Банк России Банк России

ГЭХ предложил правительству новый вариант поддержки убыточных угольных ТЭС в 1 ЦЗ

После смены курирующего энергетику вице-премьера Аркадия Дворковича на Дмитрия Козака глава «Газпром энергохолдинга» (ГЭХ) Денис Фёдоров опять поднял вопрос о поддержке убыточных угольных ТЭС в европейской части РФ и на Урале (первая ценовая зона энергорынка). Просьбу решить вопрос до первого шестилетнего конкурентного отбора мощности (КОМ, определит стоимость мощности до 2024 года) глава ГЭХ направил г-ну Козаку 29 мая, а 7 июня аппарат правительства поручил Минэкономики, Минэнерго, Минтрансу и ФАС дать предложения.

Убыточность угольных ТЭС Денис Фёдоров связывает с отставанием роста цен на электроэнергию от динамики стоимости топлива. В Сибири цена на мощность превышает 200 тыс. рублей за МВт в месяц, что на 67% выше, чем в европейской части РФ и на Урале «при равных постоянных издержках угольных станций». В 2015–2018 годах общий убыток Новочеркасской ГРЭС (НчГРЭС) ГЭХ составит около 8 млрд рублей, говорится в письме, к 2021 году вырастет до 20 млрд рублей.

Проблема угольных ТЭС признавалась и обсуждалась много раз, но решения до сих пор нет. Предлагалось, например, убрать разницу цен на мощность между первой и второй (Сибирь) зонами оптового энергорынка. По расчётам ГЭХ, это затронуло бы 11,1 ГВт и обошлось бы рынку в 10,3 млрд рублей в год. Но регуляторы сочли такой шаг нерыночным и искажающим принципы конкуренции. В презентации ГЭХ есть ещё один вариант – установить список неэффективной генерации и довести цены на мощность для неё до уровня Сибири (4,5 ГВт, цена вопроса – 4,2 млрд рублей в год).

Но сейчас основное предложение ГЭХ – установить для убыточных угольных ТЭС, в первую очередь НчГРЭС (до 2021 года работает в вынужденном режиме, то есть получает повышенный внерыночный тариф), «экономически обоснованный» тариф до 2026 года. Это предполагает отмену «срезки цены» (вынужденный тариф не повышается) и индексацию по инфляции. По оценке ГЭХ, это будет стоить рынку 1,2 млрд рублей в год и затронет 1,9 ГВт, тариф на мощность не должен быть ниже 189 тыс. рублей за 1 МВт в месяц (в ценах 2017 года).

В ГЭХ, Минэнерго, Минэкономики, ФАС комментариев не предоставили. В «Совете рынка» говорят, что установление особых условий участия угольных ТЭС в качестве вынужденных – в компетенции правительства.

По оценке Натальи Пороховой из АКРА, экономически обоснованный тариф для НчГРЭС поднимет конечную цену энергии для потребителей на 0,1%. Она добавляет, что обычно угольная генерация самая дешёвая, но в европейской части РФ дешёвый газ, а у некоторых угольных ТЭС длинное транспортное плечо. «Создание преференций угольным ТЭС – исключительный для мировой практики случай», – считает эксперт. Глава «Сообщества потребителей энергии» Василий Киселёв полагает, что ГЭХ стоит заняться сменой технологии с убыточной угольной на газовую «и решить наконец связанные с этим социальные вопросы».

Но, по оценкам ГЭХ, все варианты с замещением НчГРЭС кратно дороже. Сейчас LCOE (стоимость электроэнергии в расчёте на срок работы мощности с учётом инвестиций) станции – 1,5 рубля за 1 кВт/ч, при экономически обоснованном тарифе – 1,6 рубля. Новая генерация той же мощности стоит 259,9 млрд рублей при LCOE в 2,6 рубля за 1 кВт/ч, замещение ГРЭС новой угольной ТЭС – 181,3 млрд рублей при LCOE 4,9 рубля, 400 МВт солнечной генерации стоят 44,4 млрд рублей, LCOE – 30 рублей за 1 кВт/ч.

Коммерсант