Банк России Банк России

Подсанкционный «Русал» может начать работать на склад из-за непродления контрактов

Почти 18%-ное падение продаж во втором квартале 2018 года при сохранении производства (поставки на американский и азиатский рынки снизились вдвое) может оказаться только началом работы «Русала» на склад.

С 6 апреля, когда минфин США ввёл против неё санкции, партнеры «Русала» не могут заключать с ней новые контракты. Заключение контрактов на следующий год традиционно происходит в сентябре, пишут в обзоре аналитики Fitch, и, если к этому моменту не будет понимания, продлят ли США лицензию на работу с «Русалом» и на сколько, компания не сможет ни продлить старые контракты, ни заключить новые. Сейчас дедлайн 23 октября (до этого можно без риска попасть под вторичные санкции получать металл по контрактам, заключенным до 6 апреля). Если в ближайшее время не появится ясности относительно возможности «Русала» совершать сделки после 23 октября, в работе компании и всего алюминиевого рынка возникнут существенные затруднения, пишут аналитики Fitch. Большую часть продукции российская компания продаёт по долгосрочным договорам. Более 80%, говорится в проспекте её мажоритарного акционера – En+.

«Контакты на закупку стандартного товара, такого как алюминий, как правило, заключаются на календарный год и более длинный период, конечно, в договорах предусматривается возможность скорректировать цену в случае рыночных флуктуаций», – говорит сотрудник глобального трейдера. Он уточняет, что контракты, как правило, заключаются на финансовый год покупателя: к примеру, у многих производителей автокомпонентов в Европе финансовый год начинается в апреле – тогда контракты действуют с апреля по март.

Пять крупнейших покупателей «Русала» в 2016 году принесли компании 42% выручки, в том числе трейдер Glencore – 31%, отмечается в проспекте En+. Из потребителей оставшихся 20% по краткосрочным контрактам «Русала» лишилась Лондонской биржи металлов, которая сразу после введения санкций прекратила работу с продукцией компании.

Алюминий практически не реализуется через спотовые продажи, отмечают бывший сотрудник «Русала» и человек, знающий это от её менеджеров. Средний срок исполнения контракта по физической поставке металла конечному потребителю – два месяца. Таким образом, если с 23 октября потребление металла «Русала» будет грозить попаданием под вторичные санкции, компания не сможет заключать даже краткосрочные контракты, говорит бывший сотрудник компании.

23 октября с рынком произойдёт то же, что 6 апреля, прогнозирует экс-менеджер «Русала»: на какое-то время «всё остановится», пока американское ведомство не выпустит каких-либо пояснений. Дедлайн уже сдвигали на три месяца. «Русал» – второй в мире производитель алюминия (3,7 млн т в 2017 году), и быстро заменить его едва ли возможно. В США это тоже понимают, так что рынок найдёт возможность получить алюминий «Русала», как находит возможности покупать иранскую нефть», – уверен экс-менеджер компании.

Неопределённость – основной риск на мировом рынке алюминия, говорит человек, близкий к компании: «Если санкции не будут сняты в ближайшее время, то с октября вся продукция компании, предназначенная для зарубежных потребителей, опять пойдёт на склад, при том, что там до сих пор остается часть нереализованного в апреле алюминия». Компании придётся законсервировать не только ставшее невостребованным из-за санкций производство Надвоицкого завода, но и мощности тех, которые производят продукцию для других зарубежных рынков, поясняет собеседник издания.

«Производство сплавов и продукции с добавленной стоимостью для зарубежных потребителей может быть остановлено уже с сентября. С учётом доминирования экспорта в сбыте «Русала» ситуация может быть катастрофической не только для компании, но и для глобального рынка алюминия», – пугает человек, близкий к компании. Первыми пострадают специальная продукция и сплавы, так как продукция с добавленной стоимостью поставляется преимущественно напрямую потребителям, а не через трейдеров, ожидает знакомый менеджеров компании.

Ситуацию на мировом рынке алюминия будет определять то, как решится вопрос с санкциями против «Русала», отмечают аналитики Fitch. Если США не снимут санкции, дефицит металла уже в 2018 году может составить 1,4 млн т, или 2% от ожидаемого потребления. При этом средние цены за 1 т металла на Лондонской бирже металлов вырастут на 27% по сравнению с 2017 годом и поднимутся до $2706 за 1 т. К 2021 году, по мнению экспертов Fitch, дефицит на рынке сохранится на уровне 1 млн т, а цены достигнут $3000 за 1 т – на 40% больше нынешних $2100.


Ведомости