«Лучи смерти»: фантастика, не ставшая реальностью

Многие, конечно, читали появившийся в 1898 году роман Герберта Уэллса «Война миров». О том, как злобные марсиане уничтожали человеческий род тепловыми лучами. Но мало кто знает, что именно успех этой книги подтолкнул конструкторов к разработке многочисленных проектов «чудо-оружия» ― боевых излучателей. «Лучевая гонка» продолжалась несколько десятилетий и оставила после себя множество загадок и мифов. И конечно, электричество было в центре этой интриги.

«Лучи смерти»: фантастика, не ставшая реальностью

Олег Борисов в роли Петра Гарина. Кадр из фильма «Крах инженера Гарина», 1973 год.


«Лучевая» гонка
«Шипение перешло сперва в глухое жужжание, потом в громкое непрерывное гудение; из ямы вытянулась горбатая тень и сверкнул луч какого-то искусственного света. Языки пламени, ослепительный огонь перекинулись на кучку людей. Казалось, невидимая струя ударила в них и вспыхнула белым сиянием. Мгновенно каждый из них превратился как бы в горящий факел… Эта огненная смерть, этот невидимый неотвратимый пылающий меч наносил мгновенные, меткие удары».
Так Уэллс описывал марсианские тепловые «лучи смерти». Но то, что в действительности пытались разработать земные учёные, далеко не всегда было похоже на них. Исследователи «лучевой гонки» даже составили своеобразную классификацию этого «оружия», проекты которого появлялись в её ходе: тепловые лучи, «электрические лучи», электрически заряженные световые лучи, просто световые лучи, передача энергии взрыва, СВЧ- излучение и многое-многое другое.
А один из первых таинственных случаев, связанных с «лучевой гонкой», произошёл в России.

Гиперболоид химика Филиппова
12 июня 1903 года в своей лаборатории на улице Жуковского в Санкт-Петербурге был обнаружен мёртвым русский профессор-химик Михаил Филиппов. Считалось, что причиной смерти стал апоплексический удар, но ушлые газетчики заподозрили, что это было убийство. Возможно, устроенное иностранными спецслужбами.
Дело в том, что буквально накануне смерти Филиппов отправил письмо в редакцию газеты «Санкт-Петербургские ведомости». Он писал, что изобрёл «лучи», с помощью которых можно производить взрывы на больших расстояниях. «Речь идёт об изобретённом мною способе электрической передачи на расстояние волны взрыва, – писал Филиппов, – причём, судя по применённому методу, передача эта возможна и на расстояние тысяч километров». Профессор собирался обнародовать своё открытие осенью 1903 года.
Знакомые Филиппова говорили, что он рассказывал им о своём замысле, но лишь в самых общих чертах. Газета «Русское слово» сообщала, что он ездил в Ригу, где «в присутствии некоторых специалистов производил опыты взрывания объектов на расстоянии». «Я могу воспроизвести пучком коротких волн всю силу взрыва, – писал сам Филиппов. – Взрывная волна полностью передаётся вдоль несущей электромагнитной волны, и таким образом заряд динамита, взорванный в Москве, может передать своё воздействие в Константинополь».
Однако никаких чертежей и расчётов лаборатории Филиппова обнаружено не было. Так что о том, что представляли собой русские «лучи смерти» (если они, конечно, были), остаётся только догадываться. По одной из версий, Филиппов научился концентрировать энергию динамитного взрыва в виде теплового луча. По другой – в виде «сгустка» электричества, которые он пытался перебрасывать на большие расстояния. То есть взорванный в России заряд мог бы в виде молнии огромной мощности уничтожить объект в стране неприятеля.

F-лучи Джулио Уливи
Но для того чтобы перебросить энергию хотя бы на несколько километров в виде теплового луча, электрического разряда, потока заряженных частиц и т. д., нужно сначала сгенерировать и сконцентрировать её. А как это сделать? И какие мощности должны быть задействованы для такого процесса?
Все эти вопросы неизменно возникали при рассмотрении многочисленных проектов «чудо-оружия». Откровенные аферисты и шарлатаны их явно игнорировали. Зато очень красиво расписывали эффект от действия изобретённых ими «лучей».
В 1913 году итальянец Джулио Уливи объявил, что изобрёл F-лучи, с помощью которых может дистанционно подрывать мины. Но однажды его попросили взорвать стандартную мину, а не ту, которая побывала в его лаборатории. После этого Уливи… исчез. Позже выяснилось: он снабжал мины химическим взрывателем, точно рассчитанным на заданное в эксперименте время.

Реальная фантастика
Разгар «лучевой гонки» пришёлся на середину 1920-х годов. Её своеобразным «зеркалом» стала тогда научная фантастика. Взять хотя бы 1925 год:
– в этом году появилось слово «бластер». Придумал его американский химик и писатель Никцин Уилстоун Диалис, после чего использовал в рассказе «Когда сжалась зелёная звезда». Сейчас каждый знает, что бластер – это ручное лучевое оружие;
– в СССР появился фантастический фильм «Луч смерти» режиссёра Льва Кулешова. В нём агенты западных разведок выкрали изобретённый в Советском Союзе аппарат, который испускал «особые электрические лучи». Он мог осуществлять взрывы на расстоянии. Но восставшие рабочие захватили аппарат и уничтожили посланные против них буржуазные бомбардировщики;
– в журнале «Красная новь» появилась первая книга романа Алексея Толстого «Гиперболоид инженера Гарина» – о человеке, придумавшем лучевое оружие колоссальной разрушительной силы и пытавшемся с его помощью стать Диктатором Мира.

«Смертельные электрические световые лучи» Мэтьюза
Британский электротехник Гарри Гринделл Мэтьюз к середине 1920-х был уже известным конструктором. Он сделал несколько важных изобретений в области радио и телеграфии, а также одним из первых предложил снабдить кино звуком, но его тогда даже не поняли. Ну а потом Мэтьюз занялся «лучами смерти».
В первом номере советского журнала «Радио» за 1924 год сообщалось: «Его «лучи смерти»… дают возможность убивать на расстоянии живые организмы, производить взрывы пороха, останавливать на ходу автомобили, аэропланы и пр. В иностранной газетной печати, чрезвычайно падкой до всяких сенсаций, уже рисуется военное применение этого нового изобретения: на границах какого-нибудь государства устанавливается ряд прожекторов, излучающих эти лучи, и ни один аэроплан не может приблизится к границам, ни один снаряд не перелетит через эту оградительную зону, ни одно живое существо не сможет приблизиться к ней».
Сам Мэтьюз рассказывал, что его «электрически заряженные световые лучи» «останавливали двигатели и убивали мышь». «В маленькую чашку, укреплённую на лабораторном штативе, насыпали немного пороха, – писала одна из газет. – Мэтьюс направлял на чашку свой прожектор, и из невидимого луча выскакивало синее пламя, подобное молнии, и сразу воспламеняло порох». Однажды в зону действия «луча» попал техник и якобы «поджарился».
От более подробных объяснений Мэтьюз уклонился. «Вероятнее всего, – предполагали эксперты, – он пускает луч (ультрафиолетовый или какой-либо другой), делающий пространство, по которому он проходит, более или менее хорошим проводником: вдоль этого луча уже передаётся электрическая энергия в виде радиоволн короткой длины или как-нибудь иначе».
Его работу сначала даже финансировали британские военные. Но закончилось всё жутким скандалом.

«Огненный ангел» в ночном небе
Однажды военные эксперты попросили его повторить опыты, но в других условиях, не в его лаборатории. Но Мэтьюз наотрез отказался. Более того, он обиделся и уехал во Францию.
Инцидент обсуждался даже в британском парламенте. Военные тогда заявили, что они «не в состоянии дать заключение о ценности этого открытия», поскольку его автор не позволил им выполнить все необходимые проверки. А во Франции Мэтьюз снял о своих лучах рекламный фильм и уехал в Америку. Но и там к нему отнеслись скептически. Один профессор даже вызвал его на «дуэль» – он был готов испытать на себе действие «луча». Но Мэтьюз вызов не принял.
Потом он занялся другими лучами. Построив гигантскую «световую пушку» (огромный прожектор на колёсах), он демонстрировал на облаках различные изображения. Например, работающие часы. Но особенно всех поразил светящийся ангел. «Огненный ангел появился в ночном небе», – как писали газеты.
Но «световая пушка» Мэтьюза тоже не вызвала большого интереса. Хотя, возможно, это было одно из его «практичных» изобретений. Во время Второй мировой войны широко использовались мощные (в 7000 свечей) зенитные прожекторы. Для пилотов их лучи часто действительно были «лучами смерти». А ведь «пушка» Мэтьюза была мощнее, да и вообще его знания могли бы ещё пригодиться. Однако изобретатель умер в сентябре 1941 года, оставив после себя весьма противоречивую репутацию. Но за работой Мэтьюза внимательно следили и всемирно известные учёные, которые тоже не остались в стороне от «лучевой гонки». Достаточно просто назвать их имена: Гульельмо Маркони и Никола Тесла.


Автор: Евгений Матонин

06 ноября 2015 в 18:35

лучи смерти, гиперболоид, тепловая энергия

Другие пользователи читают

«Хевел» пустил солнце в оборот

Компания «Хевел» достаточно неожиданно продала три солнечные электростанции (СЭС) мощностью 35 МВт, построенные в Башкирии...

30 ноября 2017 в 19:47
Модернизации дали добро

14 ноября на совещании у президента России Владимира Путина состоялась длительная отраслевая дискуссия о дальнейших ...

14 ноября 2017 в 21:54
Прямоточное водоснабжение упёрлось в деньги

Минэнерго подготовило поправки в Водный Кодекс, снимающие запрет на строительство ТЭС и АЭС с прямоточными системам водо...

27 ноября 2017 в 21:52
Долгосрочный тариф в обмен на дивиденды

Возглавивший «Россети» всего два месяца назад Павел Ливинский уже успел взбудоражить энергообщественность рядом громких ...

09 ноября 2017 в 23:26