Банк России Банк России

Инвестиционно-атомная война

На фоне торговой войны и многочисленных шпионских скандалов администрация Дональда Трампа ограничила экспорт новейших ядерных технологий в Китай. Сами американские ядерщики придерживаются на этот счёт диаметральных позиций. Обеспеченные контрактами на внутреннем рынке компании ведут себя так, будто ничего не произошло. В то же время владельцы высокотехнологичных стартапов и институтов, связанных с разработкой небольших модульных реакторов, сетуют, что китайские инвестиции были для них едва ли не последней надеждой.

Инвестиционно-атомная война

Источник: AL hutluht / Shutterstock.com

Шпион, выйди вон

Для тех, кто не следит за перипетиями американо-китайских взаимоотношений, немного предыстории. В начале осени Дональд Трамп ограничил дополнительными тарифами импорт китайских товаров на общую сумму $200 млрд, пригрозив повысить ставки, если китайцы вздумают ответить. Руководство КНР не стушевалось и ввело новые тарифы на американские товары на $60 млрд. В октябре Трамп руками главы Департамента энергетики Рика Перри исполнил свою угрозу, резко сократив возможности продажи Китаю, а точнее, Китайской ядерной энергетической компании (China General Nuclear Power Company) и аффилированным с ней структурам новейших ядерных технологий гражданского назначения.

Речь в первую очередь идёт о так называемых малых модульных реакторах на лёгкой воде (SMR) и новейших модификациях реакторов на тяжёлой воде. Эти реакторы обладают большим потенциалом для использования в военных целях – для обеспечения энергией морских судов и отдалённых форпостов. В то же время реакторы прежних генераций и их компоненты не попали в нынешний список торговых ограничений. Введённые Департаментом энергетики запреты вступили в силу немедленно, при этом все разрешения на трансфер технологий, выданные ранее, будут пересмотрены на федеральном уровне.

«Правительство США пересмотрело взаимодействие с Китаем в сфере мирного атома и разработало новую политику, отражающую озабоченность проблемами национальной и экономической безопасности и возможных угроз для стратегически важной отрасли нашей промышленности, – заявил Дэн Липман (Dan Lipman), вице-президент Института атомной энергетики (NEI). – NEI совместно с входящими в его структуру компаниями работает над оценкой коммерческого воздействия принятой политики. Учитывая, что крупнейший в мире рынок теперь закрыт для наших ядерных технологий, это воздействие очевидно будет значительным».

Ранее официальные лица в США не раз заявляли, что китайские спецслужбы и связанные с ними предприниматели воруют американские технологии и передают их своим госкомпаниям. Минувшим летом Трамп намеревался ввести жёсткую систему надзора за иностранными инвестициями, призванную предотвратить попытки стран-конкурентов (в первую очередь Китая) завладеть новыми технологиями через скупку миноритарных пакетов акций американских компаний, но в итоге отказался от этой идеи под давлением бизнеса.

В прошлом году некто Зузинь Хо (Szuhsiung Ho), американский гражданин, рождённый на Тайване, был осуждён на два года за попытку организовать совместную работу американских экспертов для помощи Китаю в разработке радиоактивных материалов. Кроме того, Китайская ядерная энергетическая компания – крупнейший отраслевой холдинг в КНР – была обвинена в попытке раздобыть американские проектные документы для разработки компонентов реакторов.

Наконец, буквально накануне введения новых торговых ограничений Департамент юстиции США заявил об аресте офицера китайской разведки по имени Сю Яньцзюнь (Xu Yanjun), заданием которого как раз была кража секретной информации у компании GE Aviation – подразделения General Electric, специализирующегося на выпуске авиационных двигателей. Китайская сторона отвергла все обвинения.

«Соединённые штаты не могут игнорировать ущерб для нашей национальной безопасности от попыток Китая завладеть ядерными технологиями вне рамок официального сотрудничества в этой сфере», – суммировал позицию Белого дома глава Департамента энергетики США Рик Перри.

Интересы США в Южно-Китайском море

Меры, принятые Трампом, не уникальны в своём роде. Первым подобным шагом стали попытки Вашингтона приостановить сотрудничество Китая и Пакистана в рамках пакистанской ядерной программы. Торговые ограничения также были наложены в 1989 году в ответ на жестокое подавление китайскими властями студенческих волнений на площади Тяньаньмэнь. Несколько лет спустя администрация Клинтона вступила в серьёзное противостояние с Пекином, нарушившим режим экономической изоляции Ирана. Но все эти проблемы в американо-китайских взаимоотношениях были довольно быстро разрешены на фоне опасений американских ядерщиков, что их вполне смогут заменить в качестве поставщиков технологий конкуренты из Франции, Японии и Южной Кореи.

Своё нынешнее решение администрация Трампа обосновала опасениями, что новые американские технологии позволят китайцам увеличить дальность их флота, в том числе атомных субмарин, авианосцев или плавучих АЭС, которые можно использовать для укрепления позиций КНР в Южно-Китайском море. Напомним, что весной этого года китайские военные разместили ракетына спорных островах архипелага Спратли, расположенных у берегов Филиппин и Малайзии.

Официальные представители Департамента энергетики США утверждают, что хоть в краткосрочной перспективе американской промышленности и придётся выдержать определённый удар, в долгосрочной – принятые меры позитивно отразятся на национальной безопасности и развитии атомной промышленности. Кроме того, они добавляют, что предпримут все усилия, чтобы обеспечить присутствие американских компаний на других рынках.

Инвестиций нет, но вы держитесь

Как пишет The New York Times, в прошлом году КНР закупила в США оборудования и технологий, связанных с ядерной сферой, на $170 млн. При этом главы крупнейших отраслевых компаний убеждены, что потенциал китайского рынка исчисляется миллиардами долларов. Неудивительно, что вокруг введённых экспортных ограничений немедленно разгорелись споры. Аналитическое издание Morning Consult пишет, что вводимые Трампом ограничения в целом позитивно оценены отраслевыми экспертами, так как они положительно скажутся на защите интеллектуальной собственности. В то же время некоторые производители небольших модульных реакторов и микрореакторов ожидали от американского руководства дальнейшего смягчения, а не ужесточения торговой политики, что позволило бы проще экспортировать их технологии.

Компания из Мэриленда X-Energy, работающая над модульным реактором мощностью 75 МВт, уже заявила, что в краткосрочной перспективе ограничения на неё не повлияют. Её президент Харлан Бауэрс (Harlan Bowers) сказал, что пока X-Energy фокусируется на других рынках и направлениях. Той же позиции придерживается NuScale Energy, базирующаяся в Орегоне и получившая финансовую поддержку от американского Минэнерго на постройку своего SMR. Коммерческий директор NuScale Том Мунди (Tom Mundy) подчеркнул, что новая политика Департамента энергетики даже полезна, так как она отражает стремление правительства «защитить наши технологии». Мунди также добавил, что его компания не намерена делиться своими наработками с другими странами, а сфокусирована на проекте для Объединённой муниципальной энергосистемы Юты (Utah Associated Municipal Power Systems).

Основатель Института энергетической политики (Energy Policy Institute) при Университете Чикаго Роберт Роснер (Robert Rosner) считает, что на макроуровне торговые ограничения станут «сдерживающим фактором для всех, кто заинтересован в развитии новых ядерных технологий».

«В США мы наблюдаем нехватку инвестиций и воли к тому, чтобы создавать и испытывать реакторы нового типа, – посетовал Роснер. – А китайцы очень в этом заинтересованы».

Официальный спикер Госдепартамента по вопросам энергетики Кристофер Форд признал, что найти баланс между экономической целесообразностью и национальной безопасностью непросто, добавив, что за последние 30 лет доля США на мировом рынке ядерной продукции упала с 90 до 20%. Он также отметил, что многие связывали надежды на будущее для американской атомной промышленности именно с растущим китайским рынком.

«Диалог между США и КНР по ядерным вопросам практически сошёл на нет, – отметил директор азиатских программ Международного научного центра имени Вудро Вильсона Абрахам Денмарк (Abraham Denmark). – Лишь считаное число китаистов в США хоть сколько-нибудь смыслят в ядерной теме. То же самое можно сказать и о китайских экспертах по США».

Впрочем, представители Национального управления по ядерной безопасности (National Nuclear Security Administration) подчёркивают, что пакт о сотрудничестве с иностранными государствами в области мирного атома, известный также как «Соглашение 123», пока остаётся в силе.

Источники: https://www.nytimes.com, https://www.wsj.com, https://dailyenergyinsider.com, https://www.reuters.com, https://morningconsult.com



Автор: Григорий Вольф

Другие пользователи читают

Карбоновая ловушка

Практически все крупнейшие нефтяные корпорации, работающие на американском рынке, выступают за введение в США специального...

29 Ноября 2018 в 16:06