Ближний Восток, ветровой и солнечный

Энергетика стран Ближнего Востока и Персидского залива – это, конечно, нефть и газ. Так скажет каждый и… будет не совсем прав: нефтедобывающие страны и импортёры нефти всё серьёзнее берутся за солнечные и ветровые электростанции.

Ближний Восток, ветровой и солнечный

Начало «зелёного» пути

Переход на возобновляемые источники на Ближнем Востоке только начинается. Сейчас на них приходится менее 5% установленной мощности региона, а развитие постоянно тормозится конкуренцией со стороны традиционной энергетики, которую правительства щедро субсидируют, тем самым искусственно занижая себестоимость. Тем не менее эксперты указывают на большой потенциал развития «зелёной» энергетики в ближневосточном регионе, где уровень инсоляции один из самых высоких. К примеру, Иордания может похвастаться 330 солнечными днями в году!

«Раньше, когда я встречался с министрами энергетики каких-нибудь нефтегазодобывающих стран, чтобы обсудить возобновляемую энергетику, встреча заканчивалась в наносекунды, – шутит президент и исполнительный директор компании General Electric на Ближнем Востоке и в Северной Африке Набил Хабаеб (Nabil Habayeb). – Теперь многие из них охотно говорят на эту тему. Есть у тебя нефть или нет, возобновляемая энергетика – это важный тренд».

Предыдущая волна интереса к возобновляемой энергетике в регионе была остановлена глобальным финансовым кризисом 2008 года. Но сейчас инвестиционная активность в этой сфере вновь возрождается на фоне всеобщей обеспокоенности сохранением надёжных источников энергии в периоды политической и экономической нестабильности. Дополнительный интерес к ВИЭ придаёт то, что с 2009 года стоимость панелей для солнечных батарей, по оценкам Bloomberg New Energy Finance, сократилась примерно на 60%.
Пока многие страны Ближнего Востока, в том числе богатые нефтегазовыми месторождениями, вели дискуссии вместо конкретных действий, ситуация в энергетике начала меняться, говорит экономист по энергетическим рынкам Bloomberg New Energy Finance в Лондоне Елена Яннакопуло (Elena Giannakopoulou). «Мы ожидаем, что они активизируют работу, потому что солнечная энергия стала дешёвой, а это имеет большое значение», – говорит Яннакопуло. Кроме того, солнце, являясь надёжным источником энергии в этом регионе, может помочь с решением вопроса безопасности энергоснабжения, который, безусловно, стоит перед странами Ближнего Востока.

Однако есть и препятствия. Изменения политического курса и неспособность чиновников довести до конца амбициозные планы приводят к тому, что некоторые международные компании утрачивают интерес к проектам, говорит исполнительный директор работающей в Персидском заливе группы компаний Solar GCC Alliance Браунинг Роквелл (Browning Rockwell). Он приводит в пример Египет, где правительство нарушило договорённости с инвесторами, неожиданно понизив уровень платежей по уже запланированным проектам и тем самым поставив под вопрос их реализацию.

Централизация политической власти и государственный контроль над инфраструктурой затрудняют ведение бизнеса в ближневосточном регионе. «Инвесторы устали от большого количества обещаний, которые потом не выполняются», – отмечает Роквелл. Однако сейчас многие страны Ближнего Востока «достигли той точки, когда у них уже нет иного выбора», как серьёзно взяться за развитие возобновляемой энергетики, добавляет он.

Солнце выгодно всем…

Уже есть немало положительных примеров. Стоящий во главе Иордании и известный своим энтузиазмом король Абдула II в прошлом году построил солнечную станцию для обеспечения электроэнергией своего дворца и придворной инфраструктуры, включая новый королевский парк электромобилей. В Абу-Даби в сентябре застройщик подал заявку на реализацию проекта солнечной электростанции с рекордно низкой стоимостью электроэнергии, оказавшейся даже меньше, чем у некоторых угольных станций. Иран, возобновляющий связи с мировым сообществом после ослабления санкций, всерьёз обеспокоился модернизацией своей энергетической инфраструктуры и заявил о планах пригласить застройщиков для реализации проектов в сфере солнечной и ветровой энергетики на 12 млрд долларов, сообщал Bloomberg.

Наличие государств, богатых нефтью и газом, прежде всего Саудовской Аравии и стран, вынужденных закупать топливо за рубежом, – самое большое противоречие, существующее на Ближнем Востоке. И те и другие заинтересованы в развитии солнечной энергетики: нефтегазовые державы – для того, чтобы больше экспортировать углеводородов, а импортёры – чтобы снизить зависимость от нестабильных международных рынков.

Естественно, более агрессивно развивают солнечную энергетику страны-импортёры. Для некоторых из них энергонезависимость является вопросом политической и экономической безопасности. Например, для Иордании, которая во время «арабской весны» (серии путчей и восстаний в арабских странах в 2011 году) регулярно испытывала перебои с поставками газа из Египта из-за подрывов трубопровода. В сентябре 2016 года в этой стране, в древнем городе Петра была введена в эксплуатацию солнечная ферма «Шамс Маан» (Shams Ma’an), построенная компанией First Solar и принадлежащая консорциуму инвесторов. Её мощности достаточно, чтобы обеспечить электроэнергией 35 000 домов, рассказывают представители расположенной в Аризоне First Solar. Есть и другой пример – ветряной парк Tafilaс c 38 установками, запущенный в прошлом году и позволивший увеличить совокупную установленную мощность Иордании на 3%, говорит представитель компании Masdar, участвовавшей в реализации проекта.

Дубай и Абу-Даби также близки к тому, чтобы всерьёз заняться развитием возобновляемой энергетики. Страны Персидского залива находятся среди лидеров по объёмам выбросов диоксида углерода, влияющего на глобальное потепление. ОАЭ заявили о намерении сократить выбросы. Дубай поставил цель к 2030 году 25% энергии получать из экологически чистых источников, а к 2050 году довести этот показатель до 75%. «У них есть очень чёткое понимание, что они должны измениться», – говорит эксперт по энергетике Ernst & Young в Дубае Кристиан фон Чиршки (Christian von Tschirschky).

Управление электроэнергетикой и водными ресурсами Дубая в мае сообщило, что получило заявку от компаний на реализацию третьего этапа солнечного парка Мохаммеда бин Рашид Аль-Мактума (Mohammed bin Rashid al-Maktoum), – как ожидается, крупнейшего в мире после завершения строительства, – с ценой 1 киловатта на уровне 2,99 цента. Это был рекорд, но долго он не продержался. В сентябре соседнее Абу-Даби получило заявку с ценой 2,42 цента/кВт∙ч, установив очередную веху на пути к снижению себестоимости возобновляемой энергетики и повышению её конкурентоспособности относительно традиционных источников энергии.

Ещё одна страна, начавшая движение в сторону развития солнечной энергетики, – Египет, однако волатильность местной валюты и политическая нестабильность поставили здесь реализацию нескольких крупных проектов под вопрос.

В Саудовской Аравии власти пока так и не смогли определиться с отношением к возобновляемой энергетике, заявив сначала большие планы по её развитию, а затем свернув их. Бюджет королевства, большая часть доходов которого уже длительное время формируется за счёт нефтедобычи, оказался под серьёзным давлением в результате снижения нефтяных котировок. При этом Саудовская Аравия до сих пор сжигает нефть для производства электроэнергии. «Они могли бы перенаправить эти объёмы на мировые рынки и увеличить выручку от продажи», – отмечает фон Чиршки. А если цена на нефть вновь вырастет, «стимулы для наращивания экспорта только увеличатся», – добавляет он.

Если бы Саудовская Аравия решила направить свои силы на развитие солнечной энергетики, её компании стали бы поставщиками оборудования и инжиниринговых услуг для всего региона, полагает Роквелл из Solar GCC Alliance. «Саудовская Аравия всегда была драйвером для региона, потому что если они понимают, как что-то работает в их стране, они начинают это реализовывать и на других территориях, – говорит эксперт. – Они могли бы подтолкнуть развитие солнечной энергетики на остальных рынках».

Но этого до сих пор не произошло. И если лидеры Саудовской Аравии сейчас окажутся не в состоянии сделать шаг к развитию солнечной энергетики, они могут упустить уникальную возможность нарастить выработку электроэнергии и при этом создать новые рабочие места для хорошо образованных, но мало привлекаемых к работе молодых людей.

…или почти всем

По всему региону, отмечает Роквелл, самым большим препятствием для наращивания мощности возобновляемых источников энергии является субсидирование углеводородной энергетики. По оценкам Международного валютного фонда, на страны Ближнего Востока, Северной Африки и Пакистан приходится около 47% мировых субсидий в энергетику, и это несмотря на то, что такие страны, как ОАЭ, Египет и Саудовская Аравия, уже начали сокращать субсидирование.

Эксперты говорят о высоком уровне коррупции в сфере энергетических субсидий, мешающей повышать эффективность энергетики и создающей препятствия для того, чтобы сделать возобновляемые источники энергии конкурентоспособными.
Но у солнечной энергетики есть неоспоримое преимущество – её себестоимость на сегодняшний день снижается. «В прошлом это было главной проблемой: возобновляемые источники были гораздо дороже, чем технологии, связанные с добычей нефти или газа, – говорит фон Чиршки из Ernst & Young. – Теперь ВИЭ стали намного более привлекательными».

Источник: nytimes.com


11 ноября 2016 в 18:45

энергетика Ближнего Востока, ВИЭ, солнечная энергетика, ветровая энергетика, ВЭС, СЭС, нефть, солнечные батареи, энергетика, солнечная панель

Другие пользователи читают

Скованные виртуальной цепью

На протяжении нескольких лет подряд блокчейн-стартапы, разрабатывающие технические решения для новой энергетики, в том ч...

31 октября 2017 в 17:54
Климатическая бомба под ногами

До сих пор, когда речь заходила о глобальном потеплении, эксперты говорили прежде всего о состоянии атмосферы и океанов....

19 октября 2017 в 16:55
«Город солнца» и ветра за $500 млрд

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) совместно с ведущими российскими и международными партнёрами примет участие...

27 октября 2017 в 18:45