New York Times: внешние силы формируют европейскую энергетику

ЕС прилагает титанические усилия для создания Энергетического союза. В значительной мере речь идёт об уточнении существующих стратегий, направленных на повышение энергетической безопасности, ускорении перехода к низкоуглеродной экономике и – на политическом уровне – демонстрации того, что 28 членов ЕС способны реализовать новый интеграционный проект в период глубоких разногласий по финансовым и иммиграционным вопросам. Следовательно, в основном это политика, ориентированная на развитие за счёт внутренних факторов.

New York Times: внешние силы формируют европейскую энергетику


Однако европейский энергетический проект формируют также и внешние силы, в частности конфликт на Украине и потенциальная угроза, которую он представляет для поставок российского газа в Европу.
Именно эта угроза в прошлом году побудила тогдашнего премьер-министра Польши Дональда Туска, который в настоящее время возглавляет Европейский совет (куда входят главы правительств Евросоюза), призвать страны ЕС во всеоружии встретить возможный российский энергетический шантаж.
Но если российскому президенту Владимиру Путину в этом сценарии отводится роль злой колдуньи, то президента Обаму с его новым Планом чистой энергетики, направленным на снижение углеродных выбросов, следует считать крёстной феей Европейского энергетического союза.
Каким бы спорным ни казался американцам план Обамы, он подводит фундамент под обязательства, подготовленные США к Климатической конференции ООН, которая пройдёт в декабре в Париже. Это уменьшает уязвимость Евросоюза, которому в последние годы приходилось проводить свою климатическую политику в одиночку.
В 2009 году Обама вызвал недовольство европейских политиков, не поддержав попытку Евросоюза утвердить Международный протокол по ограничению выбросов на климатическом саммите в Копенгагене. (Поскольку Сенат США высказался против каких-либо международных договоров по климату, у Обамы не было выбора.)
Затем европейцев напугала американская сланцевая революция, из-за которой цены на газ в США опустились значительно ниже европейских.
Правительство Обамы утверждает, что внедрение Плана чистой энергетики в конечном итоге приведёт к снижению расходов на электроэнергию в США. Но это произойдёт в основном благодаря повышению энергоэффективности, а не новым ограничениям по выбросам CO₂, которые Агентство по охране окружающей среды вводит для американских электростанций.
США укрепляют Европейский энергетичеcкий союз другими способами. Сейчас превозносится (хотя, вероятно, и преувеличивается) значение американских поставок СПГ в Европу для снижения её зависимости от газа российского.
Конечно, члены Евросоюза в Восточной Европе, чьи порты могут принимать американский СПГ (страны Балтии и Польша), лоббировали ослабление контроля над экспортом газа из США, и их призывы нашли отклик в конгрессе.
Вполне возможно, что какие-то объёмы американского СПГ и попадут в Европу, но главным местом его назначения, скорее всего, является Азия, где за него можно получить больше, чем на европейском рынке.
Успешное завершение переговоров Евросоюза и США о трансатлантическом торговом и инвестиционном партнёрстве (если успех вообще возможен) могло бы способствовать экспорту СПГ в Европу.
Пока американские переговорщики не рвутся включать тему энергетики в торговые переговоры. Евросоюз опасается увеличения зависимости от энергоёмкой продукции из США и хотел бы обсуждать тему энергетического сырья, с тем чтобы Европа могла получать американский СПГ как можно быстрее.
Однако в конечном счёте США могут предложить Европейскому энергетическому союзу нечто большее, поделившись с ним не сырьём, а своим опытом организации низкоуглеродных производств.
Ключевой проблемой для Европы является завершение географической увязки 28 национальных рынков через трансграничные инфраструктурные и торговые соглашения. Ещё более сложная задача – это интеграция ветровой солнечной энергии в рынок электроэнергетики. Мощности альтернативной энергетики растут из года в год благодаря субсидиям, но количество вырабатываемой энергии постоянно колеблется из-за погоды.
Одним из решений, предлагаемых в плане Энергетического союза ЕС, является приведение непостоянного предложения энергии в соответствие с колебаниями спроса, и некоторые члены Евросоюза, такие как Великобритания, уже начинают экспериментировать с подобной стратегией.
Ни у кого в Европе нет такого опыта в реагировании на спрос – плате компаниям и частным лицам за добровольное отключение электричества или снижение потребления в периоды пикового спроса или слабого предложения – как у региональной организации PJM Interconnection, которая управляет распределительной сетью коммунальных компаний в 13 штатах Среднего Запада и Атлантического побережья.
PJM привлекает внимание европейцев своей программой ограничения спроса, которая оказалась надёжнее мер, связанных с предложениями по поддержанию стабильности сети зимой 2014–2015 годов в Северной Америке.
Еще одним существенным отличием Европы от Соединенных Штатов является терпимое отношение властей США к тому, что в разных американских штатах разные подходы к атомной энергетике.
В настоящее время АЭС строятся только в Джорджии и Южной Каролине, которые в рамках американской децентрализованной электроэнергетической системы отдали предпочтение регулированию, а не конкуренции в устройстве своих рынков. Эти штаты имеют право устанавливать тарифы на электроэнергию на уровне, который позволит строителю АЭС окупить свои инвестиции, а штату – защитить станцию от внешней конкуренции.
Что касается Евросоюза, то там планируется создать конкурентный электроэнергетический рынок по единому шаблону. При этом существование конкуренции – реальной или потенциальной – делает, например, создание реактора, на проектирование и строительство которого может уйти до 10 лет, прежде чем он начнёт зарабатывать первые деньги, очень сомнительным бизнесом в Европе, где любой национальный тариф, призванный помочь в возмещении затрат, требует утверждения в Европейской комиссии.
Великобритания предоставила в виде гранта Electricité de France высокую фиксированную цену на вырабатываемую энергию на 35 лет, чтобы компания могла построить новый реактор в Хинкли-Пойнт, получив на это разрешение Брюсселя. Но Австрия, которая является последовательной противницей атомной энергетики, и несколько коммунальных компаний Германии, уходящих из этой отрасли, подали протест на решение Еврокомиссии по британской государственной помощи энергетикам в Европейский суд.
Впрочем, Австрия лишь частично реагирует на лоббирование сторонников атомной энергетики – Франции, Великобритании и ряда стран Восточной Европы, стремящихся использовать план создание Энергетического союза для реабилитации атомной энергетики и заставить ядерное агентство Евросоюза Euratom возобновить финансовую помощь отрасли.
Несколько лет назад Euratom и другие европейские структуры прекратили выдачу кредитов атомщикам, в отличие от правительства США, которое предоставляет кредитные гарантии компаниям, желающим строить новые реакторы.
Впрочем, у Еврокомиссии и правительства Обамы есть общая политическая проблема: им надо заставить государства Европы и американские штаты выполнять планы по созданию Энергетического союза и внедрению проекта производства чистой электроэнергии соответственно.
Теоретически президенту Обаме, который является единовластным главой своей страны, должно быть легче, но на практике среди американцев куда больше разногласий по поводу мер, направленных на улучшение экологии, чем среди европейцев. При этом в США сильнее традиция урегулирования разногласий в суде.
В Европе в целом существует консенсус по отношению к борьбе с изменением климата, но не в отношении средств достижения поставленных целей. Так, Великобритания и некоторые страны Восточной Европы добились отмены национальных планов по развитию альтернативной энергетики после 2020 года, сохранив только общеевропейские плановые нормы использования ВИЭ и энергоэффективности, которые не имеют юридической силы и носят самый общий характер.
Британия и её союзники в Восточной Европе хотят, чтобы Энергетический союз был «необременительным и не являлся законодательным органом», тогда как Германия и Еврокомиссия предлагают штрафовать страны, не выполняющие программы по внедрению альтернативной энергетики. В ближайшее время дебаты об управлении Энергетическим союзом продолжатся.
В декабре в Париже Европейский союз и США должны будут найти баланс – пообещать достаточное сокращение выбросов, чтобы побудить другие страны к действию, но не больше, чем они в реальности могут осуществить.

Оригинал материала:


23 октября 2015 в 10:30

ЕС, США, солнечные электростанции, АЭС, электроэнергетика, альтернативная энергетика, атомная энергетика, солнечная энергия, ядерная энергетика, ветровые электростанции

Другие пользователи читают

Регионам оставят только «вилку»

В ближайшее время правительство направит в Государственную думу законопроект, вносящий изменения в федеральный закон...

08 декабря 2017 в 21:12
Модернизации дали добро

14 ноября на совещании у президента России Владимира Путина состоялась длительная отраслевая дискуссия о дальнейших ...

14 ноября 2017 в 21:54
Прямоточное водоснабжение упёрлось в деньги

Минэнерго подготовило поправки в Водный Кодекс, снимающие запрет на строительство ТЭС и АЭС с прямоточными системам водо...

27 ноября 2017 в 21:52
«Хевел» пустил солнце в оборот

Компания «Хевел» достаточно неожиданно продала три солнечные электростанции (СЭС) мощностью 35 МВт, построенные в Башкирии...

30 ноября 2017 в 19:47