Птица Феникс завтрашнего дня

В декабре прошлого года на фоне итогов первого долгосрочного конкурентного отбора мощности практически потерялись результаты конкурса по отбору энегомощностей в секторе возобновляемых источников энергии. Вместе с тем реальная заявка инвесторов на строительство мощностей ветровой, солнечной и малой гидроэнергетики даёт возможность оценить ближайшие перспективы развития сектора ВИЭ в нашей стране. Рассказ о ситуации в российской «зелёной» энергетике – в материале «Перетока».

Птица Феникс завтрашнего дня

Источник: www.fotosearch.com


Возобновляемая энергетика для России, но фоне «моды» на ВИЭ в мире, – пока самый молодой и самый маленький сектор энергорынка. Только с 2013 года НП «Совет рынка» начал проводить конкурсный отбор проектов ВИЭ на четыре года вперёд в форме двухэтапного аукциона. В декабре 2015-го из 23 поступивших заявок на данный конкурс одна заявка была подана на строительство объектов ветровой генерации, две в отношении объектов гидрогенерации, а остальные 20 – солнечной. В результате было отобрано 17 проектов суммарной установленной мощностью 364,8 МВт (14 солнечных электростанций (СЭС) суммарной установленной мощностью 280 МВт, две малые гидроэлектростанции (МГЭС) – 49,8 МВт и одна ветровая электростанция (ВЭС) – 35 МВт).
Квоты на поддержку солнечной генерации получили «Т Плюс» (контроль над компанией осуществляет «Ренова» Виктора Вексельберга), китайская «Солар Системс» и Hevel Solar (совместное предприятие «Реновы» и «Роснано»). Также были приняты заявки финского «Фортума» (компания впервые приняла участие в отборе) с проектом строительства ветровой электростанции и «Норд Гидро» с проектом малой гидроэлектростанции. По итогам конкурса инвестиции в развитие ВИЭ в России в ближайшие четыре года составят 48 млрд рублей.
Компания «Т Плюс», которая в декабре 2015 года запустила Орскую солнечную электростанцию мощностью 25 МВт, построит в Оренбургской области ещё три станции (45 МВт, 30 МВт, 60 МВт) со сроком ввода в 2016 и 2019 годах. Hevel Solar реализует восемь проектов на Алтае, в Башкирии и Саратове суммарной мощностью 95 МВт, со сроком ввода также в 2016 и 2019 годах. Китайская «Солар Системс» реализует проекты по вводу 50 МВт новых мощностей солнечной генерации в эти же сроки, помимо существующих у компании проектов на 175 МВт, которые были одобрены в ходе предыдущего конкурсного отбора (срок ввода этих мощностей – 2018 год).
Финская «Фортум» получила право на строительство ветровой станции мощностью 35 МВт в Ульяновске (ввод намечен на 2016 год), компания «Норд Гидро» построит две очереди МГЭС «Белопорожская ГЭС» в Карелии.
Кроме победителей последнего конкурса существенным портфелем проектов обладает также ГК «Энергия Солнца» – проекты компании на строительство 435 МВт мощностей солнечной генерации и 105 МВт ветровых станций успешно прошли отборы в 2013–2014 годах, но пока не запущены.
Всё это выглядит пока достаточно скромно на фоне амбициозных планов российского Министерства энергетики. Принятая в 2013 году государственная программа поддержки развития ВИЭ в России предусматривает десятикратное увеличение доли альтернативных источников энергии в энергобалансе страны к 2024 году. К этому времени на оптовом рынке возобновляемой энергии планируется ввести 8–10 ГВт новых мощностей, а также около 3 ГВт – на розничном рынке, сообщил первый заместитель министра энергетики России Алексей Текслер в ходе своего выступления на заседании ассамблеи Международного агентства по возобновляемой энергии IRENA. Это будут солнечные и ветряные электростанции, а также малые гидроэлектростанции.
grafik_VIE.jpg
• Данные Министерства энергетики России

Главным инструментом реализации этой программы должен стать механизм договоров по предоставлению мощности (ДПМ), который ранее был использован для привлечения инвестиций в строительство новых объектов традиционной генерации. В соответствии с этими договорами государство гарантирует инвесторам высокую базовую доходность таких проектов (14% годовых), закладывая её в плату за мощность, которую новая станция будет получать на рынке в течение 15 лет после пуска. Есть в этих договорах и новации. В частности, проекты в секторе ВИЭ отбираются по минимальным заявленным капитальным затратам, а также по степени локализации производства необходимого для реализации проектов основного оборудования: от 45% в 2014 году до 65–70% в 2016–2024 годах.
Тем не менее даже при подобных «тепличных» условиях перспективы реального развития сектора ВИЭ в России остаются весьма туманными. Главный сдерживающий фактор – текущий профицит мощностей в отечественной энергосистеме. Сегодня отраслевые эксперты отмечают перепроизводство электроэнергии на рынке и отсутствие экономических стимулов для дальнейшей реализации новых проектов. В целом инвестиционный пик в электроэнергетике был пройден в 2015 году, в 2016-м наблюдается сокращение расходов на инвестпрограммы генерирующих компаний на фоне профицита мощностей, считает аналитик «Райффайзенбанка» Фёдор Корначёв. По мнению начальника отдела маркетинга НПО «Сатурн» Дмитрия Маслякова, уже сегодня на рынке электроэнергии производство превышает потребление – мы имеем порядка 20% резерва установленных мощностей.
Кроме того, значительное влияние на рынок ВИЭ в стране оказывают и колебания курса национальной валюты. Несмотря на требования по локализации производства необходимого оборудования, на данный момент сектор критически зависим от оборудования импортного. Именно по этой причине в конкурсе 2015 года по ветрогенерации и малым ГЭС заявки оказались меньше квот. По ним пока не удаётся локализовать производство оборудования в России на уровне, предусмотренном правительственной программой, несмотря на рост предельных капитальных затрат, как за счёт утверждения правительством базовых значений, так и за счёт учёта валютной составляющей. В настоящее время, в частности, степень локализации по объектам ветровой генерации, по предварительным оценкам, составляет 25%, поясняют в НП «Совет рынка». В связи с существенным подорожанием оборудования (почти в два раза), эффективность реализации таких проектов ощутимо снизилась.
Относительно комфортно в этих условиях себя чувствуют только проекты солнечной генерации, по которым квоты выбраны полностью. «В России достаточно собственных производственных мощностей по выпуску солнечных модулей – основного компонента солнечных электростанций. На сегодняшний день суммарный годовой объём выпуска солнечных модулей составляет около 160–180 МВт, что вполне соответствует ежегодному объёму проектов», – комментирует директор НП «Ассоциация предприятий солнечной энергетики» Антон Усачёв. Кроме того, с 2014 года зарубежные производители начали локализацию производства других компонентов, необходимых для солнечных электростанций, – инверторов, опорных конструкций и др. Таким образом, режим санкций никак не повлиял на реализацию проектов в России, резюмирует Усачёв. Это мнение подтверждают и в компании «Т Плюс»: «С началом реализации первых проектов в России стала формироваться производственная база, обеспечивающая потребности в компонентах и оборудовании для солнечных электростанций. Таким образом, в настоящий момент в России существуют предприятия, способные поставлять солнечные батареи приемлемого уровня эффективности».
Вместе с тем факторы, характерные для нашей страны, служат только дополнением к общим проблемам развития возобновляемой энергетики, о которых не стоит забывать. Не секрет, что энергообъекты ВИЭ сегодня основаны на дорогой технологической базе с низким КПД и не могут конкурировать с традиционной генерацией. Узким местом ВИЭ является и нестабильная выработка электроэнергии, которая зависит от климатических колебаний. По факту сегодня мощности «зелёной» энергетики могут выступать только резервом энергосистемы.
Энтузиасты ВИЭ, конечно, не сдаются. По их мнению, мировая практика (где с 2013 года объём вводов новой генерации ВИЭ опережает объём вводов традиционной) показывает, что сетевой паритет возобновляемой энергетики (это когда она становится конкурентоспособной по отношению к традиционной) достигается в течение 5–7 лет в зависимости от объёма реализуемых проектов. В России сетевой паритет солнечной энергетики может наступить после 2020 года, ожидает Антон Усачёв. С ним соглашается представитель ГК «Энергия Солнца»: «У нас в стране ВИЭ будут способны конкурировать с традиционной энергетикой лет через 10–15, тогда как за рубежом – в Германии, Дании, США, Китае мы уже наблюдаем эту тенденцию. Формально в России самая распространённая ВИЭ – гидроэнергетика (порядка 30%), потом – атомная (она тоже относится к возобновляемым источникам, 20%), после этого – солнечная энергетика (менее 1%)». Но если говорить об удалённых территориях, где отсутствует доступ к единой энергосистеме, то солнечная энергетика там уже сегодня в состоянии конкурировать с традиционной генерацией, добавляет Антон Усачёв.


Автор: Елена Зотова

04 февраля 2016 в 17:03

ВИЭ, солнечные батареи, электроэнергия, альтернативные источники энергии, солнечные электростанции, гидроэлектростанции, электроэнергетика, ветряные электростанции, альтернативная энергетика, атомная энергетика

Другие пользователи читают

Регионам оставят только «вилку»

В ближайшее время правительство направит в Государственную думу законопроект, вносящий изменения в федеральный закон...

Сегодня в 21:12
Модернизации дали добро

14 ноября на совещании у президента России Владимира Путина состоялась длительная отраслевая дискуссия о дальнейших ...

14 ноября 2017 в 21:54
Прямоточное водоснабжение упёрлось в деньги

Минэнерго подготовило поправки в Водный Кодекс, снимающие запрет на строительство ТЭС и АЭС с прямоточными системам водо...

27 ноября 2017 в 21:52
Долгосрочный тариф в обмен на дивиденды

Возглавивший «Россети» всего два месяца назад Павел Ливинский уже успел взбудоражить энергообщественность рядом громких ...

09 ноября 2017 в 23:26