Лишние штрафы. Нужны ли ограничения для сокращения профицита мощности?

Одна из самых обсуждаемых проблем на энергорынке сегодня, в условиях профицита мощностей отечественной энергосистемы, – как стимулировать генерирующие компании к выводу из эксплуатации старого оборудования.

 Игорь Миронов

Напомню историю вопроса. В 2008 году прогноз развития отечественной энергосистемы предполагал рост потребления на 4,2% в год. Ожидалось, что к 2014 году потребление вырастет на 38%. Именно эти «сценарные условия» были положены в основу договоров на поставку мощности (ДПМ), которые заключались с инвесторами, участвовавшими в реформе РАО «ЕЭС России». Сейчас уже можно констатировать, что инвесторы свои обязательства выполнили, и на текущий момент по ДПМ введено 20,6 ГВт (из них 17,5 ГВт – ТЭС и 3,1 ГВт – АЭС). А к 2020 году, как ожидается, будут введены ещё 7,7 ГВт на тепловых электростанциях и 6,6 ГВт – на атомных. Но проблема в том, что принятый за основу сценарий развития энергетического рынка себя не оправдал, а обновлённый прогноз спроса до 2020 года уже не предполагает взрывного роста электропотребления даже в своём самом оптимистичном варианте.

В результате, пытаясь «закрыть» прогнозировавшийся дефицит мощности, мы получили её избыток, что вполне логично привело к снижению цен на мощность, продаваемую по итогам её конкурентного отбора. Начиная с 2012 года газовая генерация работает со снижающейся рентабельностью, так как прирост цен на рынке на сутки вперёд (РСВ) по первой ценовой зоне стабильно отстаёт от прироста цен на газ. Более того, несложно предположить, что в дальнейшем из-за роста избытка мощностей «недостаточность» платы по КОМ будет расти, цены РСВ будут продолжать «падать» относительно роста цен на газ, загрузка «старого» оборудования будет снижаться. Ждать улучшения в ближайшей перспективе не стоит. Сокращение доходов ведёт к снижению ремонтных программ и сокращению инвестиционных программ компаний. На эту ситуацию накладывается тот факт, что в период реализации амбициозной программы ДПМ устаревшее оборудование выводилось из эксплуатации в крайне малых объёмах. Но оборудование, которое уже сейчас низкорентабельно, завтра станет убыточным, и его в любом случае потребуется выводить из эксплуатации.

Сложившаяся ситуация сейчас не устраивает ни поставщиков, ни потребителей. Первые несут риск снижения цены на рынке до уровня ниже эксплуатационных затрат и необходимости содержать наиболее дорогую мощность за свой счёт. Вторым приходится дополнительно оплачивать не прошедшую отбор мощность в качестве «вынужденной» генерации. Тем не менее ответ на эти вопросы не лежит на поверхности, поскольку существует объективная необходимость в резервах на тот случай, если эта мощность потребуется энергосистеме в будущем при восстановлении экономического роста.

Сегодня каждому собственнику необходимо тщательно оценить целесообразность вывода малоэффективного оборудования с учётом экономического эффекта от соответствующего роста цен КОМ. При этом не стоит забывать – система должна быть сбалансированной, обеспечивать доступные цены, надёжность энергосистемы, быть привлекательной для инвестора. Поэтому необходимы изменения, отвечающие всем критериям эффективности работы отрасли в долгосрочной перспективе. Нужно дать генерирующим компаниям инструменты для изменения ситуации: консервация, оплата резерва и назначение такого резерва, оплачиваемый вывод из эксплуатации.

Для решения возникшей проблемы уже разработана концепция СО ЕЭС по стимулированию генерирующих компаний к консервации старого оборудования. Обсуждаются соответствующие нормативные акты. Понятно, что содержание оборудования в законсервированном виде тоже стоит денег, но оно обойдётся дешевле, чем его оплата по цене КОМ. Эксперты предложили плату за содержание законсервированной мощности сделать небольшой, чтобы предприятия могли компенсировать свои затраты. Таким образом, снижение излишней мощности может быть достигнуто двумя способами: консервацией и выводом из эксплуатации «ненужной» мощности. Следуя этой же логике, генерирующие компании обратили внимание чиновников на избыточность меры по взиманию штрафов за вывод оборудования, отобранное на КОМ. Из чего возникли эти опасения?

В 2015 году Правительство РФ ввело долгосрочную модель конкурентного отбора мощности, предполагающую отбор мощности на четыре года вперёд. Уже через месяц после утверждения новых правил торговли мощностью был проведён КОМ со сроком поставки в 2016 году, а через несколько месяце, в декабре 2015-го, был проведён «залповый» КОМ со сроками поставки на 2017–2019 годы. Предполагается, что новая модель долгосрочного КОМ направлена на стимулирование генерирующих компаний к выводу из эксплуатации мощности, избыток которой составляет около 20 ГВт. Вместе с тем предусмотренный действующими правилами штраф за отказ поставлять мощность, отобранную в КОМ в размере 25% стоимости непоставленной мощности препятствует выводу неэффективных мощностей и отказу от ввода невостребованных новых мощностей.

Из-за сжатых сроков между утверждением новой модели долгосрочного КОМ и проведением отбора мощности на 2016–2019 годы генерирующие компании фактически были лишены возможности адаптироваться к новым условиям торговли мощностью и провести структурную оптимизацию генерирующих мощностей. Дополнительным ограничением стало отсутствие понимания у генерирующих компаний, какое из оборудования, готового к выводу, будет признано системным оператором необходимым для обеспечения надёжности энергоснабжения или региональными властями – для обеспечения надёжности теплоснабжения. Безусловно, долгосрочное планирование позволяет оптимизировать планы компаний, однако короткий срок принятия решения при проведении КОМ до 2019 года не позволил сделать детальный анализ ситуации и принять решения о выводе мощностей из эксплуатации. Кроме того, Правительственная комиссия принимала решение о присвоении статуса вынужденной генерации сразу на 4 года, и отнесение к вынужденным после КОМ возможно только по электрике по решению Минэнерго РФ о запрете вывода из эксплуатации.

В этой ситуации, для достижения целей новой модели долгосрочного КОМ по стимулированию вывода избыточной мощности безусловно будет более целесообразным не штрафовать генерирующие компании, заинтересованные в выводе или отказе от ввода генерирующего оборудования, отобранного на КОМ со сроком поставки в 2016–2019 годы. Реализация данного предложения не создаст негативных последствий для потребителей мощности, поскольку излишне отобранная мощность в целом привела к снижению её стоимости. Этот шаг также позволит дополнительно снизить нагрузку на потребителей за счёт снижения оплаты мощности выводимого оборудования. При этом каких-либо манипуляций со стороны участников рынка ожидать не стоит, поскольку это предложение рассчитано на мощность, отобранную по результатам «залпового» КОМ.

В текущих условиях для поставщиков и покупателей может быть взаимовыгодно изменить подход в части штрафных санкций. Выгода заключается в том, что с покупателей предлагается снять обязательства по оплате мощности, а с поставщиков – по оплате штрафов. Именно эта мера позволит снизить экономическую нагрузку на рынок и установить её на уровнях, адекватных современному состоянию отрасли.


03 июня 2016 в 15:20