Банк России Банк России

Активы меняются местами

Компания General Electric добилась трудного разрешения от антимонопольных служб Евросоюза и США на приобретение энергетического бизнеса французской Alstom.

Ирик Имамутдинов

О намерении GE приобрести энергетические активы Alstom за $17 млрд (сейчас речь идёт о €12,05 млрд) заговорили ещё в апреле прошлого года, но только теперь сделка близится к своему завершению, сообщает РБК. Предполагается, что General Electric выкупит у Alstom весь бизнес по производству газовых турбин – самую значительную часть энергомашиностроительного подразделения французского концерна. Кроме того, должны быть созданы три совместных предприятия, которыми обе компании станут управлять на паритетной основе: по электросетевым технологиям, возобновляемой энергетике (включая производство гидротурбин) и по выпуску паровых турбин для атомных электростанций.

На мой взгляд, сама сделка лежит в русле двух глобальных трендов, происходящих сейчас в мировом энергетическом и, соответственно, завязанном на него энергомашиностроительном бизнесе.

Первый тренд – избавление от непрофильных подразделений и всё большее укрупнение и концентрация производственных активов за счёт подобных покупок и слияний, осуществляемых крупнейшими машиностроительными корпорациями. Тот же GE, приобретая энергоподразделения Alstom в рамках курса по наращиванию индустриальной составляющей бизнеса, проводимого её генеральным директором Джеффом Иммельтом, сохраняет выпуск медицинского оборудования, но попутно расстаётся со своими «дочками» в области коммерческого кредитования и лизинга GE Capital (оценивается более чем в $70 млрд) и продаёт пакет инвестиций в недвижимость стоимостью $26 млрд. GE также избавляется от бизнеса по производству бытовых электроприборов в пользу шведской Electrolux.

Alstom, вступая в сделку с GE, приобретет железнодорожные активы GE в США и сосредоточится на развитии этого вида деятельности. Энергетический блок того же Alstom ранее пытались приобрести и два других глобальных гиганта: Siemens претендовал на весь газотурбинный бизнес Alstom, а Mitsubishi – на участие в филиалах по паровым турбинам, атомной, сетевой и гидроэнергетике. Siemens AG и британская Rolls-Royce весной прошлого года договорились о приобретении немцами подразделений Rolls-Royce по производству газотурбинных и компрессорных установок примерно за миллиард евро. Примеры таких сделок, совершённых и планируемых, можно продолжить.

Вторая тенденция, безусловно подталкивающая энергомашиностроителей к концентрации своего бизнеса, – это те ключевые изменения, которые происходят с мировым энергетическим балансом. Перемены эти связаны, во-первых, с последовательным и динамичным усилением роли возобновляемых источников энергии (отсюда опосредованный интерес, в частности, к технологиям по накоплению и передаче электроэнергии). Другая важная составляющая балансовых сдвигов – так называемая сланцевая революция в США, последствия которой в последние три-четыре года особо ощущались на европейской энергетике. В самих США, где ещё в середине 2000-х угольная электроэнергетика достигала доли в 50%, в результате падения цены на сланцевый газ начала бодро расти газовая генерация – примерно с 15% в 2005 году до почти 30% в прошлом.

Выдавленный с американского рынка энергетический уголь подешевел и стал поступать на рынки европейские, где в это же время происходило удорожание природного и сжиженного газа. В результате соотношение цен газ – уголь драматично изменилось с 1,6 к одному в 2007 году до трёх к одному в 2014 году. Вкупе с начавшимся в 2008 году кризисом это привело не только к стагнации газовой генерации, но и к её падению.

По данным российского Института проблем естественных монополий, с 2012 года по апрель 2015 года в европейских странах было введено 10,1 ГВт угольной генерации, что почти в 6 раз больше, чем объём введённой газовой. Мало того, примерно за это же время выведено из эксплуатации (в основном в резерв) почти 18 ГВт мощностей газовых ТЭС, а коэффициент установленной мощности оставшихся станций снизился во всех крупных странах ЕС в разы.

Очевидно, что в Европе рынок газовых турбин – основы генерации на этом виде топлива – стагнирует, и на нём остаются более сильные игроки. Это уже названные компании: по прошлогодним данным Bloomberg, на долю проданных газотурбинных энергетических установок с маркой GE в мире приходился 51% машин, Siemens – 23%, Mitsubishi Hitachi Power Systems Ltd. – 13%, а Alstom – 7%. Понятно, что падение цен на нефть потянет вниз и стоимость газа в Европе, но едва ли изменит положение ключевых игроков.

Что касается сделки GE и Alstom, то компании планируют получить от неё положительный эффект в $3 млрд за следующую пятилетку, в том числе за счёт оптимизации поставок газовых турбин Alstom за пределы Евросоюза. Кроме того, образовавшийся альянс усилит давление на лидера европейских рынков – корпорацию Siemens, – как надеются в регулирующих органах, на пользу потребителям.


23 Сентября 2015 в 18:09