Всемирная китайская паутина

В конце июня китайские таблоиды сообщили  о намерении госкорпорации State Grid, управляющей большей частью электрических сетей КНР, завоевать место под солнцем на рынках Центральной и Восточной Европы. В частности, газета China Daily написала о планах руководства State Grid не только перевести в регион свои действующие активы, но и инвестировать в создание новых. Особое внимание при этом будет уделено развитию технологии так называемых умных сетей. Решение коммерчески перспективное, учитывая, что, по данным аналитической компании Research and Markets, инвестиционная ёмкость рынка State Grid в регионе в ближайшие 10 лет оценивается в $28,6 млрд.

Всемирная китайская паутина

Источник: Zuma/TASS

Миллиарды на вынос

Европа – не первый и, судя по всему, не последний зарубежный рынок, к которому проявляет интерес State Grid. Огромный холдинг, управляющий активами стоимостью $589 млрд и ежегодно продающий 3,9 трлн кВт•ч электроэнергии, за последние годы инвестировал $19,5 млрд в проекты за пределами Китая, включая покупку 25% акций португальского национального сетевого оператора Redes Energeticas Nacionais, 35% итальянской сетевой компании Cassa Depositi e Prestiti Reti и 24% греческой ADMIE. Ещё один китайский энергетический гигант – China Three Gorges, управляющий самой мощной в мире ГЭС «Три ущелья», – недавно попытался взять под контроль крупнейшую в Португалии энергокомпанию Energias de Portugal, однако местному регулятору предложение в 9 млрд евро показалось недостаточным.

По данным вашингтонской консалтинговой компании RWR Advisory, за прошедшие пять лет китайские компании вложили $102 млрд в строительство или в покупку сетевой инфраструктуры, соединяющей 83 энергообъекта в Латинской Америке, Африке, Европе и в других регионах. Если добавить к этому кредиты, предоставленные китайскими финансовыми организациями на реализацию зарубежных проектов в энергетической сфере, получится сумма в $123 млрд. Если же сложить все сделки в энергетике, заключённые китайцами за рубежом, включая кредиты на строительство электростанций и сетей, сумму можно смело увеличивать вчетверо. Аналитики RWR подсчитали, что с 2013 по конец февраля 2018 года объём зарубежных транзакций, проведённых китайскими энергокомпаниями, достиг $452 млрд.

Динамика китайских инвестиций в сетевую инфраструктуру за рубежом

Энергетический Интернет

Впервые китайская энергетическая экспансия получила своё юридическое и организационное оформление в феврале 2016 года, когда на проходившей в Хьюстоне ежегодной энергетической конференции CERAWeekпредседатель State Grid Лю Женя объявил о создании Global Energy Interconnection (GEI) – своеобразной штаб-квартиры будущей глобальной энергосети.

«GEI призвана отвечать на вызовы, стоящие перед энергетикой, способствовать систематическому решению проблемы передачи электроэнергии», – сказал Лю Жень, обращаясь к участникам форума. Он же и возглавил организацию с подачи лидера страны Си Цзиньпиня.

GEI призвана решить три главные задачи, поражающие своей амбициозностью:

· создание межконтинентальной магистральной сети электропередачи;

· создание огромных энергетических хабов на Северном полюсе, вдоль экватора и на каждом континенте, способных координировать дистрибуцию энергии в колоссальных масштабах;

· создание умной «всеобъемлющей» платформы, которая позволит распределять энергоресурсы на рыночной основе.

По словам Лю Женя, в перспективе GEI смогла бы смягчать энергетические перекосы – когда в одной стране наблюдается острая нехватка электроэнергии, а в другой простаивают избыточные генерирующие мощности. Первая стадия проекта GEI, которая продлится до 2020 года, включает инвестиции во внутренние и зарубежные сетевые и генерирующие активы. Вторая подразумевает объединение некоторых из этих активов.

«С 2020 по 2030 год задача межконтинентального объединения энергосистем Азии, Европы и Африки будет в основном выполнена», – уверяет Лю Жень.

Наконец, в ходе третьей стадии – с 2030 по 2050 год – трансконтинентальные сети будут объединены в одну суперсеть. На завершающем этапе также должы быть построены ветровые мощности в Арктике (3 тыс. ТВт/ч) и солнечные мощности в экваториальной зоне (9 тыс. ТВт/ч).

Чиновники и энергетические аналитики в КНР утверждают, что не стоит воспринимать эти титанические организационные и финансовые усилия как желание выстроить единую глобальную энергетическую сеть, управляемую из Пекина. Результат инициативы Global Energy Interconnection скорее должен напоминать Интернет, со множеством узлов и доменов. Впрочем, их западные коллеги придерживаются другого мнения.

«Все эти начинания сочетаются с экспансионистской политикой Пекина, с желанием китайского руководства занять лидирующие позиции в мире, – уверена китаевед из Колумбийского университета Эрика Даунс. – Они также связаны с намерением Китая стать продвинутой индустриальной сверхдержавой. В этом есть существенный элемент престижа».

Основная структура проекта GEI

Кабель специального назначения

Стержневая технология и главный инструмент влияния Global Energy Interconnection – это так называемые кабели ультравысокого напряжения (UHV), позволяющие коммерчески эффективно и с минимальными потерями передавать электричество на огромные расстояния. Европейские промышленные гиганты – Siemens и ABB – также владеют подобными разработками, но китайцам впервые удалось развернуть их в промышленном масштабе, превратив в мировой стандарт энергетической индустрии.

Китай уже продемонстрировал UHV в действии на внутреннем энергорынке. 37 тыс. км такого кабеля, проложенного по всей стране, несут нагрузку в 150 ГВт, что в 2,5 раза больше пиковой нагрузки на сети в Великобритании. UHV позволяет, к примеру, связать плотины ГЭС, расположенные в горных районах, с богатыми индустриально развитыми районами на восточном побережье, где сосредоточена большая часть потребителей. В то же время UHV уже обеспечила западный Китай таким избытком энергии, что в 2016 году Лю Жень предложил экспортировать электричество прямиком в Германию. При этом, по словам чиновника, эта технология отлично сочетается с возобновляемой генерацией. Сегодня китайские госкомпании реализуют десятки UHV-проектов не только внутри страны, но и в Лаосе, Бразилии и Центральной Африке.

Стивен Чу, министр энергетики США в правительстве Обамы, сравнивает прорыв Китая в технологии UHV с запуском Советами спутника в 1957 году – в том смысле, что и 60 лет назад, и сейчас Америка вдруг оказалась в роли догоняющего.

«Китай обладает лучшими ЛЭП в мире, – говорит Стивен Чу. – Они научились доставлять электричество за 2000 км, теряя при этом лишь 7% энергии. Мы теряем больше даже при вдесятеро меньшем расстоянии».

По словам Лю Женя, технология UHV полностью изменит мировой рынок электроэнергии. В недалёком будущем электроэнергию, произведённую на ГЭС в Конго по себестоимости $0,03 за кВт•ч, можно будет доставлять по сетям UHV в Европу, при этом стоимость доставки не превысит $0,08 за кВт•ч. В результате европейские потребители получат электроэнергию по цене примерно вдвое меньше нынешней.

Впрочем, не все разделяют радужные оценки Стивена Чу и Лю Женя. При транспортировке энергии на тысячи километров даже по UHV-кабелям потери остаются высокими. Кроме того, многих экспертов заботит, что масштабные UHV-проекты разрушительно влияют на окружающую среду.

Доминируй, властвуй, энергоснабжай

Амбиции Поднебесной велики: шутка ли – связать между собой более 100 стран. Но аналитики отмечают, что помимо одних амбиций у Китая есть для этого достаточная организационная, финансовая и технологическая мощь. Та же State Grid занимает почётное второе место в списке крупнейших в мире компаний Fortune 500, уступая лишь американской Walmart. По важным вопросам, таким как GEI, китайские энергокомпании координируют свои действия с Энергетическим советом Китая (China Electricity Council) – официальным органом, возглавляемым Лю Женем и подчиняющимся Госсовету КНР.

Финансовая мощь китайских энергокомпаний обеспечена поддержкой госбанков – Китайским банком развития и Экспортно-импортным банком Китая.

Апологеты концепции глобальной энергосети, способной решить проблему перераспределения излишков энергии, подчёркивают, что Китай вовсе не обязательно будет эту сеть контролировать. Некоторые западные обозреватели ставят энергетические планы Поднебесной в один ряд с инициативой «Один пояс – один путь», также выдвинутой Си Цзиньпинем и призванной объединить большую часть стран Евразии, в которых проживает около 60% населения Земли.

«Пока китайскую экспансию в энергетике можно объяснить сугубо коммерческими причинами. Однако стоит признать, что она тесно связана с экономическими, дипломатическими и стратегическими инициативами Пекина, – утверждает главный операционный директор вашингтонской консалтинговой компании RWR Advisory Эндрю Дэвенпорт. – Энергетическая экспансия Китая сочетается с возрастающим контролем над промышленностью и повседневной жизнью людей в разных странах».

Энергетическая экспансия Китая:

Бразилия

Китайская State Grid вложила более $21 млрд, чтобы стать крупнейшей генерирующей и сетевой компанией в Бразилии. В планах руководства холдинга вложить ещё $38 млрд в течение ближайших пяти лет. Ключевым элементом инвестиционной программы является технология UHV. Китайцы уже проложили 2000 км сетей сверхвысокого напряжения между ГЭС Belo Monte в районе Амазонки к городам на юге страны.

Южная Европа

В 2012 году State Grid стала крупнейшим акционером REN – национальной сетевой компании Португалии. Другой китайский энергетический гигант – China Three Gorges – пытается увеличить свою долю в EDP (самая большая энергокомпания Португалии, контролирующая 220 тыс. км ЛЭП) до 23%. Учитывая покупку китайскими госкомпаниями крупных сетевых активов в Италии и Греции, цель КНР – взять под контроль сетевое хозяйство Южной Европы – становится всё ближе.

Африка

К началу 2018 года китайские компании инвестировали свои средства в 39 энергетических проектов на Африканском континенте. Аналитики говорят о планах КНР создать региональную энергетическую сеть, охватывающую всю Африку. State Grid намерена взять под контроль проект стоимостью $2,8 млрд по строительству магистральной ЛЭП в Мозамбике, соединённой с так называемым Южно-Африканским энергетическим пулом. Экспортно-импортный банк Китая, в свою очередь, инвестировал $5,8 млрд в строительство ГЭС Mambillaв Нигерии. Непосредственной реализацией этого проекта также занимаются китайские подрядчики.

Источники: http://geidca.com, http://europe.chinadaily.com, https://www.ozy.com, http://www.powermag.com


Автор: Григорий Вольф

Другие пользователи читают

Подъём Солнца вручную

В начале сентября европейские законодатели отменили ограничения на ввоз китайских солнечных панелей и модулей. Производители...

14 Сентября 2018 в 13:37