Рассекая санкционные волны

Спустя чуть больше месяца после новой волны санкций в отношении крупнейших российских предпринимателей и их компаний, на этот раз со стороны Минфина США, в энергетике обозначились три основных направления работы, споров и обсуждений. Потенциальное слияние «Т Плюс» и «Газпром энергохолдинга» (ГЭХ) не нравится антимонопольной службе и ведёт к концентрации, которая противоречит концепции самого энергорынка. Маловероятная остановка алюминиевых заводов «Русала» может обернуться проблемами для сибирских генераторов, а также Дальнего Востока. Повышение уровня локализации производства энергетического оборудования признано приоритетом, но перспективы создания отечественных газовых турбин пока туманны.

Рассекая санкционные волны

Впервые российский энергосектор столкнулся с санкциями в рамках дела «крымских турбин», однако значимых для рынка последствий оно фактически не имело. Участники скандала продолжают обмениваться арбитражными жалобами. Siemens не понёс финансовых потерь и не подвергся взысканиям со стороны Евросоюза, а проблема энергодефицита в Крыму в итоге оказалась решена. Электростанции, пусть и с опозданием, но будут построены: запуск перенесён на ноябрь из-за задержек с подготовкой инфраструктуры.

Немецкий концерн продолжил заключать с российскими энергетиками договоры на поставку газовых турбин большой мощности, выпуск которых внутри страны наладить пока не удалось. В декабре ТЭС «под ключ» в Татарстане заказал холдинг ТАИФ, в марте ГЭХ сообщил о подписании контракта на поставку оборудования Siemens для строящейся Грозненской ТЭЦ. В итоге ситуация выглядела почти сглаженной: санкции и история «крымских турбин» не оказали существенного влияния на российскую энергетику.

Ситуация начала меняться в начале апреля после объявления новой волны санкций со стороны Минфина США. Формально под ограничения попали 14 юрлиц и 24 россиянина, среди которых оказались Олег Дерипаска и Виктор Вексельберг, а также подконтрольные им «Русал», En+ Group (контролирует «Евросибэнерго» и «Иркутскэнерго») и «Ренова» (контролирует «Т Плюс»).

M&A из «дальнего ящика»

Попавшим под санкции компаниям и предпринимателям сразу же была обещана господдержка. В начале мая стало известно, что «Ренова» направила в правительство обширный комплексный список, включавший различные предложения: от рефинансирования кредитов на €820 млн, взятых под залог 26,5% акций «Русала», до запрета на импорт газировки и минералки. В основном речь шла о тарифно-таможенных мерах и предоставлении приоритета в госзакупках.

В энергосекторе холдинг попросил «подстраховать» его на случай отказа от сотрудничества западных поставщиков оборудования и по совместительству исполнителей сервисных контрактов (Siemens, GE и др.) и освободить «Т Плюс» от штрафов за непоставку мощности в подобных случаях. Кроме того, г-н Вексельберг попросил помочь реструктуризировать долги компании «Хевел» (СП «Реновы» и «Роснано» в солнечной энергетике); заодно также простить долги развивающихся стран, чтобы увеличить закупки солнечных батарей у «Хевела»; закупить «силовые острова» для мусоросжигающих ТЭС «Ростеха» у другой компании «Реновы» – холдинга «Ротек» – и т. д.

Наиболее значимой для энергосектора стала готовность «Реновы» отойти от контроля в «Т Плюс», вернувшись к идее 2011 года об объединении генератора (сейчас – шестая по размеру энергокомпания России с установленной мощностью электростанций в 15,8 ГВт) с крупнейшим игроком рынка – ГЭХ (39,3 ГВт). 7 лет назад предполагалось, что «Ренова» получит блок-пакет, но слияние заблокировала ФАС. Реакция антимонопольщиков на этот раз оказалась эмоциональной, но вполне ожидаемой.

– К ходатайствам наших монополистов и их дочерних компаний мы относимся не то чтобы подозрительно, но без большой радости. Я не чувствую внутренней радости и нет у меня чувства глубокого удовлетворения от того, что ГЭХ приобретёт какую-то частную компанию. У меня пока не было информации, что они подали ходатайство, – заявил 15 мая глава ФАС Игорь Артемьев.

ГЭХ, может быть, и хотел бы нарастить долю на рынке и существенно обогнать по установленной мощности специализированных госгенераторов «Русгидро» и «Росэнергоатом». Однако в публичном пространстве руководство компании предпочитает не обсуждать эту тему – сделка пока выглядит потенциально «токсичной».

– Это очень сложный момент, где есть очень много юридических нюансов, которые могут навредить компании. Всем компаниям, – сказал глава ГЭХ Денис Фёдоров 16 мая, отвечая на вопрос о возможном слиянии с «Т Плюс». – Пока это очень сложный вопрос и оставим его без комментариев.

Российские власти публично пока не ответили на предложения «Реновы». На сегодняшний день холдинг получил господдержку лишь в виде кредита от «Промсвязьбанка» «на рыночных условиях».

Вторая ценовая зона и проблемы алюминиевого экспорта

Второй фигурант апрельской санкционной волны – Олег Дерипаска – напротив, категорически не хочет расставаться с энергетическим бизнесом, который является ресурсной основой для его алюминиевого холдинга. En+, в отличие от «Реновы», не рассматривает продажу своего энергобизнеса в России как меру защиты, передали в начале мая РИА «Новости» со ссылкой на два источника, знакомых с ситуацией. Собеседники «Перетока» в правительстве и в секторе также говорят о нежелании г-на Дерипаски расставаться с «краеугольным камнем» алюминиевой империи.

Пока ключевым остаётся вопрос стабильности работы алюминиевых заводов «Русала». За первый месяц новых санкций США компания резко сократила экспорт. По данным РЖД, на которые ссылался «Коммерсант», отгрузки алюминия «Русала» за рубеж в апреле упали на 70% к марту. Но судя по спросу на электроэнергию, заводы продолжают работать, сохраняя прежние объёмы производства. Снижения потребления во второй ценовой зоне (Сибирь) в настоящий момент не наблюдается, подтвердил 15 мая замглавы Минэнерго Вячеслав Кравченко. Но, по тем же данным РЖД, наблюдается резкий, на четверть, рост погрузки алюминия внутри РФ. Эксперты полагают, что «Русал» пока везёт металл на склады, откуда потом продукцию могут закупать мелкие трейдеры для экспорта. В 2017 году «Русал» продал 3,95 млн тонн первичного алюминия и сплавов на $8,32 млрд, три четверти которого экспортировал. В США компания поставляла 10% своей продукции (в Америку в целом – до 19%), основной экспорт шёл в Европу (до 45%) и в Азию (до 20%).

«Русал» является крупнейшим потребителем электроэнергии в России. По данным за 2016 год, компания закупила 62 млрд кВт/ч (6,1% от объёма потребления в РФ, 30% – в Сибири). Остановка заводов неминуемо приведёт к падению потребления – в Минэнерго проанализировали в том числе и такой сценарий.

– У нас есть прогноз по второй ценовой зоне, (при котором идёт. – Прим. ред.) падение спроса… я понимаю, что у нас из-за этого возникнут проблемы у ряда компаний, – рассказал Вячеслав Кравченко. – Они попадают в «ножницы»: мало того, что у них снижается цена, так ещё и объём производства падает. Это касается «Евросибэнерго», «Русгидро», СГК (Сибирская генерирующая компания. – Прим. ред.).

Стоит отметить, что цена электроэнергии на рынке «на сутки вперёд» в первой ценовой зоне (Центр и Урал) сейчас почти в два раза больше цены в Сибири: свыше 1,2 тыс. рублей за 1 МВт/ч против менее 640 рублей во второй ценовой зоне. 30-процентное снижение спроса на энергорынке в Сибири может привести к формированию нулевых цен на РСВ, отмечает руководитель группы исследований и прогнозирования АКРА Наталья Порохова. Летом, когда доля ГЭС в выработке в Сибири составляет две трети потребления, такая картина может наблюдаться практически на постоянной основе. Наиболее серьёзные финансовые потери от остановки заводов «Русала» понесёт «Евросибэнерго», половина выручки которого приходится на РСВ Сибири, для «РусГидро» и СГК показатель составляет около 25%, добавляет эксперт.

От санкционных проблем «Русала» теоретически может пострадать даже Дальний Восток, где у холдинга г-на Дерипаски нет значимых активов. В случае падения спроса на энергию в Сибири вероятные финансовые трудности «Русгидро» негативно отразятся на дочернем «ЭС Востока»: гидрогенератор сейчас фактически дотирует региональную тепловую генерацию за счёт доходов от эксплуатации ГЭС, в том числе в Сибири.

Вячеслав Кравченко отказался раскрывать детали негативного сценария и не стал оценивать вероятность таких рисков. Впрочем, активность Олега Дерипаски по решению проблем своих компаний вселяет оптимизм – в реальность экстремального сценария не верят ни чиновники, ни эксперты. 23 апреля Минфин США продлил разрешение резидентам работать по контрактам с «Русалом» до 23 октября. К этому сроку министерство рассмотрит ходатайство об исключении компании из санкционного списка SDN, если г-н Дерипаска потеряет в ней контроль. Контролирующий акционер уже подтвердил готовность «отойти» ради сохранения самой компании. В конце апреля информированные источники сообщали, что Олег Дерипаска начал переговоры с партнёрами по «Русалу» о расторжении акционерного соглашения.

Не склонны драматизировать ситуацию и участники рынка.

– Учитывая текущую ситуацию, в том числе перенос сроков санкций (в отношении «Русала». – Прим. ред.), думаю, что нам не нужно переделывать стресс-сценарии ни для второй ценовой зоны, ни для страны в целом, – заявила 16 мая председатель набсовета «Совета производителей энергии», руководитель центра компетенций «Интер РАО» по работе на оптовом энергорынке Александра Панина.

Но даже без существенного падения спроса ситуация, вероятно, будет иметь регуляторные последствия. В текущих условиях речи о дальнейшем расширении алюминиевого холдинга не идёт, строящиеся проекты остановлены как минимум временно. В ходе конкурентного отбора мощности (КОМ) на 2021 год (сейчас проводится на 4 года вперёд) избыток предложения со стороны энергокомпаний составил 11,46 ГВт – в 1,6 раза ниже, чем в ходе отбора на 2020 год. Избыток в Сибири составил всего 208 МВт. Здесь снижение избытка во многом связано с заявленным ростом потребления, объяснял «Системный оператор» и предупреждал, что избыточное предложение может закончиться при проведении КОМ на 2023 год. В Минэнерго поясняли, что рост потребления на 2,5 ГВт в Сибири обусловлен прогнозными заявками «Русала» под расширение производств Богучанского, Тайшетского и Хакасского алюминиевых заводов.

В отборе на 2021 год цены на мощность для Сибири выросли на 18,3% по сравнению с 2020 годом – отбор проводится так, что цена на мощность повышается по мере роста спроса на неё. В апреле г-н Кравченко заявил, что Минэнерго анализирует возможность корректировки цен на мощность на 2021 год. Министерство намерено сделать выводы и принять в том числе регуляторные меры, чтобы не допустить повторения подобных ситуаций впредь, подтвердил Вячеслав Кравченко 15 мая.

Технологии или безопасность

Но чаще всего в последнее время санкции в энергосекторе упоминали в связи с темой создания отечественных газотурбинных установок (ГТУ). Советская энергетика базировалась на паросиловом цикле, первая попытка создания газовых турбин средней и большой мощности была предпринята уже после развала СССР на базе НПО «Сатурн». Турбина требовала доработки и в серийное производство не пошла. Было выпущено семь единиц оборудования, которые эксплуатируются на электростанциях ГЭХ и «Интер РАО», но большую часть времени простаивают в ремонтах. В апреле стало известно, что попытка доработать эти турбины (проект ГТД-110М) закончилась провалом. В результате поломки испытания были остановлены, решение о продолжении проекта пока не принято, сообщали источники Reuters и «Коммерсанта».

Санкции США стали своеобразным катализатором активности: под них попали «Силовые машины» Алексея Мордашова; спустя шесть дней на заседании правительственной комиссии по импортозамещению в присутствии премьера Дмитрия Медведева г-н Мордашов заявил, что Россия нуждается в собственной технологии производства газовых турбин, и холдинг готов реализовать подобный проект при поддержке государства. Для этого владелец «Силмаша» предложил использовать механизм государственно-частного партнёрства: компания готова понести половину расходов, если бюджет профинансирует НИОКР и создание испытательной базы. Спустя ещё пять дней стало известно, что «Ростех» предложил «Силмашу» СП для разработки турбины мощностью до 120 МВт. Об интересе к проектам производства ключевых элементов ГТУ, в частности лопаток турбин, в апреле заявили и другие российские производители оборудования.

Вопрос разработки отечественных турбин активно обсуждается в контексте «модернизационных баталий» – Минэнерго до конца недели направит федеральным ведомствам на согласование проект постановления правительства о механизме отбора проектов в рамках программы модернизации, рассказал Вячеслав Кравченко. Пока чиновники предлагают утвердить план обновления тепловой генерации (для этого до 2035 года с потребителей энергорынка планируется собрать до 1,35 трлн рублей) и повысить цены на КОМ (786 млрд рублей), удлинив его до 6 лет. Программа потребует большого объёма нового оборудования, которое впоследствии ещё и необходимо обслуживать. События вокруг «Русала» вызвали переоценку приоритетов и в энергетическом сегменте.

– У нас используется оборудование разных производителей, и никто не исключает, что в следующий раз санкции не будут направлены против энергетической отрасли, – сказал г-н Кравченко. – У нас есть информация, что из-за санкций ряд компаний, поставляющих энергетическое оборудование на российские объекты энергетики, меняли свою позицию. Речь идёт о нескольких видах оборудования и о выполнении сервисных контрактов. Были и задержки поставок, и отказы в обслуживании. После переговоров ситуацию удавалось нормализовать, но мы видим в этом риски. Вывод – локализация.

В рамках программы модернизации Минэнерго предлагает установить максимально высокие требования по локализации используемого оборудования.

– Фактически речь будет идти о том, что весь основной объём оборудования должен быть произведён именно в Российской Федерации. Мы рассматриваем показатель порядка 90%. Я допускаю, что он может быть скорректирован, нам потом подскажут эксперты, – заявил Вячеслав Кравченко.

В конце апреля с идеей 100%-ной локализации производства турбин выступил глава ГЭХ.

– Есть же турбины Siemens. Давайте сделаем 100%-ной локализацию их производства здесь. Компания к этому, в принципе, готова – с Siemens мы это проговаривали, – заявил Денис Фёдоров на Российском международном энергетическом форуме в Петербурге.

Замглавы Минэнерго Андрей Черезов тогда усомнился в реальности такого предложения: максимально локализованная турбина нужна, «но говорить о 100%-ной локализации – это невозможно». Вячеслав Кравченко считает, что на создание максимально локализованного производства газовых турбин может потребоваться 3–4 года. В случае полного переноса за лицензию неизбежно придётся платить потребителям, добавляет он. Стоимость лицензии на полноценное производство высокотехнологичных турбин эксперты оценивать не берутся, первоначальные инвестиции в разработку турбины с нуля могут составлять десятки и сотни миллионов долларов. В 2017 году уровень локализации газовой турбины SGT5-2000E на «Сименс технологии газовых турбин» (СП Siemens и «Силмаша») достиг 52%.

Генераторы в целом с пониманием относятся к озвученным требованиям по повышению уровня локализации.

– Мы всегда её (локализацию. – Прим. ред.) поддерживали. Но конкретные показатели по узлам и деталям, методику подсчёта ещё предстоит определить Минпромторгу. И тут многое зависит от требований, которые будут прописаны, – прокомментировала ситуацию Александра Панина.

Энергетики готовы повышать уровень локализации, ориентируются в том числе на его эффективность, поэтому для них важна методика, по которой будет проводиться расчёт уровня локализации. Это позволит использовать элементы, качественные аналоги которых не производятся в России. Минэнерго в своих предложениях исходит прежде всего из вопросов глобальной энергетической безопасности и готово к технологической стагнации ради гарантированной стабильности Единой энергосистемы.

– Если мы не создадим никаких условий для того, чтобы всё это развивалось, мы никогда ничего отечественного не получим. Возможно, это неправильно с рыночной точки зрения, но по мне, лучше использовать не столь эффективное и современное паросиловое оборудование российского производства и знать, что оно не отключится «по щелчку». И если с ним что-то произойдёт, никто не задержит поставку лопаток, валов и т. д., – пояснил логику Минэнерго Вячеслав Кравченко.

Впрочем, время на решение проблем производства мощных ГТУ пока есть. На первом этапе программы модернизации Минэнерго планирует провести залповый отбор проектов на три года вперёд. Имитационный отбор, проведённый регуляторами в марте, показал, что первыми под предлагаемые критерии будут попадать паросиловые блоки, все ключевые элементы которых производятся в России. Суммарный объём поданных участниками рынка заявок составил чуть более 56,5 ГВт. На замену паровых турбин пришлось 74,4% суммарного объёма мощности по всем заявкам (42,1 ГВт), среди высоко востребованных мощностей показатель составил 62,8% (35,5 ГВт). Ежегодная квота на обновление в рамках новой программы модернизации составляет 4 ГВт. Таким образом, в ходе залпового отбора нужно отобрать 12 ГВт мощностей – исходя из результатов имитационного КОМ, лимит можно закрыть проектами обновления паросиловых блоков.


Автор: Сергей Исполатов

Другие пользователи читают

Задержка ради экономии

На этой неделе премьер-министр Дмитрий Медведев продлил сроки утверждения тарифов на Дальнем Востоке до 10 декабря. ...

16 Ноября 2018 в 18:53
Энергосбыты поработают без разрешения

Власти приняли решение отложить как минимум на год лицензирование энергосбытовых компаний (ЭСК), которое ранее предполагалось...

23 Октября 2018 в 19:50
Минэнерго поделило счётчики между сетями и сбытами

Минэнерго направило в правительство проект поправок в законопроект об интеллектуальных системах учёта (ИСУ). Как и предполагалось,...

30 Октября 2018 в 18:56
Энергорынок запирают изнутри

Минэнерго направило на согласование проект федерального закона, запрещающего вывод новых регионов на систему регулируемых...

31 Октября 2018 в 17:42