Особенности национальной генерации

В 2012 году ключевые для Группы «Интер РАО» события происходили в её главном бизнес-дивизионе – в генерации. Сперва была проведена реорганизация генерирующих активов, затем в контур Группы вошли башкирские энергообъекты общей мощностью более 4 ГВт. В интервью «Энергии без границ» член правления – руководитель блока производственной деятельности ОАО «Интер РАО ЕЭС» Павел ОКЛЕЙ рассказал об эффекте от реорганизации генерирующих компаний, о возможностях, которые дало приобретение башкирской генерации, а также о наиболее перспективных направлениях технического развития Группы.

Особенности национальной генерации

В этом году в «Интер РАО» прошла реорганизация генерирующих активов Группы. Цели и задачи её ясны. Между тем у этих активов уже был единый управляющий контур – «ИНТЕР РАО – Управление электрогенерацией», а сами ОГК-1, ОГК-3 и «ИНТЕР РАО – Электрогенерация» существовали, по сути, на бумаге. Насколько теперь управление станциями упростится по сравнению с конструкцией 2010–2011 годов?

Переход к единой компании делает систему управления более простой и логичной. При этом мы получим значительный эффект от того, что объём управленческо-бюрократических процедур уменьшился, а скорость принятия решений и их качество возросли. Безусловно, очень важным является синергетический эффект от объединения финансовых потоков трёх компаний, ранее разрозненных. Думаю, это позволит существенно оптимизировать использование финансового потенциала единой компании, особенно в сфере финансирования программ технического перевооружения и реконструкции. Например, в ОГК-1 и ОГК-3 фонды были более изношены, существующих объёмов амортизации не всегда хватало. В то же время в другой компании было сконцентрировано несколько «молодых» станций, которые ранее были филиалами ОАО «Интер РАО ЕЭС», но в прежней структуре управления перераспределение финансовых источников было практически невозможно.

В ноябре «Интер РАО» завершила сделку по приобретению генерирующих объектов в Башкирии. В структуре Башкирской генерирующей компании (БГК), помимо тепловых станций, – целых 10 ГЭС, в том числе мини-ГЭС. Как эти новые активы впишутся в систему управления российской генерацией «Интер РАО», которая до сих пор состояла из тепловых станций?


Как вы знаете, в составе производственных активов «Интер РАО» и до приобретения БГК имелись мини-ГЭС, на Верхнетагильской и Ириклинской ГРЭС. Так что такие объекты не новинка для нашей компании – у нас есть хорошие специалисты в этой области. К тому же мы приобретаем уже успешно работающие активы, укомплектованные специалистами: квалификация башкирских энергетиков не вызывает у меня сомнений. Поэтому, думаю, в этой части проблем быть не должно. Кроме мини-ГЭС, в составе башкирской генерации имеется значительное количество объектов малой генерации мощностью менее 25 МВт (например газопоршневые установки) – для нас это хорошее подспорье в развитии технологической платформы «Распределённая генерация». На таких объектах мы сможем отрабатывать различные подходы в данной области, и с этой точки зрения мы получили очень интересный актив.

Распределённая энергетика, о которой вы упомянули, в последнее время стала очень популярной в отрасли темой. Вы разделяете этот оптимизм?

Я давно считаю это направление очень перспективным. Строительство крупных генерирующих объектов оправданно и целесообразно в узлах крупного энергопотребления – рядом с промышленными центрами и крупными городами. Но в России есть исторически сельскохозяйственные регионы – такие, например, как Алтай или Псковская область. Там, с одной стороны, есть население, есть свой малый и средний бизнес, которым нужна электроэнергия, а с другой – есть и неэффективная топология электрических сетей, доставшаяся в наследство ещё от советских времен и, как следствие, не учитывающая изменений потокораспределения. Существует там и деградация распредсетевого комплекса: проблемы с поддержанием уровня напряжения, с реактивной мощностью, с эффективностью передачи. Поэтому там, где есть длинные тупиковые сети 110/35 кВ – в небольших городках или посёлках городского типа, – имеет смысл строить объекты малой генерации. Думаю, что их потенциал в настоящий момент серьезно недооценён – во-первых, в части выработки и поставки электрической энергии для компенсации потерь и электрической мощности для регулирования уровней напряжения в распредсетях; во-вторых, в части поставок электроэнергии на розничный рынок по двусторонним договорам. Развитие в этом направлении не противоречит технической политике «Интер РАО ЕЭС». Распределённая генерация вполне может стать ещё одним сегментом энергетического рынка, где компания будет играть заметную роль.

Прошлая зима выдалась холодной, и многие станции работали на полной загрузке. Как в этом году прошла подготовка к ОЗП и ремонтная кампания?

Ремонтная кампания прошла достаточно сложно и напряжённо, но выполнена практически в полном объёме. Все паспорта готовности получены. Что касается башкирской генерации, то по договорённости с предыдущим владельцем мы получали информацию о состоянии производственных активов, ходе ремонтной кампании, программы техперевооружения и реконструкции – все акты у нас на руках.

Технический персонал в Башкирии грамотный, уровень эксплуатации и техническое состояние объектов я оцениваю как очень неплохие, особенно в сравнении с сопоставимыми активами такого же возраста.

Наращиваются ли объёмы ремонтных программ?

Можно сказать, остаются примерно на том же уровне. В прошлом году объём ремонтной программы по факту составил 5,8 млрд рублей, в этом году ожидается на уровне 6,2–6,3 млрд. Частично это объясняется инфляцией, частично – разной структурой ремонтов. Например, в один год у вас может быть один капитальный ремонт и два текущих, в следующем – три текущих и ни одного капитального. Что касается технического перевооружения и реконструкции (ТПиР), то в прошлом году было потрачено 6,2 млрд рублей, в этом ожидается 6,7 млрд. На самом деле за счёт ТПиР мы зачастую пытаемся компенсировать недостаточный объём ремонтов прошлых лет. Мы просто вынуждены это делать, чтобы не терять в надёжности и уменьшить количество объектов, находящихся в предкритичном состоянии.

Мы надеемся, что реализация производственных программ позволит переломить ситуацию в лучшую сторону, и в дальнейшем работа будет направлена уже на улучшение технических показателей, а доля современного оборудования в структуре производственных активов будет расти.

А что касается нового оборудования – на каких направлениях, по-вашему, следует сосредоточиться в первую очередь?

Возможно, инженеры, отработавшие большую часть жизни в генерации, со мной не согласятся, но я считаю, что наиболее перспективные направления в области инноваций и техперевооружения связаны с технологиями сжигания топлива. Именно там сосредоточены основные резервы для повышения эффективности генерации, снижения себестоимости производства электроэнергии. Если говорить об угольных блоках, это касается и недожогов угля, и самих режимов сжигания, и качества подготовки пылеугольной смеси. В то же время необходимо значительно развивать технологии сжигания газа, который сейчас зачастую сжигается в переоборудованных угольных котлах. Да, когда газ был дешёвым, это могло быть эффективным. Но с нынешней ценой на газ на части станций электроэнергия, выработанная на прямом сжигании газа, оказывается дороже, чем энергия угля. Даже если сравнивать со старыми угольными блоками. В результате бывают периоды, когда работать на газе уже невыгодно.

При этом считается, что современные газовые станции более эффективны и экологичны. Как вы оцениваете перспективы угольной генерации?

От угля отказываться нельзя: это несвоевременно и неразумно. Безусловно,газотурбинные установки и новые парогазовые блоки, которые мы строим, очень эффективны. У самых современных в мире турбин КПД уже доходит до 67%. Но мы в данном случае сравниваем современную газовую генерацию со старыми технологиями сжигания угля, что некорректно. Если развивать технологии сжигания угля, то не факт, что они окажутся неконкурентоспособными. Кроме того, при всём уважении к газовой генерации, у неё есть ряд недостатков.

Во-первых, она жёстко привязана к транспортировке газа. В случае экстремально низких температур, когда давление в трубопроводах снижается, а отбор газа возрастает, вводится режим потребления № 1, и мы вынуждены снижать потребление газа и переходить на резервное топливо. Но на резервном топливе такие турбины могут работать не более пяти суток в году, и только трое суток подряд. Для системной надёжности иметь одну лишь газовую генерацию рискованно. Для угольной станции подобные риски минимальны – топливо хранится на складах в объёмах, достаточных для преодоления таких ситуаций, и подвоз по железной дороге может быть организован вне зависимости от погоды. Если учитывать развитие технологий сжигания и продолжение роста цены на газ, то, думаю, будущее именно за углём. К тому же существует ряд регионов, где своего газа нет и не предвидится. Забайкалье, например, или Бурятия. Зато там есть угольные разрезы.

Какой сейчас топливный баланс у генерации «Интер РАО»?

Примерно 27–28% – это уголь, 70% – газ. Ещё 1,5–2% – это мазут, аварийное и резервное топливо.

И тем не менее одна из самых громких новостей в отрасли за последнее время – это подписание долгосрочного договора о газоснабжении на 25 лет между «Интер РАО» и НК «Роснефть»…

…благодаря которому мы получаем очень хороший долгосрочный экономический эффект. Я расцениваю этот договор как очень выгодный для «Интер РАО». Мы давно и планомерно занимаемся оптимизацией топливных контрактов в Группе. Первой ласточкой был неплохой 18-летний контракт с «ТНК-ВР» по поставкам газа на Нижневартовскую ГРЭС. Потом мы подписали договор до 2016 года с «Новатэком», который тоже оказался весьма выгодным, как и последний контракт с «Роснефтью».

Отдельное спасибо хочу сказать нашему блоку закупок за успешно проведённую кампанию по закупке угля на этот год.

Современные международные корпоративные стандарты придают большое значение не только экономической эффективности, но и вопросам экологии. В этом году претензии, связанные с экологией, предъявлялись Омскому филиалу ТГК-11. Что там на самом деле произошло?

Что касается чёрного снега, то вокруг этой темы – старой, понятной и в Омской области давно известной – множество нездоровых спекуляций. Есть угольные энергоблоки, построенные в советское время. Из них последний был введён лет 30 назад. Когда строится угольная станция, след рассеивания дымовой трубы тщательно просчитывается: строить жилые здания на земельных участках, попадающих в возможную зону выбросов, запрещено. К сожалению, при эксплуатации энергообъектов иногда происходят сбои в работе оборудования. В данном случае имел место сбой в работе электрофильтров. Непонятно почему, но после развала СССР в зоне рассеивания дымовой трубы разрешили индивидуальное жилищное строительство, так что там появились коттеджные посёлки. Вместо того чтобы разобраться, кто выдавал разрешение на строительство и, собственно, в законности строительства, кому-то проще обвинить во всём энергетиков.

Вопросы экологии возникают там, где есть старые энергоблоки. Как в «Интер РАО» решается вопрос вывода устаревшего оборудования?

У нас есть чёткие планы вывода наиболее неэффективной мощности. Это внеблочная часть на Верхнетагильской и Южноуральской ГРЭС, которые мы планируем вывести к 2016 году. Кроме того, в 2014–2015 годах должны быть выведены старые блоки Черепетской ГРЭС, одновременно там будут запущены два новых современных угольных блока. Плюс на Верхнетагильской станции к 2016 году появится новый блок – ПГУ, на Южноуральской – два таких блока. Таким образом решается целый комплекс вопросов, поскольку повышается не только эффективность генерирующего оборудования, но и экология района.


Автор: Илья Петров

29 ноября 2012 в 10:57

тепловая генерация, топливо, экология, Интер РАО, источники энергии, Россия промышленность, электрические сети, Интер РАО ЕЭС, потребление электроэнергии, угольная промышленность

Другие пользователи читают

«Крымские» турбины оставили «Силмаш» без головы

Совет директоров «Силовых машин» отправил в досрочную отставку гендиректора компании Романа Филиппова. Его кресло занял...

20 июля 2017 в 12:20
Из цен на электричество отжимают воду

Энергетики в очередной раз попытались поднять на уровне правительства вопрос о чрезмерном росте ставок платы за водопользование....

30 июня 2017 в 00:10
Производителей отключают от турбин

Иностранным производителям газовых турбин до конца года могут запретить получать первичные данные онлайн-мониторинга...

11 июля 2017 в 12:37
Автоматы как люди

Недостаточное нормативное регулирование противоаварийной автоматики и ошибки в её работе, вероятнее всего, будут названы...

05 июля 2017 в 15:16