25-26 июля. Функционирование территориальных сетевых организаций. Формирование балансов и тарифное регулирование. Текущие и перспективные изменения НПА оказывающих существенное влияние на деятельность ТСО. Взаимодействие и урегулирование разногласий с потребителями услуг ТСО

«Росатом» получил контракт на строительство АЭС Эд-Дабаа, а Египет – обещание турпотока

Визит президента России Владимира Путина в Каир дал реальный старт двум формально далеким друг от друга, но, по неофициальной информации, взаимосвязанным проектам: строительству Россией АЭС в Эд-Дабаа и возобновлению авиасообщения между странами. Объявление о том, что в феврале снова могут начаться регулярные полёты из Москвы в Каир, последовало за подписанием контракта на $21 млрд. Но параметры последнего пока неизвестны, а перспективы Египта как туристического направления для россиян до сих пор сомнительны.

Ряд источников связывает двухлетнюю задержку восстановления полётов в Египет с затянувшимися переговорами по контракту «Росатома» на строительство четырёх блоков АЭС Эд-Дабаа (общая мощность – 4,8 ГВт). Москва еще в 2015 году согласилась выдать Каиру под проект госкредит на $25 млрд, и источники давно уверяли, что «проект готов», но финальных документов не появлялось. Президент РФ объявил о восстановлении полётов только после того, как в присутствии его и президента Египта Абдель-Фаттаха ас-Сиси глава «Росатома» Алексей Лихачёв подписал контракт на строительство АЭС с министром энергетики Египта Мухаммедом Шакером.

По словам Алексея Лихачёва, стоимость проекта «в базовых цифрах» – до $21 млрд, окончание строительства всех блоков – 2028–2029 годы. Это меньше, чем предполагалось ранее, и, судя по всему, объём госкредита РФ также снизится. В исходных договоренностях было заложено, что госкредит покроет 85% стоимости проекта, еще 15% вложит Египет. Ранее в СМИ фигурировал срок 15 лет и ставка 3% годовых, обычная ставка для таких госкредитов РФ составляет около 4%.

Ставка 3% достаточно низкая, говорит Наталья Порохова из АКРА, с учётом того что египетские суверенные облигации торгуются по 16% годовых. «Росатом» получит также и стандартный для своих проектов АЭС в третьих странах контракт на топливо на все 60 лет плановой работы станции, а также необычный контракт на сухое хранилище для отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). Это означает, что в течение длительного срока (ориентировочно, ближайшие несколько десятилетий) ОЯТ с Эд-Дабаа может не возвращаться в РФ на переработку.

Сооружение АЭС в Египте ставит Каир в ряд крупнейших заказчиков «Росатома» (сопоставимый или больший заказ сделали только Китай, Индия и Турция). Наличие госкредита – стандартная модель для проектов «Росатома», это отсекает большинство конкурентов, не имеющих господдержки, и при этом почти сразу возвращает основную часть средств в РФ за счёт наличия в заказе безальтернативных образцов оборудования и услуг по строительству. В Эд-Дабаа на местных подрядчиков придётся только 20% (обычно локализуются общестроительные работы). Египет хронически страдает от энергодефицита: до «арабской весны», остановившей инвестиции, Каир собирался к 2020 году ввести до 30 ГВт, что сопоставимо со всеми энергостройками в России за последние десять лет.

Коммерсант