Мощный электрошок

О системных решениях, необходимых для успешного развития энергетической отрасли России, рассказывает Александра Панина – член Наблюдательного совета НП «Совет рынка», заместитель генерального директора ООО «Интер РАО – Управление электрогенерацией» по маркетингу и сбыту.

Мощный электрошок


Российская электроэнергетика после 7–8-летнего перерыва вновь становится достаточно привлекательной в экономическом смысле отраслью. Акции компаний демонстрируют серьёзный рост, аналитики рекомендуют покупать «электрические» бумаги, западные и отечественные инвесторы говорят о возвращении и надеются на привлекательные условия. Но эти надежды пока основаны только на том, что электроэнергетические компании, преимущественно работающие в сегменте генерации, в большей части уже выполнили инвестиционные задачи по строительству новых энергоблоков и теперь получают на рынке плату за мощность, гарантирующую возврат инвестиций. Однако главная цель рынка не достигнута: новые мощности должны были быть построены на замену устаревшим, а вывода оборудования в общем-то не происходит. И эта проблема, усугубившаяся спадом в потреблении электроэнергии, привела к огромному профициту мощности.
А это грозит всей электроэнергетической отрасли как минимум шоком уже в перспективе нескольких лет, если срочно не начать принимать системные решения.

Что такое рынок мощности, зачем он нужен и как устроен

В российской электроэнергетике существует несколько рынков, которые грубо можно разбить на две части: рынок электроэнергии и рынок мощности. Рынок электроэнергии – это привычный каждому человеку рынок, на котором покупатель оплачивает исключительно приобретённую электроэнергию (есть несколько типов этого рынка, отличающихся в основном временными характеристиками поставки). Рынок мощности в нашей стране создан относительно недавно, в конце существования РАО «ЕЭС России» (как известно, оно было ликвидировано в 2008 году). Его суть заключается в том, что потребитель должен оплатить возможность генератора выработать ту электроэнергию, которую он намерен приобрести. Ведь электростанции нельзя запустить мгновенно, заставить вырабатывать энергию в тот момент, когда кто-либо захочет. Поэтому за готовность станции выработать мегаватты, то есть за поддержание её оборудования в том или ином режиме, нужно платить. А вот сколько платить – это и есть суть противоречий между генераторами, регуляторами и потребителями.

Правила функционирования рынка мощности за годы его существования менялись настолько часто, что инвесторы вынуждены были признать их абсолютно непредсказуемыми, а потому работу на этом рынке – слишком рискованной.

Первоначально целями рынка мощности считались:
• обеспечение справедливой компенсации условно-постоянных затрат электростанций;
• создание стимулов к модернизации и развитию генерирующих активов;
• создание конкурентной среды, формирующей чёткие ценовые сигналы для принятия инвестиционных решений по повышению эффективности операционной деятельности электростанций.

Для этого с учётом международного опыта в России была запущена модель, основанная на конкурентном отборе цено­вых заявок генерирующих компаний. В рамках данной модели «Системный оператор», накладывая кривую предложения на прогнозные объёмы спроса, отбирает необходимые системе (с учётом резервирования) объекты генерации и определяет равновесную цену на мощность. При этом с целью сдерживания роста цен предусмотрена срезка равновесной цены, которая равна 15% в первой ценовой зоне.

В итоге для неотобранных объектов генерации возникает возможность вывода из эксплуатации, если такой вывод будет согласован «Системным оператором» с точки зрения надёжности работы ЕЭС России или муниципальной администрацией с точки зрения надёжности теплоснабжения потребителей. Отобранные же для работы в рынке объекты генерации делятся на две категории: 15% генераторов, подавших самые высокие заявки, получают оплату по цене, равной минимуму из их заявки и регулируемого тарифа на электрическую мощность, установленного ФСТ, остальные получают оплату по равновесной цене на мощность.

Самой важной особенностью рынка мощности, как оказалось, стал следующий факт. Неотобранные в ходе конкурентного отбора объекты генерации, которые при этом невозможно закрыть (так как они обеспечивают надёжность всей энергосистемы либо параллельно обеспечивают теплоснабжение потребителей), решением правительства получают право на продажу своей мощности по специальному внерыночному механизму и получают оплату за мощность по установленному ФСТ тарифу. Такие энергоблоки/электростанции получили название вынужденных объектов генерации по электроэнергии или теплу соответственно. И во многом именно это обстоятельство в условиях стагнации рынка показало всё несовершенство существующей системы отбора мощности.

Проблемы модели рынка мощности

Неотобранные объекты стремились (и до сих пор стремятся) всеми правдами и неправдами добиться статуса вынужденного генератора. Просто потому, что это выгоднее, чем решать проблемы, связанные с выводом оборудования. Ведь в начале жизни рынка мощности существовала проблема его краткосрочности, так как никакие инвестиционные сигналы из однолетнего аукциона для станции, жизненный цикл оборудования которой измеряется десятилетиями, сделать невоз­можно. Ещё большую путаницу вносил ежегодный пересмотр правил работы рынка мощности, который всегда приводил к искажению его ценовых сигналов. Следовательно, практически никакие компании не принимали решения о вводе или выводе из эксплуатации объектов генерации, имея настолько непредсказуемый ценовой механизм.

Всё это привело к тому, что на фоне интенсивного ввода генерирующих мощностей по правительственным до­говорам о предоставлении мощности (ДПМ, инвесторы брали обязательства построить в определённых местах определённое оборудование с последующим возвратом инвестиций за счёт повышенного тарифа на мощность, за несвоевременный ввод предусмотрены существенные штрафы) практически не осуществлялись вывод объектов генерации, их реконструкция или модернизация, направленная на повышение эффективности. Иными словами, изначальные цели вообще не достигнуты.

В итоге к 2014 году страна накопила более 15 тысяч МВт избыточной мощности. И на фоне снижающегося потребления электроэнергии проведённый в сентябре 2014 года конкурентный отбор на 2015 год продемонстрировал очень заметное снижение цен на мощность. Практически все генерирующие компании (за исключением «Интер РАО» и ещё некоторых) не смогли провести в конкурентный отбор мощности все свои электростанции.

Непросто развивалась ситуация и с присвоением статуса вынужденного объекта генерации. Так как для большого количества объектов генерации данный статус стал единственным источником выживания, а самих объектов, претендующих на статус вынужденного, стало в десятки раз больше, чем в предыдущие годы, потребовалось создание целой рабочей группы при Совете рынка, которая должна выдать рекомендации о том, по каким критериям следует принимать решение о присвоении статуса тому или иному генератору и сформировать перечень генераторов, соответствующих этим критериям.

Таким образом, последний конкурентный отбор мощности обнажил ключевую проблему этого важнейшего механизма оптового рынка: отсутствие вывода из эксплуатации объектов генерации на фоне замедляющегося роста потребления. Это не позволяет нормализовать физический и стоимостной баланс, что приводит к снижению цен на мощность ниже экономически обоснованного уровня. Стало очевидно, что модель рынка мощности работает полностью некорректно в условиях избытка мощности и требует совершенствования.

Как всегда, регуляторы стали обсуждать два варианта действий: краткосрочный – изменение правил в ручном режиме только на 2016 год и долгосрочный – системный.

Проблема конкурентного рынка мощности на 2016 год

Балансовая ситуация в 2016–2019 годах, по прогнозам «Системного оператора», ожидается ещё хуже, чем в 2015 году.
16_magazine_1.jpg

Замедление темпов роста потребления на фоне максимальных вводов объектов тепловой, гидро- и атомной генерации может дать ещё более глубокое снижение цен на мощность, которые поставят тепловые электростанции на грань выживания.

Особенно негативно в связи с этим может сыграть предложение чиновников о присвоении статуса вынужденных по теплу объектам когенерации (электростанциям, обеспечивающим в первую очередь выработку тепловой энергии) до проведения конкурентного отбора мощности. Ведь в таком случае эти объекты генерации попадут в отбор мощности с нулевой ценовой заявкой, как этого требует законодательство от вынужденных генераторов, и станут получать оплату мощности по утверждённому ФСТ тарифу. В целом на оптовом рынке из общей мощности 180 ГВт более 60 ГВт – теплофикационное оборудование. Настолько серьёзная диспропорция ударит в первую очередь по конденсационным электростанциям (ГРЭС), которые и примут на себя всё снижение цены на мощность. Это означает, что у них будет два пути: либо демпинговать до уровня цены ниже экономически обоснованной (а это значит, что им придётся экономить практически на всём, в том числе и на надёжности), либо частично или полностью выводить из эксплуатации объекты генерации. На горизонте двух-трёх лет такая практика может привести к масштабному закрытию электростанций по всей стране.

Более того, некоторые представители Минэнерго предлагают ограничить участие электростанций, имеющих низкие показатели загрузки и надёжности в 2014–2015 годах, в отборе на 2016 год – разрешить им участвовать в рынке мощности не более чем на 70% установленной мощности. Таким образом, электростанции, на которых случились серьёзные ­аварии в этот период, окажутся наказанными дважды: и снижением оплаты мощности за аварийность в 2014–2015 годах, и дискриминационными условиями продажи мощности в 2016 году.

Предложения по совершенствованию модели рынка

Российская электроэнергетика уже проходила тяжёлый кризис 1990-х годов, спад 2008 года и знает, что за любым спадом всегда начинается рост, а любой рост в любой стране возможен исключительно при обеспеченности экономики электроэнергетической инфраструктурой. Если сейчас будут созданы условия для опережающего вывода из эксплуатации действующих электростанций, то по завершении спада энергопотребления экономика столкнётся с необходимостью инвестирования кратно больших средств в создание фактически новой электро­энергетической отрасли.

В связи с этим важно внедрить несколько механизмов, демпфирующих ценовые колебания на рынке мощности в условиях турбулентной балансовой ситуации.

Во-первых, необходимо создание рынка консервации генерирующих мощностей. Опыт большого количества стран показывает, что консервация объектов генерации стоит гораздо меньших денег для системы, чем даже их минимальная эксплуатация. При выводе генерирующего объекта в консервацию проводятся технические мероприятия по обеспечению сохранности неэксплуатируемого оборудования. В результате существенно сокращаются объёмы плановых ремонтов, значительно увеличиваются интервалы между ремонтами, снижаются объёмы использования электроэнергии на нужды этого оборудования, технической воды и тепловой энергии. При этом в случае консервации на достаточно длительный период также может быть сокращён обслуживающий персонал. В отрасли имеется опыт подобных сокращений при выводе из эксплуатации, данный опыт полностью применим в случае консервации. В этой связи до проведения конкурентного отбора мощности целесообразно провести отбор объектов генерации для консервации. Тем самым генерирующие компании смогут в условиях снижения цен на мощность законсервировать блоки на срок от одного года и более.

Во-вторых, необходимо создать систему дополнительных доплат при выводе объекта генерации из эксплуатации. Во многих случаях продолжение эксплуа­тации убыточного объекта генерации сопряжено с меньшими затратами, чем вложения в мероприятия, необходимые для его закрытия.

В такой ситуации необходимо придать экономический стимул для прекращения эксплуатации, но этот стимул должен быть не кнутом (штрафом), а пряником – в конечную цену на мощность должна включаться надбавка за вывод из эксплуатации, размер которой должен быть равен прямым затратам на соответствующие мероприятия. При этом распределение данных доплат должно осуществляться на прозрачных и конкурентных условиях. Для потребителей такая надбавка была бы инвестицией в систему, при которой на рынке работает только высокоэффективное оборудование, благодаря чему цена на рынке электроэнергии может быть снижена.

В-третьих, необходимо участие вынужденных генераторов по теплу в КОМ на общих основаниях. Конкуренция ТЭЦ с ГРЭС в отборе мощности на 2016 год даст справедливую картину конкурентных преимуществ разного типа генерации.

В-четвёртых, необходимо установить повышенный уровень резервирования при отборе мощности. Слишком интенсивный вывод объектов генерации в ближайшие годы создаст риск снижения надёжности всей энергосистемы в среднесрочной перспективе. Для минимизации данного риска уже сейчас было бы правильно отобрать дополнительный объём генерации, который окажется востребованным при первых признаках интенсификации экономики.

В-пятых, необходимо отменить ­15%-ную срезку самых дорогих предложений. Разработанный в 2010 году механизм показал свою работоспособность в условиях роста потребления и дефицита генерации. В то же время в условиях переизбытка генерирующих мощностей данный инструмент лишь подстёгивает демпинг в ценовом отборе и ещё сильнее усугубляет ситуацию.

Эти механизмы сбалансированно отражают интересы как генерирующих компаний, так и потребителей электроэнергии в среднесрочной перспективе. А главное – они позволят принять оптимальные решения по развитию электроэнергетики – стратегической отрасли экономики Российской Федерации.


Автор: Александра Панина – заместитель генерального директора ООО «Интер РАО – Управление электрогенерацией» по маркетингу и сбыту

15 июня 2015 в 12:52

генерация, КОМ, стратегия, Интер РАО, Минэнерго, электроэнергетика, Интер РАО акции, источники энергии, атомная станция, Интер РАО ЕЭС

Другие пользователи читают

«Хевел» пустил солнце в оборот

Компания «Хевел» достаточно неожиданно продала три солнечные электростанции (СЭС) мощностью 35 МВт, построенные в Башкирии...

Вчера в 19:47
Модернизации дали добро

14 ноября на совещании у президента России Владимира Путина состоялась длительная отраслевая дискуссия о дальнейших ...

14 ноября 2017 в 21:54
Долгосрочный тариф в обмен на дивиденды

Возглавивший «Россети» всего два месяца назад Павел Ливинский уже успел взбудоражить энергообщественность рядом громких ...

09 ноября 2017 в 23:26
Прямоточное водоснабжение упёрлось в деньги

Минэнерго подготовило поправки в Водный Кодекс, снимающие запрет на строительство ТЭС и АЭС с прямоточными системам водо...

27 ноября 2017 в 21:52