Банк России Банк России

ОГК-2 не разрешили вывести Новочеркасскую и Ставропольскую ГРЭС

В мае ОГК-2 подала заявку «Системному оператору» (СО) на вывод 1,9 ГВт на Новочеркасской ГРЭС – всех блоков станции, кроме нового на 300 МВт, получающего повышенные платежи потребителей, – и всей Ставропольской ГРЭС (2,42 ГВт). Это подтвердили в ОГК-2 и СО. Но СО не согласовал вывод блоков из-за «угрозы устойчивости энергоснабжения в различных режимах».

В ОГК-2 заявили, что эксплуатация ГРЭС сейчас нерентабельна: «Особенно это заметно на Новочеркасской ГРЭС, которая при регулярных недопоставках угля и его низком качестве вынуждена дожигать его непроектным газом, что увеличивает убытки». ГЭХ давно говорит о худшем положении угольных ТЭС по сравнению с газовыми в первой ценовой зоне оптового рынка (европейская часть РФ и Урал). Цена на мощность (около 30% доходов ТЭС) здесь формируется в основном газовой генерацией и недостаточна для компенсации затрат угольных станций. В первой ценовой зоне в 2017 году она составила 113,2 тыс. рублей за 1 МВт в месяц, во второй (Сибирь), где много угольной генерации, – 181,6 тыс. рублей. В апреле Минэнерго признало, что угольные ТЭС в европейской части РФ, Урале и на Дальнем Востоке не выдерживают конкуренции с газовой генерацией. Как утверждают в ОГК-2, газовая Ставропольская ГРЭС на грани рентабельности из-за соседства с Ростовской АЭС «Росатома» и Невинномысской ГРЭС «Энел Россия» с более дешёвой выработкой.

По оценке Натальи Пороховой из АКРА, Новочеркасская и Ставропольская ГРЭС в 2016 году поставили до 20 млрд кВт/ч – это 20% от выработки ОЭС Юга, и при заявленных объёмах вывода ОЭС может лишиться до 17% мощностей. Как пояснили в СО, ОЭС Юга несколько лет относится к территориям, где технологически необходима новая генерация: в январе – мае рост потребления там составил 13%.

Максима Худалова из АКРА удивляют проблемы ОГК-2 с углём. Новочеркасская ГРЭС закупала АМСШ — антрацитовую мелочь ростовских «Русского угля» и Южной угольной компании, также периодически антрацит поставлял «Мечел». «Сегодня ситуация с доступностью топлива улучшилась: уголь из ДНР и ЛНР поступает в РФ, а увеличение экспорта осложнилось», – полагает аналитик. По его мнению, проблемы ОГК-2, скорее, связаны с ростом цен: уголь марки АШ подорожал с 2–2,3 тыс. рублей за тонну с НДС до 3–3,3 тыс. рублей, следуя за динамикой мировых цен. Но источник уверяет, что сейчас расположенное в Ростовской области шахтоуправление «Обуховская» (принадлежит ДТЭК Рината Ахметова) «агрессивно скупает» антрацит, возможно, для поставки на Украину, «так как теперь это единственный легальный канал поставок туда антрацитов».

ОГК-2 подала и заявки на частичный вывод мощностей на Череповецкой (630 МВт из 1,05 ГВт), Рязанской (общая мощность 3,13 ГВт) и Киришской ГРЭС (мощность 2,6 ГВт), и СО разрешил эти выводы. В ОГК-2 это не комментируют. В целом источник говорит, что ОГК-2 хочет вывести более 5 ГВт с 2021 года. Но заключение СО – лишь промежуточная ступень, окончательное решение примет Минэнерго.

Государство в последние годы ставило задачу вывода не востребованной рынком генерации, чтобы снизить нагрузку на потребителей. ГЭХ в 2016 году был лидером по закрытию мощностей: в РФ было выведено 3,75 ГВт, 33% пришлось на холдинг. По ожиданиям СО, к 2020 году может быть выведено до 12 ГВт. На рынке тенденцию связывали с долгосрочным конкурентным отбором мощности. По мнению Натальи Пороховой, повлияла и проблема продления ресурса: пик вводов ТЭС в СССР пришелся на 1970-е годы – 40 ГВт. «Но 5 ГВт – это много и для ЕЭС России, и для компании – это 25% от мощности ОГК-2», – замечает она, добавляя, что для компании эффект будет скорее положительным. При выводах на Новочеркасской, Ставропольской и Череповецкой ГРЭС выручка упадет на 23%, но рентабельность может вырасти не менее чем на 1 п. п. по EBITDA, считает эксперт.

Коммерсант