«Силу рубильника никто не отменял»

Недавний круглый стол «Энергосбытовой бизнес в России», организованный Группой «Интер РАО» и ИД «Коммерсантъ», собрал на одной площадке ключевых игроков и регуляторов розничного энергорынка. В оживлённой дискуссии вырисовывалась картина того, где проходит граница между социальной и коммерческой природой энергосбытов, что необходимо для развития конкуренции на розничном рынке и как добиться платёжной дисциплины потребителей. В материале «Перетока» – ключевые тезисы участников встречи.

«Силу рубильника никто не отменял»

Павел Сниккарс, начальник департамента развития электроэнергетики Минэнерго России:


– Гарантирующий поставщик – это такой «санитар леса». У него остались потребители, которые не нужны независимым сбытовым компаниям с определённой платёжной дисциплиной: котельные, водоканалы, которые доставляют всё больше «радости» в работе гарантирующих поставщиков на территории, управляющие компании (отдельная тема для разговора).

Если гарантирующий поставщик исполняет социальную функцию, то он должен регулироваться. Тогда он обязан следовать чётко установленным правилам поведения. Наша позиция – базовая часть этих стандартов должна быть определена на уровне федеральном, при этом нельзя ограничивать полномочия субъекта РФ, если они считают, что в конкретном регионе должны быть какие-то иные специфические требования к этим стандартам качества. Мы понимаем, что гарантирующие поставщики сейчас находятся в очень разном состоянии в зависимости от региона. Все по-разному вкладывались в клиринг, в центры обслуживания потребителей, в транспортную инфраструктуру (кто-то брал на себя функции сетевых организаций).

Задолженность на розничном рынке составляет порядка 170 млрд рублей. В основном это потребители, отключение которых может привести к негативным социальным последствиям, так называемые неотключаемые. У нас не возникает вопроса, когда мы покупаем колбасу в магазине или обедаем в столовой, что мы не должны за них рассчитаться. А здесь ситуация именно такая. Муниципальные и бюджетные предприятия говорят: «А у нас нет денег». Поэтому очень удобно «кредитоваться» за счёт электроэнергетики.

Максим Егоров, начальник управления регулирования электроэнергетической отрасли Федеральной службы по тарифам:

– Мы считаем, что качество и стандарты обслуживания должен определять субъект РФ: сколько должно быть пунктов приёма платежей, какие могут быть скидки, как обслуживать клиентов. Стремиться нужно к самым высоким стандартам – чтобы был нормальный офис, возможность совершать онлайн-платежи, быстрые и квалифицированные ответы на вопросы со стороны оператора колл-центра.

Мы предложили методологию, которую сейчас Совет рынка совместно с консультантами разрабатывает: если какие-то гарантирующие поставщики не достигают этих стандартов, то будут вводиться штрафные санкции и штрафные коэффициенты на будущий период.

Кроме того, мы хотим предложить сделать эталоном предельную сбытовую надбавку. Если гарантирующий поставщик хочет привлечь к себе потребителя, он может делать скидку по своей сбытовой надбавке. То есть, чтобы была конкуренция на розничном рынке.

Что касается задолженности, то ситуация, когда все равны, но некоторые «равнее», должна упираться в ответственность: либо административную, либо уголовную, либо финансовую. Сейчас есть статья 158 УК – тайное хищение чужого имущества. Но с точки зрения того, что электроэнергия – это электромагнитное поле, её нельзя украсть. Тот же газ «украсть» можно, а если просверлить дрелью дырку к соседу и подключиться двумя проводами к его розетке через его счётчик, то это кражей это инкриминироваться не будет.

Елена Фатеева, заместитель председателя правления НП «Гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний»:

– Прежде чем говорить о штрафах, нужно понять, что закладывается в модели эталонного сбыта. Сперва следует разработать стандарты качества обслуживания потребителей. К сожалению, работа, которая сейчас проводится консультантами, идёт без определения стандартов качества. Если мы фиксируем стандарты качества, то сбытовые компании их будут достигать за определённые средства, но модели для этого не предусмотрены, есть некие усреднённые затраты по стране. Нужно было начинать с определения модели эталонного сбыта, а дальше идти в определение затрат.

Что касается платёжной дисциплины, то должники не платят по-разному. Кто-то попал в трудные жизненные обстоятельства, кто-то стал асоциальным элементом, кому-то просто некогда заплатить. Тогда должно быть разнообразным не только тарифное меню, но и различные формы оплаты. В этом отношении эталонный сбыт должен иметь инфраструктуру, офисы, систему электронных платежей, предоставлять потребителю тариф на выбор, возможность гибкой оплаты, включая, возможно, предоплату.

Юлия Чернявская, исполняющая обязанности генерального директора ЗАО «КЭС-Энергосбыт»:

– В прошлом году мы сделали дифференцированную сбытовую надбавку. В этом году хотим поменять подход, но я считаю, что ключевая задача – это определение институциональных границ сбытовой деятельности: бизнес это или инфраструктурная организация. Мы несколько лет живем в парадигме, что вот-вот наконец вернёмся к созданию конкурентной среды, которая сама себя отрегулирует, создадим стандарты качества и начнём конкурировать на рынке.

На самом деле это не совсем рынок. Мешает конкуренции, конечно, не наличие гарантирующего поставщика, а то, что нет доступа к дешёвой электроэнергии помимо оптового рынка и малой доли розничной генерации. Без альтернативного источника электроэнергии с другой ценой конкуренция невозможна, она может быть только в контексте качества и размера сбытовой надбавки.

Куда ушла конкуренция на Западе? Там уже сбытовой надбавки не очень много, и разница в цене, которую покупают на оптовом рынке, не очень велика, но все уходят в «пакетность» услуг: это уже не только электроэнергия, но и газ, и тепло. Или, например, электроэнергия плюс кондиционер и т.д. – там уже сама электроэнергия является дополнительным товаром.

Дмитрий Орлов, руководитель блока розничного бизнеса ОАО «Интер РАО»:

– Если сбыт – это всё-таки бизнес, то есть очень важный нюанс – это прибыль или норма доходности. У любой коммерческой организации в уставе записана цель – получение прибыли. А у нас возникает интересная ситуация: если гарантирующий поставщик каким-то чудом заработал прибыль, которая естественно в тарифном регулировании не предусмотрена, то в следующем периоде регулирования регулятор имеет право эту прибыль изъять у гарантирующего поставщика, тогда у ГП нет никакого стимула получать прибыль, снижать затраты, снижать свою долю в конечной цене для потребителя. Сколько ни снизишь – у тебя это тут же изымут.

Олег Баркин, заместитель председателя правления НП «Совет рынка»:

– Сами функции гарантирующего поставщика – это уже элемент конкуренции. Эта деятельность, безусловно, регулируется. Всё остальное – это огромное непаханое поле. Если мы начнём покрывать стандартами все сопутствующие услуги, которые может оказывать сбытовая компания, это будет большой ошибкой – мы просто зарегулируем деятельность, которую сами все считаем конкурентной. Конкуренция в сбытовом бизнесе нужна для того, чтобы повышалась эффективность обслуживания конечного потребителя.

Что нужно. Первое – ликвидация перекрёстного субсидирования и в сетевом тарифе, и в обороте. Мы движемся в эту строну, вопрос – с какой скоростью. Другая важная функция – арбитраж. Когда возникает спорная ситуация, нужно, чтобы был какой-то способ решить вопрос, не доводя дело до суда. Максимальное упрощение доступа на оптовый рынок и переход потребителей от одного сбыта к другому – это взаимосвязанные вещи. Прозрачное регулирование сети – это важнейшее конкуренции сбытовой деятельности. Иначе получается, что, переходя от одной сбытовой компании к другой, потребитель получает другой сетевой тариф, и это убивает конкуренцию.

Коллеги говорят: негде взять дешёвую электроэнергию. Не соглашусь. Стоимость поставки в разы отличается, и те, кто заинтересован, уже нашли способы получить электроэнергию гораздо дешевле маржинальной цены. Нужно просто, чтобы потребители и сбытовые компании включились в борьбу за дешёвых поставщиков.

Платёжная дисциплина – также важное условие, потому что когда её нет, это скрытая форма «перекрёстки». Хотелось бы до минимума сократить количество неотключаемых потребителей. Знаете, силу рубильника никто не отменял. За границей спокойно могут отключить за неуплату тот же водоканал. Надо спокойно отключать предприятия ЖКХ, а не перекладывать всё на электроэнергетику. Надо спокойно отключать население в случае неплатежей. Это нормально: если ты не платишь, то почему за тебя должны платить другие?

Очень важно также исключить монопольных посредников типа управляющих компаний. В идеале сбыт должен иметь прямой доступ к конечному потребителю.

Марина Файрушина, первый заместитель исполнительного директора НП «ЖКХ Развитие»:

– На сегодняшний день обсуждается законопроект о введении так называемых спецсчетов – это примерно как казначейская система. В этом случае управляющая компания не имеет возможности влиять на деньги, они фактически проходят транзитом и сразу же поступают на расчётные счета энергоснабжающих организаций.

Также в первом чтении прошёл проект закона о государственной информационной системе ЖКХ. Когда он будет принят в полном объёме и заработает, система расчётов станет более прозрачной: будет ясно, как мы платим и за что, появится единая база данных. Сегодня же в каждом субъекте этот вопрос на самом деле решается по-своему.


Автор: Алексей Егоров, Мария Истомина

19 мая 2014 в 13:00

жкх, розничный рынок, регулирование, Энергосбыт, Интер РАО, электроэнергия стоимость, электроэнергетика, энергосбытовая компания, Минэнерго России, Минэнерго РФ

Другие пользователи читают

Солёное электричество

Проблема сохранения энергии является одной из ключевых для современной энергетики. Благодаря новым технологиям люди ...

11 августа 2017 в 16:25
«Иркутскэнерго» сдаст ГЭС за 149,2 млрд рублей

24 июля «Иркутскэнерго» неожиданно для рынка объявило о проведении внеочередного собрания акционеров 25 августа. Компания...

24 июля 2017 в 23:46
«Крымские» турбины оставили «Силмаш» без головы

Совет директоров «Силовых машин» отправил в досрочную отставку гендиректора компании Романа Филиппова. Его кресло занял...

20 июля 2017 в 12:20
Первая мини-АЭС может начать работу в США в 2026 году

Комиссия по атомной энергетике США начала процесс одобрения дизайна модульной атомной электростанции мощностью 600 МВт...

19 июля 2017 в 17:09