Банк России Банк России

РЖД собирается выйти на ОРЭМ, но пока полностью от услуг «Русэнергосбыта» не откажется

Один из крупнейших посредников на рынке электроэнергии Григорий Берёзкин может лишиться части бизнеса. РЖД, с 2000-х годов закупающее электроэнергию через подконтрольный бизнесмену «Русэнергосбыт» (РЭС), планирует самостоятельно выйти на оптовый энергорынок. При полном отказе от посредников монополия сможет на 3–5% снизить затраты на закупку электроэнергии, сэкономив до 8 млрд рублей в год. Потери РЭС могут составить 6,4 млрд рублей: полностью отказаться от посредника РЖД будет сложно, поскольку долгосрочные договоры с трейдером заключены до 2038 года. Кроме того, железнодорожная монополия владеет сетями, что по закону несовместимо с энергосбытовой деятельностью.

РЖД в 2019 году рассчитывает получить статус участника оптового энергорынка и в результате как минимум частично отказаться от услуг своего основного поставщика электроэнергии «Русэнергосбыта» (РЭС, 50,5% у ЕСН Григория Берёзкина, входящего в совет директоров монополии, 49,5% у итальянской Enel). Этот вопрос РЖД планирует вынести на одно из ближайших заседаний наблюдательного совета «Совета рынка» (регулятор энергорынков), но пока о своем намерении компания уведомила только Минэнерго, говорят источники, знакомые с инициативой. В Минэнерго на запрос не ответили, в «Совете рынка» сообщили, что обращение РЖД не поступало. В монополии отказались от комментариев.

Почти все крупные промышленные потребители электроэнергии, например, «Русал», НЛМК, «Северсталь», «Норникель», уже закупают её на оптовом энергорынке без посредников. Прямые закупки позволят РЖД экономить на марже, выплачиваемой поставщику. В марте 2017 года глава РЭС Михаил Андронов говорил, что средняя маржа по портфелю компании составляет 5%. Контракт с РЖД занимает 80% в портфеле РЭС, общее потребление монополии г-н Андронов оценивал тогда в 40 млрд кВт/ч. По отчёту РЖД за 2017 год, электроэнергия занимала 13,2% в общем объёме закупок, составлявшем 1,3 трлн рублей. Из отчётности следует, что расходы на электроэнергию – 160,1 млрд рублей.

Но выход РЖД на оптовый рынок может осложнить отсутствие единого центра потребления – эти точки у монополии разбросаны по всей стране. Михаил Андронов объяснял удобство работы через посредника большим количеством региональных представительств РЭС: «Иначе они (клиенты – ред.) должны были бы выстраивать отношения более чем с сотней поставщиков и иметь для этого большой штат».

Однако схема закупки электроэнергии через РЭС в 2015 году вызвала нарекания Минэкономики: тогда замминистра Николай Подгузов считал, что маржа поставщика слишком велика и монополия могла бы сэкономить 5–6 млрд рублей в год. Чиновник отмечал, что прибыль РЭС от продаж за 2013 год (9,2 млрд рублей) заметно выше, чем у других крупных поставщиков электроэнергии. В 2017 году прибыль компании от продаж составила 6,6 млрд рублей.

Группа ЕСН Григория Берёзкина не впервые теряет крупного клиента: в разное время она снабжала электроэнергией все три ключевые монополии из числа крупных потребителей. Но со временем они уходили к собственным поставщикам. В 2007 году компании г-на Берёзкина утратили право на энергоснабжение «Газпрома», контроль над которым перешёл к учреждённому монополией «Межрегионэнергосбыту». Часть сбытового бизнеса, связанного с «Транснефтью», потерял и подконтрольный Григорию Берёзкину «Русэнергоресурс» (25% принадлежит «Транснефти»): так, с 2014 года поставщиком «Транснефтепродукта» стало кэптивное «Транснефтьэнерго».

О полном отказе РЖД от услуг РЭС пока речь не идёт, утверждает один из собеседников. В частности, стороны связаны долгосрочными договорными обязательствами до 2038 года (первые соглашения начали действовать с 2004 года), и, вероятнее всего, можно говорить о постепенном снижении объёмов с переводом на прямые закупки новых объектов и части пристанционных поселков.

В РЭС отметили, что её крупные клиенты, такие как КамАЗ или группа ГАЗ, уже имеют статус субъекта оптового рынка, что не мешает им закупать электроэнергию через компанию: «Это даёт возможность поставок небольших объёмов для отдельных объектов самостоятельно, там, где это выгодно для всех сторон».

Кроме того, препятствием для выхода РЖД на ОРЭМ может стать владение сетями: монополия играет роль территориальной сетевой организации, передавая электроэнергию и своим объектам, и сторонним потребителям. Но закон запрещает совмещать передачу электроэнергии с производством или сбытом. Доходы РЖД от передачи энергии в 2017 году составили 10,7 млрд рублей, прибыль от этого вида деятельности – 2,2 млрд рублей.

Владимир Скляр из «ВТБ Капитала» отмечает, что ОАО РЖД – крупнейший покупатель электроэнергии в РФ с предсказуемым графиком потребления, это достаточные условия для выхода на оптовый рынок и экономии на сбытовой надбавке. На РЖД приходится 4% от потребления РФ, уточняет Наталья Порохова из АКРА: «В целом нетипично, что компания до сих использует посредников».

Несмотря на распределённые центры потребления, примеры успешной экономии у потребителей со схожим паттерном потребления присутствуют, отмечает г-н Скляр, приводя в пример «Магнит», который сам закупает электроэнергию для магазинов. «При правильно организованном трейдинге и прогнозировании экономия может составлять до 3% от платы за электроэнергию, в случае РЖД это миллиарды рублей», – говорит аналитик. Но Наталья Порохова отмечает, что прямые закупки электроэнергии на оптовом рынке требуют от потребителей держать квалифицированный штат, что может быть рентабельно только для очень крупных потребителей.

Коммерсант