Избыток превращается в стратегический резерв

Министерство энергетики продолжает активный поиск механизмов вывода из эксплуатации и консервации «лишних» мощностей в энергосистеме. Последней новацией министерства стал опубликованный 15 января на федеральном портале проектов нормативных правовых актов проект федерального закона, предлагающий в рамках регулирования вывода объектов электроэнергетики из эксплуатации предусмотреть так называемое технологическое отсоединение. Сегодня подобное понятие отсутствует в федеральном законодательстве в принципе. Но обсуждение этой новации пока в самом начале, а наиболее ожидаемым документом для энергорынка остаются анонсированные министерством на первый квартал текущего года правила консервации «лишних», но эффективных мощностей. Первый отбор оборудования в долгосрочный резерв ожидается уже в этом году. Регуляторы, собственники ТЭС и потребители спорят, кто достоин платы за консервацию, эксперты сомневаются в дальновидности механизма в целом.

Избыток превращается в стратегический резерв


К 1 февраля Минэнерго должно представить механизм консервации избыточных мощностей правительству, что позволило бы частично решить проблему профицита в энергосистеме, достигающего 20 ГВт. Соответствующий проект постановления находится на согласовании в ФАС и Минэкономики. Сама концепция сохранения долгосрочного резерва в энергосистеме на случай роста потребления в среднесрочной и долгосрочной перспективе симпатична как владельцам генерирующих объектов, так и крупным потребителям. Но принципы его отбора и объём оплаты стороны видят совершенно по-разному.

Консервировать дешевле
Исходную концепцию отбора мощности в долгосрочный резерв со сниженными обязательствами по готовности оборудования предложил в прошлом году «Системный оператор». Основная предпосылка для сохранения избыточных мощностей «на будущее» состояла в том, что поддерживать их работоспособность для покрытия перспективного спроса дешевле, чем потом строить новые энергоблоки. Генерация может вновь пригодиться и в других ситуациях, например для замены мощностей в случае долгих аварийных ремонтов. «Системный оператор» напоминал, что именно запуск ранее законсервированного теплового оборудования помог Японии в 2011 году быстро снять ограничения потребления после аварии на АЭС «Фукусима».

Цифра

20 ГВт - профицит в энергосистеме Российской Федерации
Консервация призвана сократить затраты на обслуживание избыточного оборудования по сравнению с активной эксплуатацией, когда оно готово включиться в любой час или даже минуту. В то же время оплата временно выведенных мощностей должна быть привлекательна для генкомпаний, иначе проще будет полностью отказаться от их эксплуатации. Пока в действующем законодательстве не предусмотрено ни платы за консервацию, ни обязательств собственников по запуску этого оборудования при необходимости. Снижение энергопотребления и усиление ценовой конкуренции на рынке на сутки вперед (РСВ) с эффективными ДПМ-объектами приводят к тому, что части поставщиков уже в принципе невыгодно участвовать в борьбе за продажу электроэнергии, поэтому они подают намеренно завышенные ценовые заявки. Но несмотря на хронический неотбор, таким генераторам всё равно приходится регулярно тратиться на поддержание энергоблоков в боевой готовности, покрывая все издержки лишь из платы за мощность. Если спрос на эти мощности вернётся, не лучше ли снизить требования по готовности таких блоков и оплачивать их мощность частично, освободив их от необходимости участвовать в торговле на РСВ.
Мощность в долгосрочный резерв (от года до трёх лет) предлагается отбирать на конкурсе с ограничением по объёму в 10% от установленной мощности в каждой ОЭС (на этом настаивает ФАС), победители должны подтверждать готовность оборудования на ежегодном тестировании и гарантировать запуск при необходимости в течение 28 суток. В текущей версии проекта постановления Минэнерго предельную плату за мощность для «консервантов» предлагается установить в 75% от цены конкурентного отбора мощности (КОМ) на соответствующий год. Цена устанавливается единой для ценовой зоны, по максимальной заявке среди отобранных. В случае активации из резерва собственник получает плату за мощность, равную 100% цене КОМ.

Что консервировать?
Самый сложный вопрос – как выбрать оборудование, которое будет экономически эффективно через несколько лет. По мнению «Системного оператора», отбирать в долгосрочный резерв нужно при условии, что парковый ресурс не выработан или его недорого продлить, а само оборудование технически исправно. Затраты на выработку электроэнергии через определённый период не должны превышать прогнозные цены на РСВ, иначе нет смысла в сохранении мощности. Сразу отказывать в оплате резерва следует тем, чьё оборудование показывает высокую аварийность, требует повышенных затрат на ремонты и уже не сможет работать по цене РСВ в последующие годы. Таким собственникам остаётся только закрывать станции.

Зачем нужна консервация?

Консервация – это не способ решения проблемы «вынужденной генерации» и неэффективных мощностей. Предполагается, что в консервацию будет выводиться только избыточная мощность, «пригодная» для производства, мощность, которая может пригодиться позже или, например, в экстренных ситуациях – для замены, вставшей на долгий аварийный ремонт, генерации.

Планируется, что ближайший отбор пройдёт в этом году с уходом в консервацию с 2017 года. В нём смогут принять участие только те, кто прошёл КОМ, но остался недоволен сложившейся ценой на мощность или ошибся в прогнозе цен на РСВ. По словам директора НП «Совет производителей энергии» Игоря Миронова, перед началом 2017 года, когда будет уточнённый прогноз цен РСВ, возможно, появятся генераторы, которые захотят использовать механизм долгосрочного резерва. «В настоящее время важно определить пул генераторов, которые готовы проработать возможность применения пробного механизма КОМ для долгосрочного резерва (КОМ ДР) с 2017 года».
По мнению Минэнерго, частичная оплата мощности на КОМ ДР поможет снизить финансовую нагрузку на потребителей, сохранив высокий уровень надёжности работы ЕЭС России. Ключевым вопросом на общественном обсуждении проекта по консервации стал уровень предельной цены. НП «Сообщество потребителей электроэнергии» настаивает на минимизации затрат на содержание «консервантов», в том числе за счёт сокращения численности персонала. Кроме того, крупные потребители считают минимальные технические требования к оборудованию в долгосрочном резерве слишком лояльными – они стимулируют отбор неэффективного оборудования с высоким износом. По мнению сообщества, требования стоит ужесточить и отбирать только высокоманевренные блоки мощностью не менее 200–300 МВт, с КИУМ не ниже 50% и паровой турбиной не старше 45–50 лет.

Рецепты консервирования
Директор Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ Илья Долматов отмечает, что механизм консервации – это не способ решения проблемы «вынужденной генерации» и неэффективных мощностей. В консервацию должна выводиться только избыточная мощность, «пригодная» для производства, соглашается он. Следует учитывать синхронные решения по сетевым объектам, обеспечивающим схемы выдачи мощности с соответствующих ТЭС.
Заведующий отделом развития и реформирования электроэнергетики Института энергетических исследований РАН Фёдор Веселов подтверждает, что спрос на дополнительные мощности в долгосрочной перспективе появится. По оценкам, до 2020 года существующий потенциал теплогенерации снизится: так, по критерию «возраст более 55 лет», уйдут порядка 20 ГВт мощности ТЭС. В то же время с учётом вклада ДПМ накопленный избыток в ЕЭС всё равно сохранится в перспективе не менее 5–7 лет без новых вводов. Выбор регулятора в пользу длительной консервации выглядит неоднозначным. Это приводит к стагнации инвестиций в теплоэнергетику, а в случае с консервацией старых мощностей ещё и к технологическому отставанию и сдерживанию энергоэффективности, в случае с консервацией относительно новых мощностей – к масштабному запуску дополнительных мощностей в перспективе из-за ускоренного износа старых. Преимущество консервации перед модернизацией состоит только в дешевизне мероприятий. Глубокая модернизация, в свою очередь, потребует создания рыночного механизма финансирования и окупаемости проектов, но позволит снизить технологическое отставание отрасли и повысить конкуренцию электростанций за счёт более низких затрат, говорится в презентации эксперта.
Фото: Ольга Володина/ Фотобанк Лори ©


Автор: Анастасия Фомичёва, корреспондент газеты «КоммерсантЪ»

19 января 2016 в 19:10

генерация, консервация, электроэнергия, ТЭС, АЭС, Минэнерго, электроэнергетика, АЭС России, энергетика России, Минэнерго России

Другие пользователи читают

Уценённый ДПМ от старения

Впервые озвученный лишь неделю назад вариант модернизации российской энергетики молниеносно превратился в фактически...

15 октября 2017 в 20:42
Мусорный компромисс

Власти практически определились с механизмом дальнейшего финансирования программы строительства мусоросжигательных заводов...

05 октября 2017 в 21:07
Антисанкционный манёвр во благо «Россетей»

Правительство России консолидирует электросетевой комплекс Крыма на базе создаваемого АО «Крымэнерго» и готово отдать в ...

22 сентября 2017 в 17:33
ДПМ без ручки

Основные игроки рынка альтернативной генерации, в том числе «Роснано», ратуют за сохранение механизма господдержки в её ...

10 октября 2017 в 20:45