25-26 июля. Функционирование территориальных сетевых организаций. Формирование балансов и тарифное регулирование. Текущие и перспективные изменения НПА оказывающих существенное влияние на деятельность ТСО. Взаимодействие и урегулирование разногласий с потребителями услуг ТСО

«Ростех» потерял гарантию СГК по первой очереди ДПМ ТБО и требует поменять правила ДПМ

Планы «Ростеха» по постройке мусоросжигающих электростанций придется скорректировать — холдинг может остаться без договоров на поставку мощности (ДПМ) для 335 МВт в Подмосковье и Татарстане. Структура «Ростеха» АГК-1 утратила гарантию под ДПМ на 6 млрд рублей, поскольку та была отозвана Сибирской генерирующей компанией, а без гарантии ДПМ будет разорван. Теперь АГК-1 просит регулятора изменить правила и позволить ей предоставить новую гарантию не сейчас, а лишь за год до начала поставки мощности, что, по сути, делает невозможным списание с компании штрафов в случае прекращения строительства. Аналитики и участники энергорынка считают, что такая мера необоснованно увеличивает риски потребителей.

Альтернативная генерирующая компания (АГК-1, подконтрольная «РТ-Инвесту» «Ростеха») просит набсовет «Совета рынка» (регулятор энергорынков) существенно упростить ей условия работы, следует из повестки к заседанию набсовета. Лишившись обеспечения под участие в отборе по ДПМ, компания предлагает отсрочить предоставление новой гарантии практически на весь период строительства первой очереди мусоросжигающих ТЭС (МТЭС) с тем, чтобы предоставить её только за год до ввода станций в эксплуатацию (запланирован на 2021–2022 годы).

Обеспечение является гарантией генкомпании перед потребителями – по сути, это весь объём штрафа, который инвестор должен будет выплатить покупателям, если не введёт объект в срок. В качестве обеспечения принимаются только поручительство генкомпании, владеющей мощностью от 2,5 ГВт, и аккредитив банка. Но АГК-1 лишилась обеспечения, выданного «Сибэко» (на тот момент принадлежала группе RU-COM министра «Открытого правительства» Михаила Абызова). В феврале 78% акций «Сибэко» приобрела Сибирская генерирующая компания, после чего поручительство было аннулировано (в компании причину не комментируют).

По правилам энергорынка, если компания не дает дополнительное обеспечение в течение 140 дней с момента отзыва предыдущей гарантии, то через два месяца с неё списывается весь объём штрафа и расторгается ДПМ. Размер гарантии «Сибэко», по данным «Коммерсанта», составлял около 6,4 млрд рублей.

Подконтрольные «РТ-Инвесту» АГК-1 и АГК-2 летом 2017 года выиграли право на строительство четырёх МТЭС в Подмосковье и одной в Татарстане (всего 335 МВт). МТЭС причислены к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ), строить их планируется по договорам поставки мощности ВИЭ, которые гарантируют возврат инвестиций из повышенных платежей потребителей. На прошлой неделе правительство одобрило запуск второй волны МТЭС – двух станций по 55 МВт в Краснодарском и Ставропольском краях.

АГК-1 выносит вопрос об отсрочке предоставления гарантии уже второй раз. Изначально инициатива рассматривалась в «Совете рынка» 23 марта, но тогда решение не было принято. 13 апреля вопрос будет рассматриваться в заочной форме. В «РТ-Инвесте» пояснили, что в случае, если компания получит банковскую гарантию, её стоимость составит более 1,5 млрд рублей, которые не были учтены при расчете тарифа на мощность. «Мы считаем, что эта нагрузка может быть учтена при расчёте тарифа либо нивелирована за счёт внесения изменений в регламенты «Совета рынка», – полагают в «РТ-Инвесте». Ведутся ли переговоры с кем-то из генкомпаний, там не уточнили. В Минэнерго, ФАС, «Совете рынка» не стали комментировать ситуацию, в Минэкономики сообщили, что еще формируют позицию.

Предложение АГК-1 означает, что у потребителей не будет гарантий того, что МТЭС будут построены в сроки, говорится в пояснительной записке к заседанию набсовета «Совета рынка», подготовленной главой управления развития конкурентного ценообразования Екатериной Усман. По её мнению, изменения регламента автоматически будут распространяться на новые отборы проектов утилизации твердых бытовых отходов (ТБО), а также будут дискриминировать потенциальных участников, которые не пошли на отбор 2017 года из-за жестких требований по предоставлению гарантий.

Изменение правил может создать ещё один опасный прецедент на рынке: для ТБО уже сделали исключение, сочтя эту генерацию «возобновляемой» и уменьшив вследствие этого объём проектов по ветру и мини-ГЭС на 100 МВт, напоминает один из собеседников на рынке. Он отмечает, что стоимость строительства 1 кВт «мусорной» генерации в шесть-семь раз превышает строительство солнечных станций и ветропарков. «Если «мусорная» генерация не готова дать гарантию под свои проекты, это говорит о том, что ей нужна государственная поддержка, а не платежи потребителей энергорынка», – считает он. Ещё один источник полагает, что поддерживающие предложение АГК-1 члены набсовета под личную ответственность лишают потребителей возможности получения штрафов за задержку ввода электростанций.

Против инициативы АГК-1 членов набсовета просят голосовать глава Российской ассоциации ветроиндустрии Игорь Брызгунов и глава Ассоциации предприятий солнечной энергетики Антон Усачёв. Они отмечают, что если МТЭС получат льготные условия по предоставлению гарантий, то такие же условия должны получить ветряные и солнечные станции. Заместитель директора «Сообщества потребителей энергии» Валерий Дзюбенко отмечает, что, если компании, претендующие «на бесплатные деньги, да ещё с другого рынка», не дают обеспечение, «было бы разумным как минимум отменить уплату доходности по проектам», а «лучше, наблюдая такое легкомысленное отношение инвесторов к своим инициативам, вернуть все на свои места и финансировать мусоросжигание исключительно за счёт сборов на утилизацию отходов».

Владимир Скляр из «ВТБ Капитала» считает, что вероятность потерять ДПМ у «РТ-Инвеста» низкая, но обеспечение по рискам от более надёжного контрагента потребуется. При этом отсрочка получения гарантии – это несоразмерное смещение риска по проекту в сторону потребителей, «которые и так соглашаются на высокий тариф, а ещё будут вынуждены нести риски контрагента».

Коммерсант