-то иным, скажем, с энергией водорода, ядерного синтеза или чем-то, о чём мы сегодня даже не догадываемся.

Многие американцы, похоже, не в состоянии оценить масштабы нашей энергосистемы, размеры этого монстра, пожирающего 100 000 тонн угля, 35 млн галлонов нефти и 3 млрд кубических футов газа… каждый час. Ветер и солнце не в состоянии покрыть и 60% наших энергетических потребностей в электричестве.

Шаткие мечты мистера Илона Маска (между прочим, обошедшиеся бюджету в 4,9 млрд долларов в виде субсидий) – яркий пример того, насколько важно для всех нас доступное ископаемое топливо. Из 17 млн автомобилей, ежегодно продаваемых в США, лишь 150 000 оснащены электродвигателями. И не стоит забывать – электричество для них производится из угля нефти и газа.


Оригинал материала:


25 марта 2016 в 03:49

возобновляемая энергетика, возобновляемые источники энергии, энергетика, уголь, угольная генерация, нефть, солнечные батареи, солнечная панель, электроэнергия, альтернативные источники энергии

Другие пользователи читают

Топ-менеджер GE Уильям Ховард: «Энергетики не должны бояться стать диджитал»

Шопинг, банковские операции, транспорт – интернет-решения сегодня охватывают почти все сферы нашей жизни. Уильям Ховард,...

23 мая 2017 в 14:15
Сети и сбыты уместятся в одном окне

На этой неделе были опубликованы постановления правительства об изменении порядка технологического присоединения (ТП)...

17 мая 2017 в 20:53
Лицензирование сбытов: передел рынка или борьба с неплатежами?

С 1 июля энергосбытовые компании России смогут работать лишь при наличии лицензии. Соответствующая норма содержится в за...

03 мая 2017 в 13:50
Платёжные разногласия

С 1 июля все платежи за ЖКХ должны будут проходить через государственную информационную систему жилищно-коммунального...

19 мая 2017 в 19:12