The internаtional: споры о будущем британской энергетики привели к раздору в парламенте

На этой неделе на заседании парламента в Вестминстерском дворце был поднят вопрос о будущем британской энергетики. Рассматриваемый в настоящее время законопроект в сфере энергетики изначально был ориентирован на снижение уровня выбросов углекислого газа к 2030 году и модернизацию в этой связи всех энергомощностей страны. Однако эти цели были отвергнуты ещё на раннем этапе обсуждения документа. Вместе с тем, поправки, предложенные бывшим министром энергетики Тимом Йео и предполагающие возвращение к прежним целям, означают, что у парламента была возможность пересмотреть свою позицию.

The internаtional: споры о будущем британской энергетики привели к раздору в парламенте

Источник: shutterstock

«Если мы, так или иначе, держим курс на существенное сокращение выбросов углерода, какие вообще могут быть возражения против этой поправки?», – такой довод привел Йео на совещании перед проведением голосования. Он ссылался на состоявшееся в понедельник выступление министра энергетики Эдвард Дэйви, в рамках которого он совершенно ясно заявил следующее: «Чем дольше мы будем откладывать эту работу [по сокращению выбросов], тем сложнее будет достичь поставленных целей, и для этого будут необходимы все более жёсткие меры». Но когда все голоса «за» и «против» были подсчитаны, победа осталась за противниками поправки во главе с Консервативной партией, что вызвало недовольство борцов за экологию и некоторые сомнения относительно особенностей энергетической программы Великобритании в будущем.

Победа была одержана с небольшим преимуществом, при этом некоторые члены парламента предпочли проголосовать вразрез с линией партии, а другие окончательно утвердились в своём мнении лишь после обещания тори (Консервативной партии) пересмотреть принятые решения после всеобщих выборов в 2016 году. Всё это показывает, насколько спорным является рассматриваемый вопрос. Судя по всему, данный спор – это не обычная стычка между правящей коалицией и оппозиционной Лейбористской партией, где одни выступают сторонниками законодательных мер, направленных на защиту экологии, а другие нет. В 2010 году правительство, пришедшее к власти, пообещало стать самым «зелёным» в истории. На этой неделе возникли сомнения в том, насколько оно соответствует желаемому определению, когда Дэвид Кэмерон призвал поддерживающих его членов парламента проголосовать против поправки. Ведь за предложенной задачей по сокращению выбросов углекислого газа стоят не только обязательства по борьбе с климатическими изменениями – на кон поставлены миллиарды фунтов стерлингов.

shutterstock_61420573.jpg
источник фото: Shutterstock

Британская экономика всё ещё с трудом выходит из рецессии, и те, кто проголосовал в пользу поправки, предложенной Тимом Йео, надеялись, что постановка соответствующей цели поможет привлечь крупные инвестиции в развитие и внедрение низкоуглеродных технологий и производство энергии из возобновляемых источников. Предпринимателям, поддержавшим выдвинутое предложение, эта мера позволила бы запустить процесс экономического роста, а активисты по защите окружающей среды полагали, что благодаря работе по реализации поставленных задач до 2030 года Великобритания двигалась бы в верном направлении на пути к достижению целей по сокращению выбросов углекислого газа к 2050 году. При этом главный контраргумент, активно выдвигавшийся канцлером Казначейства Джордж Осборн, был направлен в пользу стратегии, получившей название «рывок к газу» и основанной на том, что варианты с использованием природного газа считаются менее затратными, чем новые низкоуглеродные технологии.

Значение поставленной цели

Согласно Закону об изменении климата, принятому в 2008 году, Великобритания должна достичь юридически обязательных целей по сокращению выбросов углекислого газа на 80% к 2050 году. Выражаясь на языке закона, «обязанностью министра является принятие мер по сокращению чистого объёма выбросов углекислого газа в Великобритании как минимум на 80% по сравнению с исходным уровнем 1990 года». Проще говоря, в случае успеха к 2050 году Британия почти полностью откажется от сжигания ископаемого топлива для производства электроэнергии.

Таким образом, по мнению сторонников поправки, постановка цели по снижению уровня выбросов углекислого газа к 2030 году позволила бы не только определить задачи по сокращению выбросов на ближайшие 17 лет, но также привлечь инвестиции в проекты в области низкоуглеродных технологий. Как написала Фиона Харвей в своей статье в The Guardian, «законопроект в сфере энергетики… в ближайшие пять лет будет влиять на инвестиционные решения, работа по которым будет вестись и через тридцать лет». Другими словами, только конкретный план по сокращению выбросов углекислого газа позволит привлечь инвестиции в отрасли, связанные с производством экологически чистой энергии в Великобритании. В ином случае вполне возможно, что эти средства уйдут куда-нибудь ещё за пределы страны.

В понедельник, 3 июня, британская газета Times опубликовала заяление, созданное общественной экологической организацией Friends of the Earth («Друзья Земли»), где утверждалось следующее: «Если на завтрашнем голосовании парламент не поддержит предложенные решения в области чистой энергетики, это может привести к сокращению тысяч рабочих мест за рубежом». Этот текст, размещенный рядом с фотографией канцлера Германии Анхелы Меркель, и подпись «Спасибо за рабочие места, герр Осборн», изначально задумывавшиеся как весёлая шутка, теперь воспринимаются скорее как юмор висельника.

Оппозиция и поддержка

Член парламента Чарльз Хендри в своём блоге, посвященном работе Консервативной партии, изложил причины, по которым он и его партия предпочли не устанавливать конкретные цели по уменьшению уровня выбросов углекислого газа, и сослался на тот факт, что такие цели носят исключительно умозрительный характер и поэтому могут причинить вред. «Проблема с установлением цели по сокращению выбросов углекислого газа до 2030 года сейчас заключается в том, что мы ещё не знаем, как этой цели достичь – и даже возможно ли это в принципе».

«Хоть я и понимаю, какие честолюбивые замыслы лежат в основе предложенных целевых показателей по сокращению выбросов углекислого газа, я также осознаю, что их принятие повлечет за собой последствия, которые пока что не были досконально проанализированы. В конце концов, надежность энергоснабжения и низкий уровень выбросов углекислого газа в будущем зависят от чёткого представления о ситуации в отношении каждой отдельной технологии, а не от масштабных целей, способы достижения которых никому не известны», – добавил Хендри.

Пожалуй, точка зрения Хендри вполне убедительна. Конечно, при постановке целей следует учитывать многочисленные и при этом постоянно меняющиеся факторы. Наши знания о климатических изменениях все время расширяются, одновременно с этим развиваются и низкоуглеродные технологии. Кроме того, достижимость поставленных целей, скорее всего, будет зависеть и от перемен, происходящих в экономике, налогово-бюджетной и социальной сферах Великобритании.

Однако вся проблема заключается в размере рисков и выгоды. Следование программе «рывка к газу» в сочетании с переносом действий по постановке конкретных целей на 2016 год представляется наименее рискованным вариантом с финансовой точки зрения. Ведь у консерваторов имеются довольно большие сомнения в отношении полного перехода на возобновляемые источники энергии – достаточно большие, чтобы не складывать все яйца в одну корзину. И вполне понятно, что правящая партия хочет принять меры для самосохранения; в конце концов, нереализованные цели и лживые обещания приводят к потере поддержки со стороны общества – и дают карты в руки оппозиции. Однако если преследовать лишь насущные интересы, вряд ли удастся подобающим образом решить проблемы, возникающие в долгосрочной перспективе.

Если на голосовании в Палате общин голоса распределились почти поровну, то на предшествующем ему совещании также проявились определенные особенности происходившей дискуссии. Активные споры велись внутри каждой партии и между представителями различных партий, что заставляет предположить, что это не просто пример чёткого разделения политики различных партий, а нечто гораздо более сложное. В своем парадоксальном заключении, которое Хендри опубликовал перед проведением голосования в Палате общин, он, пожалуй, наиболее точно сумел обобщить ситуацию с неуверенностью в отношении создавшейся проблемы: «Один из основных вопросов, которые сейчас должен решить парламент, это нужно ли включать формально определённые цели по сокращению выбросов углекислого газа в законопроект. Будучи активным сторонником низкоуглеродной экономики, я думаю, что не нужно».

UK_TEK.png

Показательный пример: магистраль HS2

В понедельник Йео рассказал в интервью журналистам The Guardian, какое «разрушающее действие окажет провал попытки установить чёткие целевые показатели по сокращению выбросов углекислого газа при производстве электроэнергии на связанные с охраной окружающей среды аспекты проекта по строительству скоростной железной дороги High Speed Two» (HS2). Безусловно, именно рассмотрение существующих долгосрочных проектов, таких как HS2, и позволяет увидеть возможные отдалённые последствия отказа от предложенной поправки по целям в отношении выбросов углекислого газа.

Проект строительства включает два этапа и направлен на создание сети скоростных железных дорог. Эти дороги сперва свяжут Лондон и Бирмингем, а затем Бирмингем и Шотландию. До полного завершения обоих этапов остается ещё двадцать лет, но если в Великобритании по-прежнему будет активно использоваться ископаемое топливо, британцам придется преодолеть немало трудностей, чтобы выполнить поставленные в рамках проекта HS2 задачи в области защиты окружающей среды.

В то время как влияние создаваемой магистрали HS2 на окружающую среду в целом служит предметом для споров, сам проект основан на предположении, что привлечение пассажиров, пользующихся другими, менее экологичными видами транспорта (особенно тех, кто в настоящее время предпочитает совершать внутренние авиаперелеты), позволит в некоторой степени сократить уровень выбросов углекислого газа. В отчёте, опубликованном в сентябре 2012 года, отмечалось, что «только в рамках самого пессимистичного сценария реализация первого этапа проекта HS2 не позволит уменьшить чистый объём выбросов углекислого газа».

Некоторые могут утверждать, что прошедшее во вторник голосование стало значительным шагом на пути к реализации этого пессимистичного сценария. И действительно: без установленных целей магистраль HS2 можно будет эксплуатировать и без использования энергии, полученной с помощью низкоуглеродных технологий, так как не будет никакой необходимости поступать иначе. Подобный исход связан с риском того, что в рамках проекта HS2 не удастся обеспечить нулевой уровень выброса углекислого газа, обещанный его разработчиками.

Беспрерывная полемика

После того как парламент отверг предложенную поправку, Тим Йео, выступая перед Палатой общин, поднял вопрос о возможности её дальнейшего обсуждения. «К счастью, у Палаты лордов всё ещё есть шанс внести изменения в законопроект в сфере энергетики, благодаря которым правительство прислушается к рекомендациям своих официальных независимых консультантов по вопросам климата об уменьшении выбросов углекислого газа при производстве электроэнергии», – отметил он.

Движение то в одну, то в другую сторону, до сих пор наблюдающееся в процессе законотворчества, связанного с постановкой целей по сокращению выбросов углекислого газа, представляет собой некое уменьшенное отображение споров более общего характера, которые ведутся в Великобритании по поводу климатических изменений. Сколько бы доказательств необходимости уменьшить объём выбросов не приводилось, политики и журналисты – люди, способные повлиять на принимаемые решения и на общественное мнение – никак не могут прийти к полному согласию.

Например, министр энергетики Эдвард Дэйви произнес речь о необходимости мер по предотвращению глобального потепления, в рамках которой прозвучало предположение о том, что «лишь 3% специалистов по вопросам изменения климата высказывают сомнения в значимости роли человека в происходящих переменах». На следующий день репортер британского издания Telegraph, занимающийся проблемами окружающей среды, резко раскритиковал его слова, оспорив приведённые Дэйви статистические данные. «Эдвард Дэйви – позорище и помеха, в некотором роде он является самым вредоносным и опасным министром в коалиции Кэмерона», – отметил журналист.

В той же речи Дэйви сокрушался, что вопрос климатических изменений превратился в некое подобие политического футбола. Аналогичным образом то же самое можно сказать и о проблеме с сокращением выбросов углекислого газа. И до тех пор, пока это непрерывное соревнование служит развлечением, многие будут скрещивать пальцы в надежде на возвращение и последующую победу команды «в зёленом».


20 июня 2013 в 18:56

зарубежные рынки, единая энергосистема, экология, возобновляемые источники энергии, источники энергии, зеленая энергетика, энергетика будущего, энергетика Германии

Другие пользователи читают

Уценённый ДПМ от старения

Впервые озвученный лишь неделю назад вариант модернизации российской энергетики молниеносно превратился в фактически...

15 октября 2017 в 20:42
Мусорный компромисс

Власти практически определились с механизмом дальнейшего финансирования программы строительства мусоросжигательных заводов...

05 октября 2017 в 21:07
Антисанкционный манёвр во благо «Россетей»

Правительство России консолидирует электросетевой комплекс Крыма на базе создаваемого АО «Крымэнерго» и готово отдать в ...

22 сентября 2017 в 17:33
ДПМ без ручки

Основные игроки рынка альтернативной генерации, в том числе «Роснано», ратуют за сохранение механизма господдержки в её ...

10 октября 2017 в 20:45