Банк России Банк России

Станет ли конец «последней мили» концом «перекрёстки»?

На прошлой неделе Государственная дума приняла во втором и третьем чтениях законопроект о решении проблемы «последней мили» в электроэнергетике. И это тот случай, когда и энергетики, и потребители могут только благодарить правительство и Думу за проработанное, взвешенное и сбалансированное решение. А также поздравить друг друга с достижением взаимопонимания и компромисса по такому сложному вопросу.

Игорь Ряпин

В закон «Об электроэнергетике» механизм «последней мили» был введён в 2007 году. Первоначально предполагалось, что его действие продлится до 2011 года. Но затем последовала его пролонгация ещё на три года, во время которых и вовсе начались разговоры о его сохранении навсегда. Однако уже скоро стало очевидно, что высокие затраты промышленных потребителей на электроэнергию начинают угрожать не только прибыли отдельных предприятий, но и всей экономике страны.

И вот теперь «последняя миля» остаётся только в тех регионах, где её единовременная отмена будет угрожать стабильности деятельности территориальных сетевых организаций, при этом в законопроекте установлен график снижения объёма перекрёстного субсидирования и срок отмены «последней мили». В остальных регионах продление договоров аренды «последней мили» возможно только по согласованию с потребителями. Поскольку эти потребители – крупнейшие промышленные предприятия в своих регионах, они наверняка смогут на равных вести соответствующие переговоры с территориальными сетевыми организациями и региональными властями.

Параллельно в электроэнергетике происходит и ещё один не менее важный процесс: введение социальной нормы потребления электроэнергии населением. Это второй элемент ликвидации перекрёстного субсидирования. Социальная норма позволит ограничить объём «перекрёстки», выводя из-под субсидирования расходы на электроэнергию наиболее обеспеченных слоев населения.

Однако до сих пор остаётся нерешённым вопрос перекрёстного субсидирования между потребителями, присоединёнными к распределительным сетям. А ведь основной объём «перекрёстки» заложен именно там – завышенные тарифы для ВН1 и ВН2 (то есть объектов, присоединённых к сетям высокого напряжения от 110 кВ) и заниженные – для СН и НН (то есть среднего класса напряжения 35 кВ и низкого – 0,4–6/10 кВ). Принятый законопроект вводит понятие ставки перекрёстного субсидирования (которое теперь может применяться только к населению и приравненным к нему группам потребителей) и даёт более чёткий запрет на «перекрёстку» в отношении любых других групп. Но механизм реализации перекрёстного субсидирования вне аренды «последней мили» остаётся неясным. Кроме того, не расширены возможности контроля со стороны потребителей и других заинтересованных сторон за процессом установления тарифов региональными органами регулирования. В результате велика вероятность того, что «перекрёстка» выживет внутри тарифов распределительных сетей, увеличивая нагрузку на средних и крупных потребителей электроэнергии.

Насколько окажутся достаточными принятые сейчас меры по ликвидации перекрёстного субсидирования, насколько готово будет правительство дойти до конца в этом вопросе – покажет время, тарифные решения и судебная практика.



31 Октября 2013 в 01:20