«Электроэнергетическая отрасль проходит кризисные явления в экономике очень достойно»

Интервью с заместителем директора Департамента государственного регулирования тарифов, инфраструктурных реформ и энергоэффективности Министерства экономического развития РФ, членом Правительственной комиссии по вопросам развития электроэнергетики и Наблюдательного совета «НП Совет рынка» Евгением Ольховичем.

Евгений Ольхович

Насколько существующая система регулирования в электроэнергетике, на ваш взгляд, удовлетворяет потребностям отрасли? В чём недостатки регулирования и что имеет смысл сделать в этой области в ближайшее время?

Российская электроэнергетика уже прошла достаточно большой путь, и на данный момент можно констатировать, что среднесрочные цели, которые ставились перед реформой, достигнуты. Электроэнергетика обеспечила рост инвестиционных потребностей экономики. При этом очевидно, что экономическая среда меняется, технологический прогресс не стоит на месте, а значит, перед сектором возникают новые вызовы. По нашему мнению, сейчас существует три основных блока задач. Первый – это развитие конкуренции, в том числе с принятием во внимание тренда на децентрализацию энергоснабжения. Второй – это нахождение долгосрочного компромисса в отношении регулирования сетевого комплекса, включающего в себя в первую очередь механизм корректного определения размера инвестиционных программ в новой экономической реальности. И третий блок – это распутывание социального узелка, который, к сожалению, продолжает расти из года в год. При этом неплатежи, наверное, его самая простая составляющая. Социальный узелок – это в первую очередь перекрёстное субсидирование, размер которого постепенно подбирается к 300 млрд рублей в год, а также другие льготы – например, размер платы за технологическое присоединение для потребителей до 15 кВт, установленный в настоящий момент, существенно ниже экономически обоснованного уровня.

С учётом кризиса в экономике какую динамику тарифов естественных монополий на ближайшие годы Минэкономразвития считает правильной?

Мы в настоящий момент всё-таки исходим из парадигмы, что основная работа должна вестись не с точки зрения угадывания, какой тариф является оптимальным, а с точки зрения того, как оптимизировать систему для работы в новой экономической реальности. Поэтому, откровенно говоря, мы не предвидим значительных изменений в тарифной политике. Сейчас формируется консенсус вокруг формулы «инфляция-минус», и в общем и целом мы думаем, что подобная политика будет продолжена.
Программа ДПМ выполнила свою задачу – в РФ построены новые электростанции. Но вопрос привлечения инвестиций в дальнейшем остаётся открытым. Как можно в будущем обеспечить вложения в новое строительство? Кто и как должен финансировать модернизацию энергообъектов?
Ввод объектов по программе ДПМ пока продолжается, хотя действительно большинство из пунктуальных инвесторов уже введут всю мощность в течение ближайших года-двух. Замедление темпов роста потребления и реализация программы ДПМ в общем и целом сняли риски дефицита мощности в России на среднесрочную перспективу. В случае возникновения дефицита в каком-то определённом районе Правительство РФ уполномочено объявить инвестиционный конкурс на строительство генерации на условиях, схожих с программами ДПМ. Таких зон в стране очень мало. В остальных случаях мы считаем, что стимулом к инвестициям должны стать экономические сигналы. Новая модель КОМ отрегулирована таким образом, чтобы дать необходимый сигнал сообществу заранее.

В настоящее время в России насчитывается порядка 20 ГВт невостребованной мощности. Как, на ваш взгляд, может быть решена эта проблема?

Новая долгосрочная модель рынка мощности сделала большое дело. Рост избытка мощности в стране прекратился. Однако он остаётся стабильно значительным. Нам необходимо расчистить дорогу для современной эффективной генерации. В рамках текущей регуляторики рецепт понятен. Это минимальные технические требования, экономические санкции против малонадёжных блоков (штрафы за неготовность), а также правила вывода из эксплуатации. Если ни один из данных механизмов не сработает, то придётся чуть изменять параметры долгосрочного рынка мощности, например, в части снижения ценового пола. Опыт первого долгосрочного отбора показал, что выбранный ценовой уровень всё же остаётся комфортным для большинства генерирующих компаний.

На ваш взгляд, какие события за последние годы оказали на энергетические отрасль и рынок наибольшее влияние?

У нас произошла институализация оптового рынка. Произошло это, на наш взгляд, благодаря установлению правильного механизма взаимодействия его участников и поиску справедливого баланса интересов между ними. Сейчас по праву можно сказать, что оптовый рынок электроэнергии и мощности прошёл значительный путь к саморегулированию.

Второе – стало очевидно, что и структура, и система регулирования электросетевого комплекса должны дорабатываться. Причём одно без изменения другого невозможно. В целом же хочется подчеркнуть, что, по нашим оценкам, электроэнергетическая отрасль проходит текущие кризисные явления в экономике очень достойно, особенно если сравнивать с другими отраслями экономики.

Пока бремя решения задач по определению объёмов инвестиционных программ находится в большей степени в руках только технологов, они не могут быть решены в формате, устраивающем всех участников рынка. Поэтому в Минэкономразвития как раз и родилась идея создания нового коллегиального органа – Совета по надёжности и развитию Единой энергетической системы России. Мы должны разработать технологическую платформу, которая будет автоматически, а не в ручном режиме определять объём инвестирования, необходимый в каждом случае, а также выбирать оптимальное технологическое решение.

Совет не просто должен выполнять функции совещательного органа, а должен быть уполномочен принимать окончательные решения в части перспективы развития нашей энергосистемы. Ну и соответственно, он должен дать ответ на некоторые имеющиеся разногласия между нами, другими госрегуляторами и субъектами рынка. Иными словами, мы считаем, что технические функции, которыми обладает «Системный оператор», должны быть дополнены необходимым для нормального функционирования отрасли экономическим функционалом.
Источник: «Энергия без границ»


25 Марта 2016 в 19:13