Банк России Банк России

НП «Совет рынка» предложил переложить поддержку ВИЭ на бюджет

«Совет рынка» считает «нецелесообразным продление существующих мер поддержки ВИЭ после 2024 года», сообщил 30 июня глава ассоциации Максим Быстров в письме заместителю главы Минэнерго Вячеславу Кравченко. Несколько лет оптовый энергорынок стимулирует развитие зеленой генерации через договоры на поставку мощности (ДПМ ВИЭ): CAPEX возвращается за счёт повышенных платежей потребителей, отборы проектов идут с 2013 года. Менее востребована поддержка розничных ВИЭ через закупку их выработки сетями для покрытия потерь. В «Совете рынка» подтвердили направление письма, в Минэнерго сообщили, что ещё не сформировали свою позицию.

В нынешнем развитии ВИЭ Максим Быстров видит «конфликт двух ограничений»: для привлечения в отрасль новых игроков и роста производства оборудования нужно увеличить отбор проектов до 10–15 ГВт, но это приведёт к «недопустимому» росту нагрузки на потребителей. Ставка на снижение стоимости ВИЭ за счёт эффекта масштаба «оказалась неоправданной», заключает глава «Совета рынка».

Сейчас отобрано 2,45 ГВт ветровых станций (ВЭС), 1,65 ГВт солнечных (СЭС), 120 МВт малых ГЭС. Как считают в «Совете рынка», с учетом отборов 2018 и 2019 годов в РФ может быть построено 5,66 ГВт (95% от целевого объёма) ВИЭ, доля выработки достигнет 1,3%. На розничном рынке квалифицировано 33 объекта ВИЭ на 294,3 МВт (из них 202,8 МВт в Крыму), к 2024 году розничные ВИЭ дадут прирост выработки ещё в 0,2%.

Отбор проектов происходит по наименьшему CAPEX, но до этого года конкуренция по цене была низкой. Лишь на отборе ВЭС в 2017 году CAPEX на 1 кВт мощности упал на 30% из-за прихода сразу трех участников – финской Fortum, итальянской Enel и «ВетроОГК» (входит в ОТЭК «Росатома»), в секторе СЭС высокий конкурс наблюдался только в отборе 2014 года. В итоге, по данным «Совета рынка», нагрузка на потребителей будет выше прогнозной: 4,8% от общего объёма торгов на оптовом рынке в 2020 году (82 млрд рублей) и 9,8% в 2024 году (174 млрд рублей). В целом в 2015–2016 годах потребители уже заплатили за зелёную энергетику 20 млрд рублей, в 2017 году отдадут еще 36 млрд рублей, а в 2018–2024 годах совокупно – 1,63 трлн рублей.

В январе–мае средневзвешенная цена выработки СЭС составила 30 рублей за 1кВт/ч, ТЭС – 3,4 рубля, АЭС – 3,8 рубля, цена энергии ВЭС, по прогнозам, достигнет 10–12 рублей. Максим Быстров приводит в пример Германию и Нидерланды, близкие к «сетевому паритету» (равенство стоимости выработки отдельных видов ВИЭ и традиционной генерации). Но в России это возможно лишь в перспективе 10–15 лет. При достижении сетевого паритета «следует предусмотреть поэтапное сокращение мер поддержки».

За отказ от ДПМ ВИЭ выступили потребители и энергосбытовые компании, говорится в письме, они готовы отказаться и от поддержки розничных ВИЭ. Глава «Сообщества потребителей энергии» Василий Киселёв считает, что стремительное удешевление ВИЭ и досрочное выполнение задач по локализации производства в РФ позволяют «спокойно свернуть программу субсидирования уже в 2018 году».

В Ассоциации гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний поддерживают отмену ДПМ ВИЭ после 2024 года. «По нашему мнению, ВИЭ по окончании срока поддержки должны работать по тем же правилам, что и другие субъекты рынка»,– говорит первый зампред правления ассоциации Елена Фатеева.

ВИЭ-инвесторы, напротив, предлагают продлить нынешние меры поддержки, но с иными условиями, пишет Максим Быстров. По сути, предложено заменить средства потребителей мерами господдержки. Для снижения стоимости финансирования ВИЭ-проектов предлагается привлечь институты развития, средства ФНБ или Пенсионного фонда РФ с триггерной доходностью на уровне ключевой ставки ЦБ на 15 лет, а также давать госгарантии по кредитам. По данным McKinsey, снижение стоимости капитала на 1% снижает приведённую себестоимость электроэнергии (LCOE) ВИЭ на 5–10%. «Значительную часть средств потребителей получают не инвесторы, а финансовые институты»,– говорится в письме. Предлагается также поддержать экспорт оборудования за счёт госгарантий, субсидирования затрат на транспорт, льготных вывозных пошлин, а параллельно – обнулить ввозную пошлину на оборудование, не производимое в РФ, разрешить продажу выработки зелёной микрогенерации (менее 15 МВт), ввести «зелёные сертификаты» и налоговые льготы, перечисляют в «Совете рынка».

В изолированных зонах «Совет рынка» предлагает до 2030 года снижать субсидирование, которое сейчас покрывает разницу между тарифом и ценой, необходимой для возврата инвестиций, а также закрепить переходный период, в течение которого экономия по межбюджетному трансферу на энергодотации (на топливную составляющую или компенсацию тарифа) остаётся у регионов и муниципалитетов. Инвесторам и потребителям ВИЭ можно дать льготы по налогу на имущество и на прибыль на десять лет. Для мусоросжигательных ТЭС, которые отнесли к ВИЭ, предлагается использовать прямое финансирование – плату за утилизацию отходов, экологические сборы, тарифы на тепло.

В «Хевеле» (СП «Реновы» Виктора Вексельберга и «Роснано») уверяют, что даже текущие вводы ВИЭ «оказывают дефляционное воздействие» на энергоцены: стоимость электроэнергии ВИЭ фиксируется на весь период работы – минимум на 25 лет. «Но даже при планах расширения портфеля проектов до 1 ГВт у нас нет возможности значительно снижать себестоимость производства – нужен больший масштаб»,– признают в компании. В среднесрочном периоде в «Хевеле» считают важным сохранить текущие меры поддержки, добавив непрямые: снижение ставки для ВИЭ, обнуление вывозных пошлин и развитие лизинга.

Наталья Порохова из АКРА замечает, что рост доли ВИЭ в ЕС уменьшил прибыльность традиционной генерации из-за снижения загрузки, роста предложения СЭС и снижения цен в пиковые часы, поэтому позиция «Совета рынка» понятна. «Доля ВИЭ мала для локализации, до сетевого паритета далеко, поскольку цены на газ в РФ ниже мировых в три-четыре раза,– говорит она.– Но основной целью поддержки ВИЭ в РФ было именно развитие технологий, то есть это скорее промышленная политика, а не энергетическая».

Коммерсант